В деле об убийстве Евгения Ячменева поставлена точка

О чем директор музея ночью разговаривал с гастарбайтерами, осталось неизвестным

Иркутский областной суд в конце прошлой недели вынес образцово-показательный приговор по делу об убийстве директора музея декабристов Евгения Ячменева. Двум молодым гастарбайтерам-киргизам на двоих дали 28 лет колонии строгого режима.

Директор пригласил гастарбайтеров в гости

Абдыкаар Усаров и Нурланбек Боркашов приехали в Иркутск на заработки. 27-летний Усаров, отец троих детей, и бессемейный Боркашов здесь и познакомились — в январе 2008 года на стройке. Через некоторое время стали жить в одной квартире на улице 2-й Железнодорожной.

В 11 часов вечера 25 июня они приехали в музей. Приехали по приглашению: директор музея позвонил им, попросил приехать и привезти с собой спиртного. Денег у гастарбайтеров не было, на стройке платили неаккуратно, и Усарову пришлось занять пятьсот рублей у знакомого. Они купили выпивку и на такси подъехали к музею. Ячменев встретил их на заднем дворе, придерживая собаку. Появление гостей осталось незамеченным охраной.

Киргизы, как гласит приговор, поддерживали отношения с Ячменевым. Согласно показаниям Усарова, они познакомились за два месяца до трагедии, Ячменев даже предлагал Усарову стать у него строителем. Но о характере этих отношений, как мы уже неоднократно писали, никакой официальной информации нет. Киргизы по-русски изъясняются плохо, так что особых разговоров вести с директором музея, человеком весьма образованным, не могли. Выпить Евгению Александровичу наверняка и так было с кем. Приводить же в музей ночью малознакомых людей, а тем более людей с таким зыбким социальным статусом, было более чем неосторожно — это значит ставить под угрозу музейные ценности, а заодно и свою жизнь.

Тем не менее гастарбайтеры были приглашены, спиртные напитки — две бутылки водки — были распиты. И вот тогда между гастарбайтерами и директором начались разговоры о долгах.

В дело вмешались деньги

Киргизы считали (так сказано в приговоре), что Ячменев им должен, но долг отдавать отказывался. Какие могли быть долги у директора музея перед двумя гастарбайтерами? Ни приговор, ни следствие не поясняют этого момента. И на общем фоне приговора этот момент гаснет — никто не убирает его из приговора, но никто напрямую и не подтверждает наличия долга.

Когда Усаров и Боркашов стали просить Ячменева дать денег хотя бы в долг, гостеприимный хозяин отказал. Воспользовавшись тем, что Ячменев не понимает киргизского, Боркашов договорился с Усаровым, что усыпит директора музея. Боркашов подошел сзади, обхватил за шею и начал душить жертву. Если верить показаниям киргизов, можно предположить, что они хотели, зажав сонную артерию, привести жертву в бессознательное состояние. Убивать Ячменева Боркашов не хотел, но допускал летальный конец. Однако мысли его были только о деньгах.

Ячменев стал сопротивляться, тогда киргиз крикнул товарищу, чтобы тот держал ему руки. Усаров выполнил приказание товарища. Держа руки Ячменева, он тоже думал только о деньгах, потому что был должен своему соотечественнику десять тысяч рублей.

Когда тело упало со стула, ударившись головой, Усаров испугался. Он показал на следствии и на суде, что видел мертвеца впервые и пытался вернуть убитого к жизни, делал массаж. Когда стало очевидно, что человек мертв, киргизы поискали ключи от сейфа и, не найдя их, вскрыли его лопатой.

В сейфе были деньги. Сестра убитого Наталья Резаева свидетельствовала, что в сейфе была крупная сумма, которую Евгений собирался потратить на подарок бывшей жене, — ей исполнялось 55 лет. Разбойники забрали деньги, прихватили ноутбук и дешевый сотовый телефон.

Ноутбук они попытались сразу продать. Спрятали его у знакомого и поехали в город изучать цены в магазинах. Но похожей модели не нашли, в цене не определились. Тогда знакомый повел их на китайский рынок, где покупатель быстро нашелся. Но включить ноутбук не смогли. Покупатель взял компьютер и, сказав, что найдет кабель и проверит, работает ли техника, ушел. Усаров и Боркашов в это время сидели в закусочной на улице Партизанской. Покупатель, естественно, не вернулся. А киргизов задержали в той же закусочной — вычислили по сотовому телефону Ячменева, который они оставили себе.

Приговором удовлетворены все

«Разбой» (ст. 162, п. «в») и «Убийство»(ст. 105, пп. «ж», «з») — по таким статьям были обвинены и приговорены к наказанию гастарбайтеры Усаров и Боркашов. Смягчающими обстоятельствами послужило признание, активное участие в раскрытии преступления, а у Усарова — наличие троих малолетних детей. Боркашов тихий, верующий, Усаров трудолюбивый, любящий отец — такие характеристики получил суд с места жительства обвиняемых. В суде было подчеркнуто, что сговора в целях совершения преступления не было. В итоге суд приговорил Боркашова к 15 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима, а Усарова — к 13.

Кроме лишения свободы суд постановил взыскать с гастарбайтеров возмещение убытков по захоронению — 188 тысяч рублей на двоих, а также материальный ущерб в размере пятисот тысяч рублей. Сестра Ячменева, выступавшая от лица всей семьи, просила миллион рублей, но была удовлетворена приговором, заметив при этом, что крови она не хотела, как не хотел бы ее и брат. Родственники преступников подавать кассационную жалобу не будут. Для семей это большое горе. По сути, они лишились кормильцев, которые с грехом пополам приносили в дом хоть какие-то деньги.

Загрузка...