За что мы платим лишние деньги?

Цены в некоторых иркутских бутиках иначе как жлобскими назвать нельзя

Стоимость вещей в иркутских магазинах непомерно высока. Накрутка на джинсы, шубы, сумки и прочие товары из Китая и Турции подчас составляет 500%. Чем же обусловлены столь дикие цены: объективными причинами или одним только стремлением к сверхприбыли?

Ничего себе накрутка!

Стоит лишь раз побывать в Поднебесной, где на относительно небольшую сумму можно одеться буквально с ног до головы, как приобретать вещи в иркутских магазинах становится просто невозможно. Глядя на стоимость товаров, невольно задаешься вопросом: откуда такие цены?

— Без содрогания на наши цены не взглянешь. Абсолютно те же самые вещи, точно такого же качества, но в три, в четыре, а порой и в пять раз дороже, — делится со мной иркутянка Инна Фадеева. — Разница лишь в уровне престижа магазина.

Инна Фадеева ездит в Китай практически ежегодно. 50 тысяч рублей позволяет ей полностью обновить гардероб.

— В иркутских магазинах я уже давно не делаю крупных покупок. Зачем я буду переплачивать?

Предприниматели-рвачи и банальные перекупщики

Пробежав по торговым центрам Иркутска и сопоставив цены на самые ходовые вещи, приходишь к неутешительному выводу: стоимость того или иного товара зависит в большей степени от совести коммерсантов.

В таких торговых центрах, как «Престиж» или «Иркутский», джинсы, производимые в Турции под известными марками Motor, Armani, Dolce Gabbana, стоят в районе 3500 рублей. В так называемых бутиках, расположенных в центре города, их цена достигает 5—6 тысяч. Вблизи китайского рынка, в павильонах на улицах Байкальской и Софьи Перовской — в районе полутора тысяч рублей. Что же касается «шанхайки», то у навязчивых продавцов-азербайджанцев царит и вовсе полная демократия. Motor это или Dolce Gabbana — не имеет ровно никакого значения. Непродолжительный торг сбивает цену с полутора тысяч до восьмисот рублей. Причем внешне джинсы из «Престижа» за 3500 тысячи рублей и аналогичные за 800 с «шанхайки» не отличаются буквально ничем.

Еще один ходовой товар — шубы. На китайском рынке норковые манто, жакеты и другие изделия из меха представлены в огромном количестве. Стоимость белой норковой шубки длиной чуть ниже колена составляет 40—45 тысяч рублей. Чем дальше от «шанхайки» — тем выше цена аналогичного товара. На площади Павла Чекотова китайские братья сбывают шубы уже по 60, а в магазинах на улице Урицкого белые шубки с маркировкой «Сделано в Китае» стоят 70—75 тысяч.

В одном из обувных павильонов на ул. Софьи Перовской хозяин торговой точки — таджик по имени Борис — принялся с энтузиазмом излагать собственную версию:

— Все мы везем товар из Китая. Просто одни торгуют на рынке и получают прибыль за счет оборота, а другие в магазинах — за счет высокой цены. А качество товара везде разное — выбирать надо уметь.

Некоторые мелкие предприниматели, по словам Бориса, поступают еще проще — они не ездят за товаром в Китай, а приобретают его здесь же, в оптовых магазинах на «шанхайке».

Китай фабричный и кустарный

Однако все вышесказанное отнюдь не свидетельство тому, что за кофточками, джинсами и шубами лучше всего направляться прямиком на «шанхайку». Речь идет лишь о том, что и в торговых центрах зачастую висят те же самые вещи, которые отличаются от своих уличных собратьев лишь непомерно высокой ценой.

Отсюда совет: дабы хоть как-то защитить себя от покупки контрафактных товаров, тщательно проверяйте качество вещей, обращая внимание на швы и состав ткани. В случае сомнений не поленитесь поинтересоваться у продавца наличием декларации или сертификата соответствия, где в обязательном порядке должна быть указана страна-производитель.

Впрочем, сама по себе маркировка «Сделано в Китае» еще ни о чем не говорит. Сегодня ни для кого не секрет, что наряду с дешевым кустарным ширпотребом в Поднебесной производится масса качественных, фирменных вещей.

Большинство известных мировых брендов уже давно производят свой товар в странах Азии. Китай давно превратился во всемирную фабрику, которая одевает и обувает весь мир. Кто бывал за границей, знает: в США днем с огнем не сыщешь фирменных кроссовок Nike производства США. То же самое касается Микки-Маусов в Диснейленде или трикотажных изделий в Лондоне. Дешевая рабочая сила в совокупности с фирменным сырьем и оборудованием позволяет при относительно скромных затратах производить отличный товар. Похожая ситуация наблюдается и в Турции.

Что касается подделок, то отличить откровенно кустарный Китай от фабричного нетрудно, а вот распознать подлинные джинсы Dolce Gabbana и хорошо выполненную копию зачастую непросто.

— Чтобы доказать, что данная продукция является подделкой или контрафактом, нужна экспертиза. А для экспертизы необходим эталон подлинного Armani или, к примеру, Dolce Gabbana, — поясняет Людмила Пельменева, заместитель начальника отдела по защите прав потребителей Управления Федеральной службы Роспотребнадзора по Иркутской области. — Иначе говоря, образец фирменной продукции с подробным описанием. У нас, к сожалению, таких эталонов нет.

Гламурные цены

Что касается престижных торговых центров и дорогих фирменных магазинов, вещи в которых претендуют на звание подлинно европейских, то для рядового, неподготовленного обывателя знакомство с ними чревато нервным срывом. В торговых центрах «Вояж» или «Фортуна Гранд» запросто можно повстречать якобы итальянские сапожки за 30 тысяч рублей, рубашки и свитеры за 25, джинсы за 20.

По словам продавцов, цена на одежду и обувь известных торговых марок вполне закономерна. Европейское качество — европейские цены.

— Мы работаем напрямую с фирмами-изготовителями. Поставки идут из Германии, Франции, Дании, Италии.

Однако те, кто бывал во Франции или Германии, таких цен, как в Иркутске, видом не видывали. Появление на витринах магазина в Берлине или Мюнхене обычной куртки за две тысячи евро (что имеет место в Иркутске) вызовет у рядового немца состояние, близкое к инфаркту.

Сколько же мы переплачиваем?

По оценке экспертов, в большинстве случаев 20—30% цены с лихвой покрывают себестоимость товара и все расходы, связанные с его приобретением и реализацией. Остальные 70—80% — чистый доход продавца.

— Более того, — уверена Александра Шипицына, кандидат экономических наук, доцент кафедры налогов и налогообложения БГУЭПа, — в некоторых иркутских магазинах наценка составляет до 500%. А иначе за счет чего идут распродажи с 50-процентной скидкой? Только за счет собственной прибыли, которая изначально заложена в стоимость товара.

В общем и целом цена реализации состоит из цены приобретения и торговой наценки, которая включает в себя расходы, связанные с арендой помещения, оплатой труда продавцов, транспортом.

— В Иркутске на самом деле достаточно высокие цены на аренду торговых помещений. Квадратный метр в центре города стоит от 25 000 до 40 000 рублей. Отсюда всем известная закономерность: чем престижней магазин, тем выше цены.

Бывает, что значительная часть накрутки осуществляется и за счет посредников. Кроме того, не последнюю роль играет таможенная пошлина. Государство устанавливает минимальный и максимальный пределы, налоговые органы определяют конкретную величину. В Иркутске она максимальная, в Москве минимальная. Большую же часть торговой наценки составляет, как правило, величина собственной прибыли.

— Спрос диктует предложение, — поясняет Александра Шипицына. — Если покупают, то почему бы не продать? Психология у людей везде одна.

Метки:
baikalpress_id:  22 643