Жизнь и смерть Ольги Рукосылы

История про Ольгу Рукосылу, «иркутскую девушку, убитую скинхедами за красные шнурки», очень похожа на взрыв новогодней петарды — бабахнуло оглушительно и красиво, но эхо быстро отгремело. И все очень скоро об этом забыли — в основном благодаря расследованию нашей газеты («А была ли девочка?», «СМ Номер один», № 42 от 23 октября), доказавшему, что никакой девушки просто не было. Однако журналистов «СМ Номер один» продолжал терзать один простой вопрос: кто же все-таки придумал Ольгу Рукосылу и с какой целью он ее «убил»? И мы продолжили расследование в ретроспективе — возвращаясь назад по времени к истокам возникновения этой истории.

Начало истории — это ее конец

Для всех эта история началась с конца. А конец этой истории известен всем: 16 октября на проантифашистском сайте Индимедиа появилась информация, что в Иркутске 8 октября трое скинхедов забили насмерть девушку по имени Ольга Рукосыла за ее принадлежность к движению антифа, на что указывали ее красные шнурки. В течение одного дня эта новость разошлась по информационным агентствам, сайтам антифа и интернет-дневникам огромного количества людей как в России, так и за рубежом. Митинги памяти прошли в Москве и Берлине. После своей смерти Ольга Рукосыла прожила короткую, но яркую жизнь — ее без преувеличения всемирная известность продлилась неполные две недели.

Первая неделя была наполнена скорбью и гневом. Тысячи человек со всего мира выражали соболезнование родным и друзьям погибшей девушки и были полны праведной ненависти к неонацистам и националистам всех мастей и расцветок. Затем, во многом благодаря расследованию нашей газеты и нашего коллеги из «Восточно-Сибирской правды» Дмитрия Люстрицкого, тональность высказываний резко поменялась. Когда стало известно, что никакой девушки не было, русские националисты по-своему переиграли сценарий культового фильма Джоржа Лукаса «Империя наносит ответный удар».

Они обвиняли представителей антифа в сознательной лжи, пиаре собственного движения на крови придуманной ими девушки, а основных действующих лиц этой истории, московских антифа Сашу Maskodagama и Влада Тупикина, которые первыми опубликовали в Интернете эту информацию, называли убийцами Рукосылы. А потом все просто забылось. Не было девочки — значит, и говорить не о чем. Единственное, что от нее осталось, — новый термин в журналистике, который ввел в обиход журналист РИА «Новости» Дмитрий Соколов-Митрич. Синдром Рукосылы — так теперь называют ситуацию, когда журналист распространяет сенсационную, но непроверенную и в конце концов ложную информацию.

Но это конец истории. К чести московских представителей антифа, нужно отметить, что они нашли мужество признать, что ошиблись, — их ввели в заблуждение правдоподобные детали и подробности поступившей из Иркутска информации. И с помощью журналистов нашей газеты они честно провели собственное расследование, чтобы найти тех таинственных людей, которые стояли у истоков истории — «родителей» Ольги Рукосылы. Ее «убийц».

Рукосыла вырывается на волю

Что непосредственно предшествовало всемирной популярности Ольги Рукосылы? Как она появилась в Интернете? Расследовав эти вопросы, мы сегодня можем со всей убежденностью утверждать, что московские антифа вовсе не придумали эту девушку. То есть ни Саша, ни Влад не являются убийцами Рукосылы. А появилась в Сети эта виртуальная особа совершенно случайно. В начале второй декады октября на закрытый от общего доступа форум московских антифа пришла информация от их иркутских коллег.

В ней говорилось все то, что потом две недели без изменений будет циркулировать по всему Интернету. Но пришло не как достоверная информация, а в стиле «люди говорят, что...». В Иркутске в районе Синюшиной Горы в десять вечера 8 октября трое молодых людей, одетых по скин-моде, подошли к девушке с красными шнурками. После непродолжительного диалога, в ходе которого один из подошедших схватил ее за куртку, а она отбросила его руку и что-то резко ему сказала. Ее повалили на землю и несколько минут избивали ногами. Дальше случайные прохожие вызвали скорую помощь, в машине которой она и скончалась.

Эта информация пришла с пометкой, что родные девушки просили не распространять эту информацию, так как подозреваемые уже задержаны, — это иркутские скинхеды Бумер и Дэф, но отец девушки, полковник милиции, решил разобраться с этой историей в частном порядке. Целую неделю на этом закрытом форуме шло обсуждение — этично ли выкладывать информацию вопреки воле родителей. Потом ситуация разрешилась сама собой — какая-то легкомысленная девушка, подписанная на рассылки этого форума, получила эту информацию и выложила ее в своем сетевом дневнике. Это все равно что написать ее на заборе — она становится открытой всем праздношатающимся по Сети.

Молчать более не имело смысла, и тогда Саша Maskodagama опубликовал ее на сайте «Индимедиа», а Влад Тупикин написал свой ныне одиозно известный пост (сообщение в интернет-дневнике): «Оли больше нет. Я впервые увидел это лицо, эти глаза на фотографии двадцать минут назад. С тех пор меня трясет не переставая. Я ведь знал заранее, что увижу изображение мертвого человека, девушки, которую забили насмерть ногами трое иркутских неонацистов... Посмотрите еще раз в глаза Ольги. Это глаза каждого погибшего от рук нацистов, будь они синие, карие, черные. Это глаза каждого из нас. Ведь все мы под ударом, пока убийцы свободно разгуливают среди нас». И началась короткая, но фееричная жизнь после смерти...

Все знают кое-что, но никто не знает достаточно

С помощью Саши Maskodagama мы нашли в Иркутске тех людей, от которых информация ушла в Москву. К нам в редакцию пришли три представителя иркутского движения антифа, согласившись на встречу при условии полной конфиденциальности. Так и выяснилась никому не известная вторая, средняя треть этой запутанной истории. Которая еще больше все запутала.

5—6 октября сразу в двух местах неформальных тусовок города, на «баньке» (треугольник одноименного магазина, драмтеатра и Дома актера) и на «нижке», то есть на Нижней набережной Ангары, стал широко и настойчиво циркулировать слух об убийстве девушки. Единственное «но» — изначально сведения были немного другие. Во-первых, ничего не говорилось об убийстве на почве межрасовой ненависти, наоборот — утверждали, что девушка принадлежала к движению эмо, а убили ее едва ли не пьяные гопники. Во-вторых, упоминалось совершенно другое место преступления — якобы девушку убили на той же «баньке».

В-третьих, девушку якобы зарезали ножом. Даже в этой исходной информации многое настораживает. Хотя говорили об этом буквально все, сами сведения были крайне скупые и встречались в неизменном виде. А это наталкивает на мысль, что информация исходила от одного человека, который ее рассказывал в разных местах разным людям. Ведь «банька» — место круглосуточно многолюдное, и, если бы это видели хотя бы два человека, информация бы была более разнообразной — двое видят разное и по-разному, дополняя друг друга деталями.

Еще более настораживает один маленький факт: когда иркутские антифа стали расспрашивать на «баньке» и на «нижке» представителей всевозможных неформальных движений, то буквально все утверждали, что знают и убитую, и ее подруг, которые буквально минуту назад бились от горя где-то поблизости в истерике. Но когда пытались узнать какие-то факты, конкретные обстоятельства произошедшего или непосредственных свидетелей, то все рассказчики быстро сдувались и оказывалось, что им самим кто-то что-то рассказал.

В результате напряженного трехдневного расследования единственным, кого удалость конкретизировать и материализовать, был таинственный парень убитой девушки. Один из многочисленных представителей иркутского антифа, пытавшихся узнать хоть какие-то подробности, через знакомых узнал номер его мобильного телефона. И в своей первой, начальной трети история запутывается окончательно.

Витя по прозвищу Дэнвер и юная девочка Ксюша — «родители» Ольги Рукосылы?

Встречу назначили на входе в гостиницу «Ангара» 11 октября днем. Явившийся молодой человек представился Виктором по прозвищу Дэнвер и повел себя крайне неожиданно для бойфренда убитой девушки: сразу предъявил удостоверение сотрудника Иркутского УБОПа, объяснив, что он является именно тем следователем, который ведет уголовное дело по расследованию убийства Ольги Рукосылы (так впервые прозвучала эта фамилия).

Эта информация так изумила автора, что он немедленно позвонил в прокуратуру. Старший помощник руководителя следственного управления Следственного комитета Владимир Саловаров не скрывает своего раздражения:

— Нас обвиняют в том, что мы скрываем факт убийства. Убийство скрыть невозможно! У нас была проведена внутренняя проверка по ходу расследования этого «убийства», и даже она окончательно подтвердила, что никакого убийства не было! И тут совершенно неважно, что якобы убийство совершено на почве межрасовой ненависти и конфликтов скинхедов с антифа — ведь при убийстве Ильи Бородаенко в эколагере под Ангарском мы не скрывали, что это был именно такой конфликт!

Как объяснил Владимир Саловаров, УБОП на сегодняшний день расформирован, в системе МВД от него осталось два отдела — по защите свидетелей и по борьбе с экстремизмом. Стоит ли говорить, что никакого Виктора Дэнвера там просто не знают и что никакого уголовного дела не было заведено за отсутствием события преступления.

Виктор Дэнвер и сообщил иркутским антифа, что Ольгу Рукосылу убили трое скинхедов; двое из подозреваемых, Дэф и Бумер, уже задержаны. Убийство произошло из-за красных шнурков, то есть из-за того, что девушка принадлежала к движению антифа. Невероятно, но Витя имел наглость убеждать иркутских антифа, что она из их тусовки. Странно, что они об этом ничего не знали сами... Далее Дэнвер повел себя и вовсе парадоксально. Он настоятельно рекомендовал иркутским антифа не лезть в расследование этого дела, потому что отец девочки милиционер и сам во всем разберется (то есть как, несмотря на уже заведенное уголовное дело?).

И непосредственно после этого Виктор сообщил им номер мобильного телефона подруги убитой Рукосылы, которая была едва ли не свидетелем убийства. Девушке позвонили в тот же день, в восемь часов вечера. Виктор Дэнвер вообще оказался человеком многих талантов. Ему всего двадцать лет, он выпускник дневного отделения ИрИПКПР Генпрокуратуры РФ, и при этом, по молодости лет, одновременно деятельный участник той самой неформальной тусовки, в которой, по необъяснимому совпадению, и родился достоверный слух об убийстве Ольги Рукосылы.

Вторым реальным существом, участвовавшим в этой истории, оказалась юная девушка Ксюша, жительница одной из девятиэтажек на Синюшиной Горе. Именно она, подтвердив, что была ближайшей подругой Ольги Рукосылы, сообщила шокирующие подробности: убийство произошло на Синюшиной Горе (так впервые возникло место преступления), на остановке «Ручей». Точнее говоря, где-то во дворах за остановкой.

— Именно это нас убедило в правдивости истории, — признавались в разговоре иркутские антифа. — По нашей информации, действительно трое неонацистов снимают квартиру на Синюшке. С другой стороны, год назад к нам присоединился парень-бурят, которого на той же остановке избили трое скинов — за его национальность.

Как следовало из рассказа Ксюши, к Ольге подошли трое парней, одетых в тяжелые ботинки, синие джинсы, куртки-бомберы, с болтающимися на ногах подтяжками. Что-то у нее спросили, скорее всего — почему у нее красные шнурки. Ольга подтвердила свою принадлежность к антифа. Ее схватили за куртку, за плечо, она отбросила руку и сказала что-то резкое. Ее повалили на землю и стали избивать ногами. Когда они убежали, Ольга еще была жива, свидетели вызвали скорую помощь только спустя десять минут, и в машине Ольга умерла. Сама Ксюша этого не видела, но разговаривала с очевидцами.

А затем произошло нечто очень странное. Ксюша сообщила, что у нее есть номера телефонов нескольких непосредственных свидетелей преступления, которые и вызвали скорую, и она готова их немедленно продиктовать. На этом разговор прервался, а когда антифа перезвонили через несколько минут, Ксюша очень испуганным голосом сказала, что ей звонил брат убитой и категорически запретил давать любую информацию. Именно поэтому информация предназначалась для внутреннего пользования в кругах российских антифа и попала в Интернет против их воли.

Фотографии Ольги Рукосылы обязаны своим появлением все той же Ксюше — несмотря на категорический запрет «родственников» давать контакты каких-либо еще реальных свидетелей убийства, она все-таки сочла возможным переслать иркутским антифа две фотографии убитой Ольги Рукосылы через свою страничку на сайте «В контакте» (аналог общеизвестных «Одноклассников»). Так появились ныне всемирно известные фото убитой девочки — «красные шнурки». На этом контакты с Ксюшей прервались.

Сегодня оба телефона единственных людей, якобы реально знавших убитую девушку и даже ведущих уголовное дело по расследованию убийства, молчат — один сообщает, что номер неправильно набран, а второй и вовсе утверждает, что он не зарегистрирован. «Родители», Ксюша и Дэнвер, предпочитают хранить молчание на тему, зачем они породили и убили Ольгу Рукосылу.

Метки:
baikalpress_id:  10 504