Не отдадим самолеты в Воронеж!

Работник ИВВАИУ собирается сделать в Иркутске музей самолетов

Андрей Тягунов работает в музее ИВВАИУ. В отличие от большинства выставочных залов, этот музей закрыт для массового посещения. Но если получить формальное разрешение — двери откроются. Частые посетители здесь школьники — учителям обычно не в тягость получить нужную бумажку. В музее ИВВАИУ множество моделей самолетов, детали настоящих королей неба, доказательства славы былых времен. Андрей Тягунов рассказывает о музее с увлечением. Ведь к большинству моделей прикоснулась его рука, а какие-то он сделал даже самолично.

Создавать самолеты и ракеты

Все началось с того, что Андрей стал ремонтировать модели воздушной техники в музее ИВВАИУ. Большая часть уменьшенных копий самолетов появилась здесь в 70—80-е годы. Многие из них пребывали в удручающем состоянии, так как за тридцать лет жизни к ним никто не притрагивался. Слезла краска, от деревянных частей отрывались щепки. Андрей оказался первым, кто решил притронуться к истории и возродить былую красоту.

— Я раньше ходил в кружок авиамоделирования, делал маленькие самолетики, потому мне не сложно было приступить к реконструкции, — рассказывает Андрей Тягунов. — Работа с ручными инструментами, на токарном станке, в конце покраска. Следует быть предельно внимательным и терпеливым. Детали бывают очень мелкие, а потому работать нужно предельно осторожно. Благодаря стараниям мастера маленькие самолетики будто заново родились. Теперь такую красоту уже нельзя забрасывать в подсобки — у моделей присутствуют все детали, они блестят от новой краски. Музей ИВВАИУ преобразился. Одна из самых любимых моделей, к которой прикоснулись руки Андрея, — это знаменитый «Буран», советский транспортный космический корабль, вызов американскому шаттлу.

— Несмотря на долгую работу, «Буран» совершил всего один, первый и единственный, полет в космос — в 1988 году. Потом работа по этому проекту была закрыта, а единственный летавший в космосе «Буран» был уничтожен в 2002 году обрушившейся крышей ангара на Байконуре... — рассказывает Андрей историю настоящего, не деревянного «Бурана».

Андрей решил не останавливаться на достигнутом и создать свои модели. Сначала появился забавный желтый квадратный аппарат — первый в мире самолет Александра Можайского (1882 г.). Хотя по другой версии первопроходцами в самолетостроении были американцы — братья Райт (1903 г.).

Авиация — старшая сестра космонавтики, считает Андрей. А потому реставратор уделял равное внимание и восстановлению моделей ракет, которые были в музее. И не удержался Андрей от того, чтобы сделать несколько ракет своими руками.

Художник не только делает модели, но и художественно оформляет витрины. Например, его любимый «Буран» летит над Байкалом, а рядом расположен искусственный спутник Земли (его Андрей сделал из теннисного мячика). Музей становился все красивее и красивее, появлялись новые модели. Посетителей становилось все больше и больше. Насмотревшись на самолеты, многие школьники с восторгом утверждали, что хотят посвятить свою жизнь небу. Когда заговорили о том, что ИВВАИУ переводят в Воронеж, Андрей Тягунов был в шоке.

— Ничем хорошим это точно не закончится, — утверждает Андрей. — И еще мне страшно думать о судьбе музея, о моих работах. На территории ИВВАИУ есть самолеты и уникальные детали королей неба. Сердце сжимается при мысли, что их ждет. Ясно, что все не сможет добраться до Воронежа. Что-то сломают, что-то разворуют. А многое окажется уже ненужным, и это все просто выкинут! Андрей не собирается мириться с положением дел, считает, что в такой ситуации нельзя плыть по течению. Он собирается добиться того, чтобы хоть какую-то часть этих бесценных вещей оставили в Иркутске. Тягунов хочет открыть в столице Восточной Сибири музей самолетов. Достойных экспонатов в ИВВАИУ очень много, потому Андрей уверяет, что это место будет уникальным. Возможно, будет даже показывать всю историю авиастроения России. Может, от некоторых экземпляров самолетов не будет ни детали, но не беда — Андрей готов сделать уменьшенную модель воздушного судна.

От самолетов к космосу

Помимо всего прочего, Андрей еще рисует картины. Метод у него необычный: он творит аэрографом. Хотя в большинстве случаев этот метод ассоциируется лишь с рисунками на автомобилях, но Андрей с помощью «воздушной кисти» (именно так переводится слово «аэрограф») рисует картины.

— Лет пять назад, когда только стали появляться машины с кентаврами, бабочками и русалками на капоте, я был поражен увиденной красотой — очень интересная, воздушно-невесомая техника исполнения, — рассказывает Андрей Тягунов. — Сразу стало интересно, как это делается, ведь так не нарисуешь ни маслом, ни акварелью. Я стал интересоваться и узнал, что такое волшебство получается благодаря аэрографу.

Сразу чудо техники приобрести не удалось — стоимость его зашкаливала. Получилось купить аэрограф только через несколько лет — когда появились китайские, более дешевые аналоги. Теперь у Андрея их несколько — с разными характеристиками, разного качества.

— Аэрографом легко выполнить переходы цветов, нарисовать туман, облака. Маслом это сделать гораздо сложнее. И я еще один несомненный плюс моего способа рисования — в аэрограф я заливаю гуашь, а она намного дешевле масляных красок, которые предпочитает большинство художников, — делится Андрей.

Чтобы нанести на полотно нужный цвет, Андрей, как алхимик, корпит над баночками — смешивает гуашь в нужных пропорциях. Умение работать аэрографом понадобилось при реконструкции — Андрей им раскрашивал модели. Получалось очень ровно, красиво.

Анекдот про Малевича

В своем творчестве Андрей по-прежнему верен небу. Не прошел он и мимо своего любимого «Бурана». Но полет воображения художника направился дальше. Его кисть изображает другие миры, неизвестные галактики, далекие планеты.

— Я фантаст, и мне всегда есть что рисовать — воображаемые миры бесконечны. И я не понимаю местных художников-реалистов. Как можно двадцать раз рисовать Шаман-камень: утром, зимой и в разрезе, — шутит Андрей. — Мне кажется, сейчас искусство разлагается. И деградацию эту даже многие художники не замечают, а наоборот, с радостью участвуют в этой вакханалии. Нарисованные на холстах круги, треугольники или разноцветные точки — разве это искусство? Настоящее произведение должно быть плодом долгой, кропотливой работы, высокой техники исполнения, глубоких мыслей. А разукрашенный в розовую полоску унитаз так и останется унитазом. И груда консервных банок, аккуратно сложенных художником-модернистом, — это всего лишь мусор. К искусству такие предметы не имеют никакого отношения. Андрей уверен, что известность художников такого направления возникла не из-за таланта, а из-за эпатажа. Создавая вычурные вещи, художник делает себе имя. И оно начинает работать на него.

— Расскажу уместный анекдот. Группой неизвестных вандалов была поцарапана известнейшая картина Казимира Малевича «Черный квадрат». На реставрацию уйдет не менее пяти лет, — улыбается Андрей Тягунов.

Андрей на своих полотнах изображает будущее человечества — роботы, неизвестные миры с пятью солнцами, железные дельфины, инопланетяне. Он художник-фантаст, любящий творчество писателей Герберта Уэллса и Алекса Орлова.

Андрей задумывается о своих выставках — друзья и родственники его подгоняют. Пока начинающему художнику удалось расположить свои произведения только в здании ИВВАИУ, около музея. Но Андрей не собирается останавливаться на достигнутом — хочет дальше демонстрировать миру свое творчество. В первую очередь потому, что мечтает создать в Иркутске клуб единомышленников — любителей фантастики и фэнтези.

— По своему опыту скажу, что нелегко начинающему художнику. Везде тебя спрашивают: «Вы член Союза художников?» Я вот пока нет. А в этом случае сделать выставку стоит больших денег. А еще одна сложность заключается в том, что у меня нет художественного образования. Сейчас все смотрят лишь на корочки. Получился замкнутый круг, — вздыхает Андрей Тягунов.

Метки:
baikalpress_id:  10 668