Квартирная война: кому достанется жилье инвалида?

Иркутянин Николай Мироненко, который вывез из хосписа инвалида Ивана Гилева, требует назначить себя его опекуном

В прошлых номерах нашей газеты были опубликованы два материала о квартирной войне, которую на протяжении нескольких месяцев ведут две семьи. Напомним: к нам в редакцию обратился Владимир Кокоуров, являющийся опекуном родного недееспособного дяди — 76-летнего Ивана Гилева, которого вывезли из хосписа и поселили у себя дома Татьяна и Николай Мироненко. Владимир Кокоуров неожиданно узнал, что Николай Мироненко прописан в квартире его дяди, и через суд лишил его регистрации. Опекун, решивший, что Мироненко хотят захватить жилье, принадлежащее его подопечному, обращался в различные инстанции, с тем чтобы вызволить Ивана Дмитриевича из дома Мироненко, но до сих пор ему этого не удалось. Семья Николая, с которой у нас не было возможности связаться, сама обратилась в нашу редакцию, чтобы прояснить ситуацию.

В новой семье Иван Дмитриевич окружен заботой

Татьяна Ивановна, мама Николая Мироненко, пригласила нас к себе домой, чтобы показать, как живется у них Ивану Дмитриевичу, предъявить документы и рассказать о мерах, которые собирается предпринять ее семья.

— Николай был прописан в квартире Ивана Дмитриевича в 2001 году, еще до того как дедушка заболел, — рассказывает Татьяна Ивановна. — Перед этим в ЖЭКе я познакомилась с его женой Александрой Кардополовой. Вижу: бабушка одета бедненько, сама худенькая, печальная. Мы разговорились. Баба Шура жаловалась на свою тяжелую жизнь, маленькую пенсию, болезни, и я предложила ей и ее мужу, Ивану Дмитриевичу, поддержку. В обмен на помощь они прописали Николая в квартире. Несколько лет мы помогали этим людям — баба Шура тяжело болела, у нее был рак. Когда Ивана Дмитриевича положили в хоспис, мы его регулярно навещали, приносили передачи.

Николай Мироненко не был предупрежден о том, что состоится суд о снятии его с регистрационного учета. Татьяна Ивановна показывает документы, которые свидетельствуют о том, что с момента прописки в квартире Гилева Николай вносил плату за коммунальные услуги. Эти квитанции он мог бы представить в суд, и тогда прописки его, скорее всего, не лишили бы. Но выступить в суде у Николая Мироненко не было возможности. Сейчас он подал встречный иск. Заседание суда назначено на 22 декабря, но, скорее всего, и оно не поставит точку в этом деле.

Единственный человек, который мог бы подтвердить слова Николая и Татьяны Мироненко, — это Иван Дмитриевич Гилев. Но он болен и речь его бессвязна. Мы попытались поговорить с ним о прошлом, но ничего внятного не услышали. В заключении судебно-медицинской экспертизы указано, что у Ивана Гилева выявлена непродуктивность мышления, бедность эмоций и резкое снижение интеллектуальных и критических функций. По словам Татьяны Мироненко, у Ивана Дмитриевича иногда случаются просветы. Вот, к примеру, когда приходил участковый, дедушка отвечал на его вопросы логично и связно. В объяснении он пояснил, что приехал в семью Мироненко по доброй воле, никто его не похищал. Здесь за ним хорошо ухаживают, и покидать это место он не хочет.

Нельзя не признать, что в доме семьи Мироненко Иван Дмитриевич окружен заботой. Специально для него выделена отдельная комната. Дедушка пострижен, у него чистая постель, опрятная одежда. Татьяна Ивановна долго рассказывает о привычках своего подопечного: об обострившейся страсти к чистоте и порядку, о любимом лакомстве — вафлях, которые деда просто обожает. К опекуну Владимиру Васильевичу Кокоурову у семьи Мироненко много претензий.

— Из хосписа Ивана Дмитриевича можно было бы забрать еще 2 июля, но Кокоуров этого не сделал, он его попросту хотел в интернат поместить, — говорит Татьяна Ивановна. — Органы опеки это подтверждают. Забирать домой и заботиться о дедушке опекун не собирался.

Ивану Дмитриевичу часто требуется медицинская помощь, но его полис просрочен. А чтобы получить новый, необходим паспорт, который находится у опекуна Кокоурова. Николай Мироненко обратился в управление департамента семейной, демографической политики опеки и попечительства Иркутской области с двумя заявлениями. В одном он просит вернуть паспорт Ивана Дмитриевича, а в другом — рассмотреть вопрос о лишении Кокоурова опекунства и назначении себя опекуном над Гилевым.

Следователи допустили ошибку

Прокомментировать полученную нами информацию мы попросили Валерия Лагерева, адвоката опекуна Владимира Кокурова.

— Прежде всего огромное возмущение вызывает тот факт, что представители правоохранительных органов так отреагировали на слова недееспособного человека, — говорит Валерий Никитич. — Иван Дмитриевич Гилев не отдает отчета своим словам и действиям и сказать мог все что угодно. Участковый и следователи прокуратуры должны были ориентироваться на слова законного опекуна Владимира Кокоурова, который защищает права и интересы подопечного Гилева. Но почему-то слова человека, на чьей стороне закон, следователи не приняли к сведению, не забрали инвалида у совершенно посторонних ему людей и не стали возбуждать уголовное дело по статье «Похищение человека», хотя состав преступления налицо.

На днях Валерий Лагерев собирается встретиться с заместителем прокурора области, чтобы задать вопрос о странностях в расследовании этого дела. К тому же адвокат готовит документы для суда по иску Николая Мироненко. Правозащитник показал их и корреспонденту нашей газеты.

— Вот эта бумага, полученная мною в бухгалтерии домоуправления, — объясняет Валерий Никитич. — Здесь видно, что начисление коммунальных платежей с 1999 года по 2007-й осуществлялось на двух человек, прописанных в квартире Гилева: на него самого и Александру Кардополову. В июле 2007 года Александра Васильевна умирает, остается один жилец, и вот тут-то неожиданно для всех в качестве прописанного жильца появляется Николай Мироненко.

— То, что Мироненко был прописан незаконно, я тоже могу доказать, — продолжает адвокат. — Вот карточка из паспортно-сервисной службы об оформлении нового паспорта взамен утерянного. Здесь стоит дата: сентябрь 2007 года. Не слишком ли много совпадений? Незадолго до этого умирает Александра Кардополова. Иван Гилев лежит в хосписе. Все! Можно действовать! В новом паспорте Мироненко прописка датируется 2001 годом, а документы он якобы потерял, потому что там значилась старая регистрация: до 2007 года Мироненко был прописан по другому адресу. В 2001 году он, скорее всего, даже не догадывался о существовании Ивана Гилева.

22 декабря Владимир Кокоуров и Николай Мироненко встретятся в суде. Хочется надеяться, что мы услышим окончательное решение, касающееся спорной прописки. И кто знает, может быть, в этой затянувшейся необъявленной квартирной войне замаячит какой-то исход.

Метки:
baikalpress_id:  22 653