Матери, 17 лет прятавшей от врачей больную дочку, вынесли приговор

Несмотря на то что девочка едва не умерла от голода, ее мать получила лишь год исправительных работ. Условно

В июле прошлого года семнадцатилетнюю Светлану Нарчуганову, жительницу поселка Кобь Братского района, что называется, изъяли из семьи. У девочки было обнаружено несколько предельно запущенных болезней, в том числе детский церебральный паралич и имбицильность. Родители дочерью-инвалидом не занимались, попивали себе горькую, в то время как девочке необходимы были специализированный уход и медицинская помощь. Света практически не выходила из дома и в свои 17 лет выглядела на 10. О ее существовании односельчане, конечно, знали, но жизнью девочки никто не интересовался. Информация о несчастной поступила в районные органы опеки, лишь когда родители едва не сжили дочь со свету.

Спасалась от голода сырой картошкой

Нарчугановы вырастили шестерых детей. Все они живут вполне благополучно, чего не скажешь о родителях. Под старость лет они начали злоупотреблять спиртным. Пили запойно, до белой горячки. Их дочь Света, родившаяся с диагнозом «детский церебральный паралич», жила в изоляции. За девочкой ухаживала старшая сестра. У младшей дочери Нарчугановых не было ни свидетельства о рождении, ни паспорта, ни медицинского полиса. Естественно, родители не потрудились оформить ей инвалидность. В больнице Света была два раза в жизни: когда родилась и когда однажды получила ожоги. Жила как растение, говорят про Свету односельчане. Так ее все и воспринимали и не считали нужным принимать участие в судьбе беспомощного человечка.

Когда Свету все-таки пытались навестить врачи, ее мама покрывала визитеров в белых халатах нецензурной бранью и не пускала на порог. Скорее всего, о Свете еще долго не узнали бы ни в милиции, ни в органах опеки, если бы родители, ударившись в многодневный запой, не забыли про нее, а старшая сестра не уехала к своей семье. Только тогда кто-то из соседей хватился: а как же там девочка-инвалид? Как она живет в доме, в котором вот уже несколько дней никого не видно? Когда на место приехали инспекторы отделения по делам несовершеннолетних УВД Братского района, они застали совершенно жуткую картину.

К моменту визита милиционеров Света уже четыре дня находилась дома в полном одиночестве. На дворе стояла весна, было прохладно. Печку в доме, естественно, никто не топил. Света не умела самостоятельно одеваться, родители не научили ее даже держать ложку. Съежившись от холода, полураздетая беспомощная девочка лежала на панцирной сетке кровати. Тонкий матрасик сбился, вокруг и по телу девочки ползали тараканы. Света мучительно стонала. Когда ей подали воды, она приникала к кружке с жадностью человека, умирающего от жажды. А когда Свету подняли, чтобы везти в больницу, на сетке осталась лежать погрызенная сырая картофелина.

Девочку снова отдали родителям

Измученную, едва живую от голода Светлану увезли в больницу. Инспектор ОДН Екатерина Побойко оформила девочке паспорт и страховой медицинский полис, начала собирать материалы на возбуждение уголовных дел в отношении родителей Светы. Лечь в больницу вместе с дочерью мать не смогла, поскольку пребывала в двухнедельном загуле. Отца откачивали врачи — у него началась белая горячка.

Когда мать пришла в себя и все-таки навестила Свету, то на вопрос инспектора по делам несовершеннолетних «Почему вы не занимались воспитанием и здоровьем дочери?» женщина твердила одно: «Не вывозила».

Сложись судьба Светы по-другому, ей, возможно, удалось бы занять вполне сносное место в обществе. Но сейчас, по словам врачей, Свете будет очень сложно адаптироваться — потеряно слишком много времени. Сейчас ей, как годовалому малышу, нужно слишком многому учиться. Необходима огромная работа психиатров. Но, судя по всему, на Свету снова все махнули рукой.

В июне прошлого года, когда жертву собственных родителей изъяли из семьи, представители Управления департамента социальной защиты по Братскому району заявили, что девочку поместят либо в дом-интернат для инвалидов, либо в детское учреждение. В приютах Свете места не нашлось — там попросту некому заниматься инвалидом. В октябре девушке, очень похожей на десятилетнего ребенка, исполнилось 18 лет, но и в доме инвалидов Свету принять отказались, сославшись на нехватку мест.

И как это ни парадоксально, девочку снова отправили в родной дом — к вечно пьяным родителям, тараканам и заброшенности. Правда, Светина сестра поклялась, что больше не покинет девочку и будет за ней ухаживать. Чтобы справиться о том, как живется Свете, мы позвонили в Кобь. В поселковой администрации нас заверили, что Света живет хорошо. Ее сестра переехала в родительский дом вместе с мужем, и за девочкой осуществляется регулярный уход.

Тот факт, что Свету, совершенно ненужную собственным родителям, снова отравили в родной дом, в котором она едва не умерла, — не самое поразительное в этой истории. На днях Братский суд признал ее мать виновной по двум статьям УК РФ: 156 («Ненадлежащее исполнение родительских обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего») и 125 («Оставление в опасности»). Подсудимой Нарчугановой было назначено наказание в виде 1 года исправительных работ условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев. Отец Светы вообще никого наказания не понес, так как официально считается, что девочку воспитывает мать-одиночка. Наказание за подобное преступление, конечно, слишком мягкое, считают инспекторы ОДН УВД по Братскому району. Инспекторы по делам несовершеннолетних, регулярно сталкивающиеся с ситуациями, когда родители превращают жизнь своих родных детей в настоящий ад, считают, что в последнее время суд стал слишком лоялен к нерадивым мамашам и отцам-истязателям. Наказанием для них, как правило, служит условный срок. Между тем еще в 2001 году по той же 156-й можно было сесть как минимум на год.

Матери Светы Нарчугановой за свое преступление против родной дочери не придется даже принудительно трудиться. Женщина достигла пенсионного возраста, да и работы для нее в поселке Кобь не найдется.

По информации пресс-службы областной прокуратуры, при изучении уголовного дела установлен факт ненадлежащего исполнения своих должностных обязанностей органами опеки и попечительства по выявлению и защите детей, оставшихся без попечения родителей. Прокурором района в адрес руководителя Управления департамента семейной, демографической политики, опеки и попечительства по г. Братску и Братскому району внесено представление с требованием об устранении нарушений закона. По словам помощника прокурора Иркутской области Александра Семенова, данная мера реагирования предназначена для того, чтобы заставить сотрудников органов опеки более ответственно подходить к своей работе.

Загрузка...