Работает как пчела

Алексей Решетников, «отец» Фондовского, по-прежнему уверен, что вернет деньги вкладчикам

Грядет печальная дата — год со дня прекращения выплат Иркутским фондовым центром. За это время лишь некоторые вкладчики получили по 0,1 процента от суммы займа. Как мы уже отмечали в свое время, это первый случай в российской истории, когда лопнувшая финансовая структура начала возвращать деньги вкладчикам. Однако, думается, самим вкладчикам от этого не легче — слишком уж это мизерные выплаты, которые к тому же прекратились, едва начавшись.

Дело о банкротстве

Неудивительно поэтому, что ситуация вокруг Иркутского фондового центра продолжает оставаться в центре внимания. Подлила масла в огонь и процедура банкротства ИФЦ, инициированная одним из вкладчиков, Николаем Лещуком (а не самим фондовым центром, как почему-то решили многие). Согласно определению арбитражного суда от 17 декабря прошлого года в отношении ИФЦ введено наблюдение сроком до 16 апреля. Арбитражным управляющим назначен Алексей Ильин, и живет он в Братске.

Мы связались с Алексеем Решетниковым с просьбой прокомментировать ситуацию с банкротством. Отец-основатель ИФЦ отослал нас на сайт www.irfc.su, где он дал исчерпывающий комментарий ситуации. Суть этого комментария сводится к следующему:

1. В ИФЦ предполагали, что кто-то из клиентов рано или поздно подаст на банкротство.

2. Суд имеет все основания признать ИФЦ банкротом.

3. В отношении банкрота вводится внешнее управление, сильно ограничивающее самостоятельность банкрота, а по окончании управления все активы банкрота распределяются между кредиторами — то есть теми, кто подал в суд.

4. Расчетный центр ИФЦ был создан для того, чтобы работа по возврату займов не зависела от решений суда и все вкладчики имели равные условия. На РЦ ИФЦ решения суда не распространяются.

— Я мог признать себя банкротом еще в марте прошлого года и тем самым уйти от обязательств по выплатам, — сказал в телефонном разговоре Алексей Решетников. — Однако я перезаключил договоры на новое юридическое лицо и, по сути, снова принял на себя эти обязательства.

Когда будут деньги?

Впрочем, вся эта юридическая казуистика по большому счету вкладчиков интересует мало. Главный вопрос остается неизменным уже почти год: когда вернут деньги и вернут ли их вообще?

Напомним, что в течение прошлого года г-н Решетников после своего освобождения из СИЗО несколько раз обозначал время выплат: середина ноября, середина декабря. Но ни в ноябре, ни в декабре ничего не случилось. Клиенты ИФЦ (точнее сказать, уже РЦ ИФЦ), заходившие в офис в январе, получали ответ от девушки-координатора: в середине февраля.

Однако сам Решетников на этот раз был более сдержан в своих прогнозах. Он сообщил, что по-прежнему ведется работа по поиску крупных инвестиций, на которых можно получить дивиденды, достаточные для расчетов. Он рассказал, что к одному из таких инвесторов отправлена делегация с предложениями о сотрудничестве. Виталий Горбачев, глава инициативной группы, подтвердил эту информацию, добавив, что у него осталась уверенность в благополучном исходе дела.

Что касается тех средств, которыми сейчас оперирует Решетников при игре на бирже, то они недостаточны для расчетов, считает Виталий Горбачев. Прибыли едва хватает на то, чтобы делать технические выплаты: налоги, пользование Интернетом и т. д.

В то же время правоохранительные структуры говорят о финансовых перспективах Решетникова достаточно сдержанно. В частности, две недели назад мы приводили слова Алексея Антонова, главного милиционера региона, который заявил буквально следующее: «Денег нет и не будет».

Фондовского — в депутаты?

Сделать какой-либо внятный прогноз в отношении ИФЦ в нынешней ситуации сложно. Все-таки г-н Решетников продолжает работать на финансовых рынках, а с ними сейчас происходят совершенно непредсказуемые вещи.

То, что он действительно работает, подтверждают люди из его окружения. Он приходит в офис в районе обеда и трудится до ночи. Вчера мы позвонили ему в десять часов утра и, как оказалось, разбудили. Решетников сообщил, что до пяти утра работал на бирже.

Для вкладчиков, в принципе, оставался и остается один вариант: Алексей Решетников должен продолжать работать под чутким контролем инициативных групп и пытаться отдать деньги. Его арест, возможно, принесет некоторым (а возможно, и многим) моральное удовлетворение, но денег не вернет. Завершение процедуры банкротства описью имущества с ее последующей продажей также заметных дивидендов не принесет — имущества у ООО «Иркутский фондовый центр» просто нет.

Любопытно, что именно дело Фондовского остается в центре внимания общественности, хотя в регионе немало других лопнувших финансовых структур, которые оставили без денег не меньшее число вкладчиков. Мы уже отмечали, что публичность скандала вокруг ИФЦ, возможно, в какой-то момент помешала спокойной работе по возврату вкладов. С другой стороны, она помогла извлечь г-на Решетникова из СИЗО, а сейчас продолжают ходить слухи о том, что некоторые представители инициативных групп готовы выдвинуть Алексея Владимировича в депутаты...

Метки:
baikalpress_id:  41 575