Подростку дали три года

Бытовой конфликт едва не закончился убийством милиционера

Не так давно Усть-Илимск «прославился» беспрецедентным случаем: на жизнь сотрудника милиции покушался 14-летний подросток. В конце минувшего года приговор в отношении малолетнего преступника вступил в законную силу.

Рано мальчик повзрослел...

На скамье подсудимых восьмиклассник Иван Дымов оказался не так уж и случайно. Мальчик рос практически без отца, а потому был избалован вниманием мамы и бабушки. В четырехлетнем возрасте получил серьезную травму головы. В 4-м классе его поставили на учет в ОДН — за то, что он ударил девочку. Затем парень пристрастился к токсикомании.

Неоднократно доставлялся в дежурную часть за административные нарушения, в том числе за распитие спиртного. Дымов состоит на учете в городской больнице с диагнозом «социализированное расстройство поведения» — такие сведения суду предоставила врач-психиатр Чижикова. Диагноз подразумевает полный отказ от общепринятых норм поведения в обществе или пренебрежение ими, сознательный срыв уроков в школе, пропуск уроков без уважительных причин, уход из дома, совершение преступлений.

У Дымова были конфликты с мамой. Он все швырял и кидал в квартире. Причиной аффективных вспышек являлось употребление алкоголя. Иван рано стал вести взрослый образ жизни. Из школьной характеристики: «В 5-м классе оставался на второй год. Является ярким антилидером, подстрекает ребят к противоправным действиям. Проявляет интерес к истории, увлекается хоккеем, баскетболом, карате, компьютерными играми. Болезненно самолюбив, агрессивный, лживый, допускает рукоприкладство к более слабым и бранные слова в адрес старших. Анализируя анкеты учащихся о межличностных отношениях, был сделан вывод, что Иван — робинзон, у 80 процентов одноклассников он не пользуется авторитетом. Никогда не признает своей вины».

Однажды в декабре...

В тот злополучный декабрьский вечер Дымов и его друг Николай, наигравшись вдоволь в компьютерные игры, вышли из дома — проветриться. В магазине купили два литра пива и решили навестить знакомую девушку. Осушив содержимое бутылки, троица направилась проводить Ивана.

В первом часу ночи подростки зашли на 8-й этаж общежития, где жили Дымовы. Несмотря на столь позднее время, они громко разговаривали, выражались нецензурной бранью и курили. Наиболее развязно вел себя Иван. Ему-то и сделал замечание оперуполномоченный участковый милиции Игорь Исаков, проживающий по соседству с Дымовыми. На просьбу участкового не шуметь Иван не отреагировал и продолжал вести себя вызывающе. На шум в коридор вышла мама Ивана с маленьким ребенком на руках и стала уговаривать сына зайти домой. Подросток нагрубил и матери.

Милиционер просил Дымова выбросить сигарету и успокоиться. Не реагируя на слова, парень слушал плеер. Чтобы привлечь к себе внимание, представитель власти выдернул наушники. Дымов рассвирепел и с криком: «Мусор, ты попал! Я тебя завалю!» — кинулся домой. На глазах у матери он схватил кухонный нож и выбежал опять в коридор.

Исаков не ожидал, что подросток накинется на него с ножом. Острого предмета в руках злоумышленника милиционер не заметил, но успел дать отпор драчуну. Даже после того как уложил буйного пацана на пол, не понял, почему появились резкая боль в плече и удушье. Лишь когда сорвал с себя галстук, почувствовал, как из шеи хлынула кровь, — и тут же потерял сознание.

Дымов был задержан практически на месте преступления, но даже при таких обстоятельствах сдаваться не собирался: пытался выпрыгнуть с 8-го этажа. Милицейскому наряду пришлось применить физическую силу и спецсредства.

«Не будет придираться!»

«Я хотел только припугнуть сотрудника милиции, чтобы он больше ко мне не придирался, — скажет на суде малолетний преступник. — Умысла убивать не было». Метод припугивания обернулся для потерпевшего телесным повреждением в виде колото-резаного ранения шеи слева с повреждением поверхностной шейной артерии, шейного и плечевого сплетения нервов. И если бы не своевременная помощь со стороны свидетелей и медиков, семья лишилась бы отца троих детей.

Поскольку Дымов состоял на учете у психиатра, в ходе предварительного расследования ему была назначена судебная психолого-психиатрическая экспертиза. Что характерно, Иван и в этом случае не упустил возможности проявить свои качества антилидера. Из заключения комиссии: «В психиатрическом отделении адаптировался быстро, вошел в контакт с подэкспертными, склонными к нарушению режима, стремился занять лидирующие позиции. Командовал над теми, кто был не способен за себя постоять. Заставлял их мериться силой, бороться. Кто проигрывал, должен был стирать ему белье». Согласно выводам психолога, Дымов в момент правонарушения не находился ни в состоянии физиологического аффекта, ни в каком ином эмоциональном состоянии, способном существенно повлиять на поведение. Он мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий.

В последнем слове подсудимый просил проявить к нему милосердие. Виновность Дымова в совершении особо тяжкого преступления, направленного против жизни человека, нашла полное подтверждение. При вынесении наказания суд учел смягчающие обстоятельства: подростковый возраст подсудимого и совершение преступления им впервые.

Усть-Илимский городской суд приговорил Дымова к трем годам лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии.

Законные представители осужденного с данным решением не согласились и подали кассационную жалобу, в которой мама Ивана пишет: «В данный период формирования личности необходимо помочь моему сыну стать человеком с хорошими жизненными позициями и позитивным взглядом на мир, а не формировать озлобленного, агрессивного, профессионального преступника в стенах колонии. Поэтому считаю, что приговор является чрезмерно жестоким». Судебная коллегия по уголовным делам Иркутского областного суда данную жалобу оставила без удовлетворения. Приговор вступил в законную силу с 28 октября 2008 года.

Комментарий

Мы попросили прокомментировать решение Усть-Илимского суда федерального судью Татьяну Фролову, которая рассматривала это дело.

— Татьяна Николаевна, не слишком ли суровое наказание было вынесено в отношении 14-летнего ребенка?

— Во-первых, условное осуждение все-таки назначают по преступлениям, которые относятся к категориям небольшой, средней тяжести, иногда — тяжким. В данном случае обвинение было предъявлено по ч. 1 ст. 105 УК РФ («Убийство»). Учитывая несовершеннолетний возраст, санкция статьи предусматривает наказание от 6 до 10 лет лишения свободы. Поскольку совершенное преступление является неоконченным, то квалифицируется как покушение на убийство. Считаю, что суд принял справедливое решение, соразмерное содеянному. Во-вторых, учитывались и личностные особенности подсудимого. Совершенное преступление было вызвано, скорее всего, его неустойчивой психикой и, возможно, негативным отношением к сотрудникам милиции.

— Осознал ли свою вину подросток?

— Вины своей Дымов не признал. Утверждал, что на совершение преступления его спровоцировал участковый, который беспричинно стал к нему привязываться с вопросами, почему он курит и гуляет в ночное время. Потом говорил, что потерпевший не пускал его в свою квартиру. На самом деле этот факт так и остался невыясненным.

— В вашей практике уже рассматривались подобные случаи, связанные с несовершеннолетними?

— Убийств не было. Были разбои, кражи, грабежи.

Согласно ст. 41, ч. 3 Закона РФ о СМИ, имя и фамилия осужденного изменены.

Метки:
baikalpress_id:  10 676