Юрия Ножикова Ельцин пытался уволить дважды

Самый уважаемый политик Иркутской области отметил позавчера свой юбилей

Юрий Ножиков, первый губернатор Иркутской области, уже давно отошел от большой политики. Уже более десяти лет он уединенно живет за городом, в коттеджном поселке возле микрорайона Зеленого. Однако его до сих пор узнают на улицах, здороваются, отказываются брать деньги за покупки. Он по-прежнему пользуется уважением жителей региона. В минувший вторник у Юрия Абрамовича был юбилей — 75 лет. Накануне праздника с ним встретилась журналистка «СМ Номер один».

Один, но не одинок

Сначала Юрий Абрамович отказывался от интервью. «Обо мне много уже написано, хватит уже, — сказал он по телефону. А через несколько секунд передумал: — Приезжайте, улица Губернаторская». Во дворе успеваю заметить идеальную чистоту: снег подметен, не видно ни соринки. Такая же чистота в доме.

— Как вам удается справляться с хозяйством, помощники есть?

— В основном все сам делаю, женщина приходит на два часа пару раз в неделю, убирается, а я только чистоту поддерживаю. Грязь категорически не переношу. Вот и во дворе с утра снег подметал. Летом нанимаю людей косить здесь траву, ее много. А в остальном сам обхожусь.

Небольшой и весьма скромный дом, по сравнению с замками, расположенными поблизости, Юрий Ножиков построил лет 14 назад. Несмотря на то, что первый губернатор Иркутской области живет один, он не одинок. В Иркутске проживают две его дочери, есть еще внуки и даже правнуки. Еще одна дочь, Настя, самая младшая, несколько лет назад уехала в Англию, но ежегодно приезжает и звонит каждую неделю.

— Прошлым летом Настя приезжала ко мне с мужем, жили здесь целую неделю. Она всегда была девочкой настырной и своего добивалась. Теперь она работает в одном из ведущих банков Англии. Мы почувствовали кризис только осенью прошлого года, а там вот уже не первый год сокращения идут. Беспокоюсь за нее.

О мировом кризисе

— Нас ждет то, что ждет всех. Кризис не областной, он мировой. Это явление впервые в мире, оно никем не изучено, не проанализировано. Наша страна немного набрала запасы, но они не решают всех проблем. Фактически кризис — это падение спроса на продукцию, и на российскую в том числе. Мы сейчас много слышим о том, что падают цены на нефть. Так ведь они падают еще на алюминий и другие металлы. И пока спрос не восстановится, все будут от этого страдать.

Между тем все страны принимают антикризисные меры, стараются как-то удержать спрос на рынке. Мы, например, пытаемся в очередной раз поддержать автопром. На мой взгляд, вливание денег в наш автопром не очень эффективно. Ну скажите, сколько можно наш автопром поддерживать, машины ведь так и не научились делать! Их и так 20 лет поддерживали. И что было сделано за эти 20 лет? Ничего. Автопром только на госзаказе и держится. А что такое госзаказ? Это не деньги президента или правительства, это деньги народа. Именно поэтому у населения надо спрашивать, куда их потратить. Не напрямую, конечно, а через депутатов. А самим депутатам, кстати, надо мышей ловить, а не так сидеть, рот разинув.

— А какая отрасль, на ваш взгляд, все-таки заслуживает государственной поддержки? На что в нынешнее непростое время можно опираться?

— У меня особое отношение к сельскому хозяйству. Его надо поднимать в любых условиях. Наше сельское хозяйство производит продукцию, близкую к конкурентоспособной. И если машины мы не умеем производить, а делаем барахло, то колбасу-то мы делаем хорошую. Мы не бегаем в магазин за импортной, а покупаем свою. Опять же, зерно свое у нас. Мы его даже продавать начали на мировом рынке. А раньше всю жизнь закупали его за границей. Сельское хозяйство оказалось более прогрессивным, чем наша промышленность. Не мешало бы увеличить объем государственной поддержки на развитие сельского хозяйства.

Об отношениях с Ельциным

Анализировать и тем более оценивать деятельность власти Юрий Ножиков никогда не брался.

— Оценивать власть всегда очень непросто. Я и сам был на их месте, сам был участником этого процесса. О себе говорить плохо язык не поворачивается, а хорошо говорить — неприлично. В любом случае перейдешь на сравнение, а это нехорошо, пусть власть судят другие люди, незаинтересованные.

Юрия Ножикова дважды снимали с работы.

Первый раз Ельцин просто пригрозил, что уволит губернатора, причем публично, на весь Советский Союз: мол, Ножиков много требует для своей области, да и меня еще предупреждает.

— Ну и ну, думаю, я президента ни о чем не предупреждал, это уже кто-то напел. При всей своей требовательности — зачем же я буду предупреждать президента? А требовать, конечно, требовал, нет вопросов. Мой заместитель поехал в Москву. Спрашивает: «Что делать нам теперь, вы такое заявление сделали». Ельцин говорит: «Пусть Ножиков не выходит из стройных рядов». А я не могу быть в стройных рядах, я буду говорить то, что нужно мне и моему региону.

А другой раз Ельцин подписал указ об освобождении губернатора Ножикова от должности. Законодательное собрание региона тогда подтвердило полномочия губернатора на территории области. Несколько губернаторов из солидарности решили подать в отставку, и Ельцину пришлось отменить указ. История ведает о том, что президент публично извинился перед Ножиковым.

— Быть руководителем, отвечать перед народом за то, что ты делаешь, всегда было непросто. Плохо, что сейчас надо добиваться денег у федеральных властей. Но плохо это или хорошо — добиваться надо. И в советское время такое было, тогда совсем сумасшедшая вертикаль была. Проблема в том, что многие это делать ленятся. Во-вторых, ходить по кабинетам, просить не каждому понравится. Многие руководители посчитают это ниже своего достоинства. Так ты прижми свое достоинство. Тебя избрали, ты отвечаешь перед населением за все, что делается. Ты про свое достоинство забудь. Все, что ты делаешь в пользу населения, достойно. Все, что не делаешь, недостойно. Вот мы по такому принципу и жили.

Об отдыхе и увлечениях

— С чего начинается ваш день?

— Встаю я рано, в шесть утра, в полседьмого. Сразу к компьютеру. Читаю новости на Яндексе, на сайты Росбизнесконсалтинга, Центробанка захожу. Ну и последними новостями хоккея интересуюсь.

Потом осматриваю все хозяйство, которое у меня работает, газеты читаю: «Известия», «Российскую газету». Что-то выписываю, что-то бесплатно приходит. Правда, все читать уже не успеваю. На журнальном столике лежит книга Алана Гринспена «Эпоха потрясений», неподалеку брошюра Григория Явлинского «Перспективы России».

— Люблю Веллера. Недавно Фенимора Купера перечитал, очень мне нравится. А любимой книги у меня нет, они все любимые. Вот, к примеру, очень дорожу географическим справочником ЦРУ — выписал его из Интернета. Здесь подробные справки по всем странам мира.

Юрий Абрамович старается быть в курсе технических новинок. На стене кабинета аккуратно набиты гвоздики, на них висит футляр с цифровым фотоаппаратом. Фотографией Юрий Ножиков увлекается с детства. Теперь он его непременный спутник в поездках. Рядом видеокамера, флешки разной вместимости, айпод для прослушивания музыки и три мобильных телефона: один для разговоров в пределах города, другой — для междугородных переговоров.

— Нажимаешь одну кнопку — и ты с Австралией говоришь, другую — с Японией. Третий телефон мне нужен для Интернета.

— Как вы отметите свой юбилей? Гостей ждете?

— В этот день я буду дома. Ничего организовывать не буду — сил уже таких нет. Как правило, в этот день ко мне приходит много людей. Они идут весь день, непрерывно, с самого утра и до позднего вечера. К вечеру немного устаешь, но это приятная усталость. Ведь что нужно человеку? Есть по 100 кг в день, носить несколько пиджаков, ездить на нескольких автомобилях? Кому-то, возможно, это и нужно, он считает это богатством. Однако любое богатство связано с ограничениями, а я хочу быть свободным, самодостаточным. В этом мое богатство.

Метки:
baikalpress_id:  10 848