Потомки тевтонских рыцарей живут в Иркутске

Один из Зиловых стал прототипом главного героя «Утиной охоты» Александра Вампилова

Старинный немецкий род Зиловых ведет свое начало с ХХ века и имеет непосредственное отношение к Тевтонскому ордену. Потомки рыцарей, носители старинного немецкого герба, живут в Иркутске. Один из них — Евгений Зилов, главный научный сотрудник НИИ биологии ИГУ, профессор кафедры водных ресурсов ЮНЕСКО при ИГУ, доктор биологических наук, член редколлегий многих международных журналов (европейских, американских, японо-австралийского и даже африканских), сын легендарного Анатолия Зилова, по одной из версий — прототипа персонажа «Утиной охоты».

Беседа с Евгением Анатольевичем вышла необыкновенно увлекательной. Рассказ, который поведал нам ученый с мировым именем, много лет собиравший сведения о своих предках, запросто может служить основой для приключенческого романа в стиле Александра Дюма. Оказывается, в Прибалтике про деда Евгения Анатольевича Рудольфа и его старшего брата Генриха слагают анекдоты, подобно нашим про поручика Ржевского. Картежники, гуляки и неисправимые авантюристы, они столько раз закладывали свой родовой замок, что в итоге было непонятно, кому он, собственно, принадлежал.

В Первую мировую братья сражались по разные стороны баррикад, а в Гражданскую войну — на стороне армии барона фон Унгерна. Почему после провала военной кампании Рудольф Зилов не сбежал от красных за рубеж, а прямиком направился в Сибирь — неясно. Однако факт остается фактом: в Иркутске потомок тевтонских рыцарей объявил себя ни больше ни меньше латышским стрелком и стал одним из видных начальников местного НКВД.

Зиловский грифон и братья-авантюристы

— История рода действительно берет свое начало в X веке, — рассказывает Евгений Зилов. — Согласно семейным традициям, старший брат заводил семью и вступал во владение родовым замком, а младшие шли служить в Тевтонский орден.

Интересно, что в переводе на русский язык старинная немецкая фамилия Sylow означает «заброшенные, никчемные земли, пустоши».

— Земля там действительно никуда не годная. Когда в 1986 году я ездил в Латвию и был на месте руин родового замка, я лично в этом убедился. Единственное, для чего эта территория подходила идеально, так это, пожалуй, для пиратского гнезда. Видно, тем наши предки и промышляли.

Позже, в XVII веке, после распада Тевтонского ордена, часть Зиловых перешла на службу России. Прямые потомки этой ветви рода и поныне живут в Москве. Другая часть Зиловых, как раз тех самых, которые являются для иркутских Зиловых прямыми прародителями, осталась на своих землях.

— В Риге меня однажды спросили: «Вас действительно зовут Зилов?» Оказалось, что в Прибалтике эта фамилия сравнима с именем поручика Ржевского. О моем деде Рудольфе Зилове и его брате Генрихе в Латвии слагают анекдоты. Интересно, что во время Первой мировой войны младший брат Рудольф служил в российской армии, а старший Генрих — в германской.

— Видимо, чтобы в случае чего не остаться без родового замка, — считает их предок. — Кстати, в той войне и уничтожили замок и прилежащую к нему «нашу» деревушку, населенную, очевидно, потомками дружинников, замковых слуг и членов пиратских артелей.

Латышский стрелок и девушка-крестьянка

После революций в России и Германии, в период Гражданской войны, совершенно непонятным образом братья оказались в армии фон Унгерна. После того как отброшенное к Монголии войско было разбито, а сам барон ушел в буддийские монахи, пути-дороги Зиловых разошлись. О Генрихе доподлинно ничего не известно, а Рудольф, вместо того чтобы бежать от красных за рубеж, прямиком направился в Сибирь. Здесь, в Иркутске, барон Зилов, потомок тевтонских рыцарей, объявил себя латышским стрелком и занял пост в местном НКВД. Плюс ко всему успел обзавестись семьей, женившись на шестнадцатилетней Маше Морозюк.

— В шесть лет бабушка осталась сиротой и жила в людях. Ее отец, крымский крестьянин, был сослан в Сибирь. Бабушка говорила — за революционную деятельность, дед утверждал — за кражу коровы.

Однако счастливый брак бедной девушки и начальника баронских кровей длился недолго. В 33-м добрые люди навели в Москве справки и доподлинно узнали: латышского стрелка Рудольфа Зилова нет, зато есть кровавый бунтарь и угнетатель латышского трудового народа.

— Деда взяли его же сотрудники и, уверяя, что помогут сбежать, отвели в баню, где был сделан подкоп. Оказалось, отнюдь не из добрых побуждений. Когда дед Рудольф вылезал из подкопа, его застрелили, как при попытке к бегству. А Маша Морозюк, будучи беременной моим отцом, осталась совсем одна.

Герой нашего времени

Оптимизм, жизнелюбие и некоторая доля авантюризма — вот, пожалуй, главные семейные черты рода Зиловых, которые всегда выручают в трудных ситуациях.

— Детство у отца было по-настоящему голодным. После расстрела мужа шестнадцатилетняя Маша Морозюк оказалась в незавидном положении. На работу ее не брали, люди обходили стороной. Интересная деталь: жившие на одной улице евреи ей — вдове немца — по ночам привозили дрова. Тайно, чтобы никто не видел.

Однако, несмотря на трудности и клеймо сына врага народа, Анатолий, сын юной Маши и барона Зилова, выбился в люди.

— Пионером и комсомольцем отец, конечно, не был. И все же, окончив школу, успешно поступил в университет, а потом и в аспирантуру. Жизнелюбивый, жизнерадостный, он был удивительно разносторонней личностью! Кандидат геологических наук, доцент Иркутского госуниверситета, отчаянный картежник, балагур и душа компании, спортсмен и старый таежник, Анатолий Зилов был в Иркутске человеком действительно известным. Он писал неплохие стихи и поэмы, печатался в газетах, сборниках. По словам сына, Евгения Анатольевича, близко дружил с Вампиловым. Более того, согласно одной из версий, именно Анатолий Зилов и стал прототипом главного героя пьесы «Утиная охота».

— Зилов — герой нашего времени. Печорин советской эпохи. Да, в этом персонаже присутствуют черты отца. Насколько мне известно, даже история с похоронным венком имела место быть в его биографии. Как, впрочем, и неразбериха с женщинами. Правда, он со всеми бывшими женами умудрялся сохранять хорошие отношения и даже дружил с их последующими мужьями. Единственное, отец был невероятным оптимистом и роль черного меланхолика, которая присуща литературному персонажу, абсолютно была ему чужда. Впрочем, по словам сына, сами друзья Анатолия Зилова склонны считать, что персонаж списан как минимум с трех человек. Дескать, на этой фамилии Вампилов остановился лишь исходя из того, что уж кто-кто, а Зилов точно не поймет превратно. И здесь классик современной драматургии ничуть не ошибся.

— В свое время отец даже завел две папки. Одна называлась «За меня», другая «Против меня». В них он бережно складывал рецензии на пьесу. А когда бывал в Москве и отправлялся на спектакль по «Утиной охоте», он шел прямиком к администратору, предъявлял паспорт и уверял, что он и есть тот самый Зилов. Отец даже говорил, что лично встречался с актером Владимиром Андреевым, который нравился ему как Зилов, и Олегом Далем, которого, напротив, не одобрял. Кроме того, отец всегда шутя говорил Вампилову, что, если тот опубликует пьесу, половина гонорара, на правах главного литературного персонажа, должна принадлежать ему.

Потомки есть, а рода нет

В настоящий момент в Иркутске живет три прямых потомка старинного рода баронов Зиловых. Внуки легендарного деда Рудольфа — братья Сергей и Евгений Зиловы, а также правнук барона, сын Сергея Анатольевича, профессора, доктора физико-математических наук, — Дмитрий. Сам же Анатолий Зилов, балагур, картежник и невероятный оптимист, ушел из жизни сравнительно недавно, в 1998 году. И если в том, что именно он послужил прототипом героя Вампилова, сомневаться еще можно, то в том, что Анатолий Рудольфович был достойным продолжателем рода смелых и авантюрных Зиловых, сомневаться не приходится.

— Он жил как живется, на полную катушку. Спортсмен, силач, чемпион области по прыжкам в высоту. Будучи однажды в Бодайбо в геологической экспедиции, он пришел на стадион и поспорил с местной молодежью, что прыгнет через турникет. От здорового мужика в телогрейке и шапке-ушанке такой прыгучести никто не ожидал. В итоге местные ребята проспорили, а отец отправился пополнять провиант.

Интересно, что, согласно Европейскому справочнику по дворянским родам, с которым Евгений Анатольевич сверялся, будучи в Германии, баронский род Зиловых считается угасшим в 20-е годы XX века. Видно, с того самого момента, как авантюрный Рудольф Зилов объявил себя в Иркутске латышским стрелком.

Метки:
baikalpress_id:  10 502