Пернатым здесь не место

В Иркутском аэропорту пугают ворон и разгоняют стаи птах шумовыми выстрелами

Предотвращение столкновений стальных птиц с пернатыми — главная задача инженера по орнитологическому обеспечению безопасности полетов ФГУП «Аэропорт Иркутск» Виталия Мельникова. Арсенал средств в борьбе с непрошеными гостями — биоакустическая установка на автомобиле «Нива» и ружье с шумовыми патронами.

«Нива» с громкоговорителем

Кто из нас каждый будний день спешит на работу с неподдельной радостью и удовольствием? Наверное, немногие. Виталий Мельников в этом смысле человек счастливый.

— От работы я не устаю. Всякий раз иду на Иркутский аэродром с удовольствием, — говорит он.

Рабочий день (а иногда и ночь) инженера-орнитолога Виталия Мельникова начинается традиционно: он садится за руль «Нивы», оснащенной акустической установкой, и включает CD-диск с записью тревожных птичьих криков. Картина более чем интересная: по территории аэродрома разъезжает скромный отечественный автомобиль с большим колоколом-громкоговорителем на крыше, издающим пронзительные возгласы встревоженных чаек, филинов, ворон, ястребов.

— Уж не знаю, кто и где их записал, но впечатление, конечно, жуткое. Запись универсальная и безотказно действует на всех пернатых — едва заслышав беспокойные крики собратьев, птицы тут же улетают прочь. Правда, за одной стаей прилетает вторая, за второй — третья. Вот и приходится Виталию Мельникова «радовать» непрошеных гостей птичьими ужастиками десятки раз кряду. В среднем автомобиль «Нива» наматывает по территории аэродрома не меньше 80 километров за день.

Из города — на свалку и обратно

Расположение аэропорта в городской черте и в непосредственной близости с водоемами, полями и лесными массивами делает взлетную полосу Иркутского аэродрома излюбленным местом стоянки пернатых собратьев. Ангара, водохранилище, Ершовский залив, сельскохозяйственные угодья в районе поселков Пивовариха, Молодежный и Дзержинский служат территорией гнездования и кормления для многих видов птиц.

— С полей и окрестных лесов летят в основном вороны. С прибрежных зон — чайки, — говорит Виталий Мельников.

Пролегают через взлетную полосу аэропорта и миграционные перелеты уток и других путешествующих птах. Самая жаркая пора для инженера-орнитолога — май и август, периоды миграций чаек. Тогда рабочий график Виталия Мельникова целиком и полностью подчинен режиму пернатых. Перелет у чаек начинается с рассветом, часов в пять. Соответственно, приходится выходить на работу вне графика.

В конце лета с иркутских заливов, рек и водохранилища стаи чаек направляются к Байкалу. Весной, как только на озере сходит лед, в поисках лучшей доли пернатые возвращаются обратно. И всякий раз Иркутский аэродром служит для птах местом отдыха и восстановления сил. Порой стаи непрошеных гостей исчисляются двумя тысячами птиц.

— Тихо, спокойно — ни людей, ни транспорта. Для птиц территория взлетной полосы — идеальное место для стоянки, — отмечает Мельников. Пролегает над Иркутским аэродромом и ежедневный маршрут вороньих стай — из мегаполиса они улетают на одну из городских свалок, а ближе к вечеру возвращаются.

— Что дождь, что буря, что жара — воронам все нипочем. Птицы всепогодные и весьма сообразительные, — делится наблюдениями Виталий Мельников. Интересно, что в стаях всегда есть разделение на вожаков и «рабочих лошадок». Есть в вороньих стаях и свои разведчицы. Услышав запись с тревожными криками, они тут же подлетают, анализируют и выносят вердикт. Если считают, что находиться здесь опасно, уводят стаю прочь.

Местные разбойницы

Впрочем, часть сообразительных ворон из числа местных разбойниц давно уже смекнули, что реальной опасности тревожные крики собратьев для них не представляют. Есть даже с десяток и вовсе наглых птиц, которые ежегодно гнездятся в непосредственной близости с аэропортом. Интересно, что каждую из местных разбойниц орнитолог в буквальном смысле знает в лицо. Отличает по крыльям, повадкам, манерам.

— Вороны — птицы умные, — рассказывает инженер-орнитолог. — Только завидят автомобиль, сразу улетают, а минут через 30—40 возвращаются. По словам Виталия Мельникова, в плане сообразительности и природной хитрости поспорить с воронами могут лишь сороки. На порядок скромнее голуби, воробьи и галки. Чайки же и вовсе отличаются назойливостью и изрядной глупостью.

— Сколько ни пугай их, ничего не понимают. Приходится иногда и тяжелую артиллерию применять — стрелять в воздух шумовыми патронами. К слову сказать, до недавнего времени изрядные хлопоты Виталию Мельникову доставляли и четвероногие непрошеные гости. По территории аэродрома то и дело слонялись стаи бродячих собак, забегали из окрестных лесов лисы, зайцы. Однако совсем недавно по всему периметру аэродрома обновили ограждение. Теперь на его территории воцарились тишина и спокойствие. Единственное «но» — то там, то здесь время от времени появляются заячьи следы. Инженера-орнитолога терзает подозрение, что прямо здесь же, на аэродроме, поселилось где-то благородное семейство косых. И хотя безопасности полетов звери не угрожают (ввиду прославленной заячьей трусости ушастые и близко к взлетной полосе не подходят), однако порядок есть порядок.

Составление карт и разорение гнезд

В прошлом Виталий Мельников пилот. Пятнадцать лет провел за штурвалом гражданских самолетов. В конце 90-х, когда авиакомпании «Байкал» не стало, Виталий устроился в охрану Иркутского аэропорта, а полтора года назад был принят на должность инженера-орнитолога.

— Над предложением не думал ни секунды — лишь бы к самолетам поближе, — делится Виталий Мельников. — Небо, оно ведь не отпускает. Когда вижу самолет, сердце замирает.

Интересно, что применение акустической установки на автомобиле «Нива» и стрельба из шумового ружья — лишь малая доля профессиональных обязанностей инженера-орнитолога. К примеру, каждый месяц Виталий Мельников самолично объезжает ближайшие поля, водоемы и лесные массивы в радиусе 15 километров от аэропорта, чтобы воочию оценить ситуацию в местах обитания и кормления птиц. И далеко не всегда дело ограничивается лишь простыми наблюдениями. Так, например, дабы уменьшить вероятность очередного гнездования птиц вблизи взлетной полосы, нынешней зимой инженер-орнитолог собственноручно разорял пустые вороньи гнезда, свитые в прошлом году недалеко от радиоцентра, благо большого труда виртуозное лазанье по деревьям для мастера спорта по спортивной гимнастике не составляет. Виталий Мельников легко обходится и без напарника, и без специальной техники.

Работы непочатый край

Словом, работы у инженера орнитологической службы ФГУП «Аэропорт Иркутск» непочатый край: наблюдение за сезонными и кормовыми маршрутами птиц, анализ орнитологической ситуации, составление карт миграции пернатых. К сожалению, в период лихих 90-х должное внимание авиационной орнитологии уделяли далеко не во всех российских аэропортах. Вот и Виталию Мельникову приходится все начинать фактически с нуля. Выручает специальная литература, сотрудничество с коллегами.

На четвертый квартал текущего года в планах руководства ФГУП «Аэропорт Иркутск» направить Виталия Мельникова на повышение квалификации в столицу, на факультет орнитологии при МГУ. А пока на основе теоретических знаний и собственных наблюдений Виталий составляет схемы сезонных и кормовых миграций, графики маршрутов птиц. С каждым годом дальнейших исследований их точность будет возрастать, а значит, прогнозировать прилет незваных гостей и предотвращать возможность аварийных ситуаций станет значительно легче.

В небе ворона — держи оборону!

В борьбе за безопасность полетов от птичьих атак в аэропортах применяется масса как экзотического, так и вполне простенького оружия: от трещоток, клеток-ловушек и зеркальных каруселей, которые стреляют в пернатых солнечными зайчиками, до звуковых волн и химических средств устрашения. Встречаются в арсенале инженера Мельникова и такие неординарные средства борьбы, как дробовики, заряженные транквилизаторами, и ружья, стреляющие шарами с красками.

Справка «СМ Номер один»

Первый факт столкновения стальной птицы с пернатой, повлекший за собой катастрофу, был зафиксирован в Америке в 1912 году. Чайка, попавшая в рулевое управление, погубила и машину, и пилота, и собственную жизнь. Этот случай, собственно, и послужил началом возникновения целой науки, авиационной орнитологии, главная задача которой — предотвращение столкновений самолетов с птицами. Тем не менее международная организация гражданской авиации ежегодно регистрирует порядка пяти тысяч подобных авиапроисшествий.

На территории России не меньше пятидесяти случаев за год. Интересно, что в 90% случаев пернатые атакуют самолеты на высоте менее чем 150 метров. Чаще всего виновниками происшествий становятся сизые голуби.

Последний факт столкновения птицы с самолетом получил весьма широкий резонанс. В Америке полтора месяца назад при взлете из нью-йоркского аэропорта аэробус А320 лоб в лоб столкнулся со стаей гусей, в результате чего самолет упал в реку Гудзон. И лишь благодаря мастерству пилота происшествие обошлось без жертв.

В Иркутском аэропорту последний факт столкновения зафиксирован в мае 2005 года. Самолет Ту-154 «Уральских авиалиний» был атакован птицей при заходе на посадку. К счастью, обошлось без серьезных последствий. Результатом происшествия явились разбитая фара и повреждение обшивки самолета. Никто из 74 пассажиров и 6 членов экипажа не пострадал.

Сила удара

Удивительно, но утка или голубь размером с булку может нанести весьма значительный вред воздушному аппарату. При столкновении с самолетом, летящим со скоростью 480 км/час, птаха весом чуть больше трех килограммов наносит удар, равный по силе массе 2 тонны. Известны случаи, когда птицы пробивали лобовые стекла, оставляли в фюзеляже и крыльях машин сквозные отверстия. В период с 1988-го по 2006 год из-за столкновений самолетов с птицами в мире погибло 194 человека.

Загрузка...