Дачники страдают от китайцев

Сейчас на китайской даче в садоводстве «Байкальское» живут лишь иностранцы, дожидающиеся депортации

Садоводство «Байкальское», расположенное на 12-м километре Байкальского тракта, третий год страдает от китайских граждан, развернувших здесь бурную деятельность. В частности, они возвели трехэтажное строение прямо на территории садоводства. Территория усадьбы, выкупленной китайцами, расширяется год за годом, что не может не беспокоить соседствующих с ней дачников.

Китайцы уничтожают рассаду и тырят урожай

Все началось с безобидной уступки местной жительницей-дачницей небольшого домика гражданке Китая. Никто не знал тогда, чем эта уступка обернется. А обернулась она тотальным выдавливанием всех дачников из садоводства «Байкальское» — кстати, без формального всеобщего собрания садоводства. В «Байкальском» строятся как малые кирпичные дома, так и большие трехэтажные здания промышленного типа, перекрывающие солнце участкам. А рядом со скважиной, прямо на участке семьи Зацепиных, поставлен туалет. Скорее не туалет даже, а сливная яма, к которой многочисленные китайцы разного возраста и пола протоптали не то что тропу — широкую дорогу.

Вокруг на огороженных высоким заборам участках растут как грибы их теплицы. Общаться с местными жителями китайцы себе не позволяют. Зато за это время вездесущие граждане Китая активно посещают все окрестные участки и с не меньшей активностью подкармливаются урожаем дачников, попутно подкидывая на соседние участки вываренные кости съеденных ими собак, целенаправленно разрывают пленку на теплицах и парниках, уничтожают рассаду, по сути выживая обитателей садоводства с их участков.

— Наши беды начались с того, что китайцам продала свой сдвоенный участок размером в 12 соток женщина по имени Анна Николаевна, — рассказывает 78-летняя Эмилия Матвеевна Зацепина о ситуации в садоводстве «Байкальское». — В итоге китайцы начали огромную стройку, напоминающую по масштабам Великую Китайскую стену. Судя по всему, это будет капитальное многоэтажное овощехранилище.

Жилое соседнее помещение, возможно, служит гостиницей для китайских торговцев.

— Раньше наш участок был огорожен колючей проволокой, — говорит Эмилия Матвеевна, — а потом китайцы внезапно начали ее сворачивать и сколачивать высокий глухой забор.

Далее пенсионерка показывает на грядку посередине своего участка. Сюда, по ее словам, китайцы повадились закапывать собачьи и прочие обглоданные кости. По сути, участок Эмилии Матвеевны в один момент был превращен в кладбище домашних животных. Предварительно съеденных.

— За минувшее лето они все вытоптали у меня на участке, а что могли съесть — съели, — недоумению и растерянности пожилой женщины, пережившей Великую Отечественную войну, нет предела. Жаловаться в милицию она уже устала — там ее, по ее же словам, не хотят слушать. А меж тем малину, крыжовник и баклажаны китайцы собирают полными пригоршнями с участка старушки и, нагло улыбаясь, уносят к себе за высокий забор.

Напоследок Эмилия Матвеевна поведала совсем уж вопиющий случай: сосед Зацепиных, 50-летний Владимир, чей дом примыкает к китайскому пансионату, как-то вдруг обнаружил китайцев, мирно обедавших на чердаке его собственного дома!..

Рейд миграционной службы

Китайские жильцы и работники садоводства «Байкальское», так досаждающие дачникам, сотрудникам УФМС уже знакомы. Тем не менее миграционщики согласились выехать с нами в садоводство, чтобы во всем разобраться на месте. Последний раз представители миграционной службы навещали китайцев, квартирующих в «Байкальском» летом, и сейчас были поражены, с какой скоростью здесь вырос трехэтажный дом из бетонных блоков.

Громадный трехэтажный дом с узкими окошками, стремительное строительство которого, очевидно, остановила зима, соседствует с трехэтажным коттеджем и двумя гаражами. На подъездах к китайской вотчине нам повстречалась пожилая китаянка, имеющая статус служанки. Из надворных построек появились еще трое граждан КНР мужского пола. Один из них, самый старший, был одет в изрядно потрепанный зеленый китель китайской армии, так впечатливший страдающую от соседства с выходцами из Поднебесной Эмилию Зацепину.

В окнах коттеджа сотрудники УФМС заметили небольшое движение — женщина с маленьким ребенком побежала вверх по лестнице. Несмотря на стук в окно, требования миграционщиков и просьбы соотечественников выйти на улицу, она не отпирала дверь.

У всех граждан КНР было необходимо проверить документы, но ни у одного из иностранцев не оказалось паспорта, который необходимо всегда иметь при себе. С китайцами приходилось объясняться при помощи жестов, по-русски они не понимали ни слова. И в итоге вызвонили свою хозяйку Любу, которая должна была прояснить ситуацию.

Люба — тоже китаянка, но в отличие от своих соотечественников, живущих при коттедже в качестве разнорабочих, она неплохо знает русский язык и имеет вид на жительство.

Люба — это адаптированный вариант имени от Либо, так на самом деле зовут эту женщину, имеющую фамилию Та. Люба рассказала нам, что владелица этого коттеджа ее родная сестра Та Лихуэй, и сейчас она в Китае — лечится. Малыш, который остался в коттедже со своей нянькой, — это ее сын. В отличие от дачников садоводства, Лихуэй давно приватизировала свой участок, сейчас он в собственности у китаянки.

Люба заверила представителей УФМС, а сотрудники компетентных органов подтвердили по телефону, что всех пятерых китайцев в скором времени ждет депортация на родину. У трех китайцев, некогда работавших на лесопилке в городе Зиме, паспорта сгорели по время пожара, сейчас их восстанавливают в Генеральном консульстве в Хабаровске. У двух женщин просрочена регистрация, сейчас их паспорта находятся в милиции, на них уже стоит так называемая черная печать, означающая, что из-за нарушения законодательства иностранцу будет запрещено въезжать на территорию РФ в течение пяти лет.

— Выжали из них все что могли и теперь домой отправляют, — говорят сотрудники отдела миграционного контроля УФМС России по Иркутской области. — Китайцы, которые нанимали своих соотечественников на работу, может быть, и поступили с ними не совсем по-человечески, доведя земляков до депортации, но сейчас, с точки зрения миграционного закона, никаких претензий к ним нет.

О том, что китайцы пакостят на участках дачников, Люба ничего не знает, она здесь не живет, а только помогает решать проблемы китайским работягам. На вопрос, для чего построено огромное серое здание, Люба отвечает с хитрой улыбкой: «Не знаю», а потом добавляет почему-то шепотом: «Мы его достроим и будем в аренду сдавать».

Метки:
baikalpress_id:  10 505