Инвалида похитили, чтобы завладеть квартирой?

Квартирные войны в Иркутске не затихают

На первый взгляд история, которую рассказал житель деревни Галки Иркутского района Владимир Кокоуров, кажется невероятной. Да и самому Владимиру Васильевичу, всю жизнь честно и добросовестно трудившемуся в колхозе, трудно в нее поверить. Уйдя на заслуженный отдых, пенсионер Кокоуров и представить себе не мог, что станет участником целого детектива. И хотя он отзывается о себе с легкой иронией («деревня я»), живой ум, настойчивость и принципиальность не позволили ему пустить это дело на самотек, что явилось полной неожиданностью для людей, которые нацелились на квартиру его больного дяди.

Фальшивый племянник

В Иркутск Владимир Васильевич обычно приезжает с пухлой папкой, заполненной документами. Обивать пороги чиновников, а теперь и сотрудников прокуратуры стало для него обычным делом. Странные вещи начали выясняться в 2007 году, а шлейф за ними тянется и по сей день.

Дядя Владимира Васильевича, 76-летний Иван Дмитриевич Гилев, в 2003 году неожиданно женился — на своей подруге Александре Кардополовой. Через некоторое время супруга стала замечать за Иваном Дмитриевичем странности. То воду изо всех кранов пустит, то костер пытается развести в квартире. А вскоре он попросту перестал узнавать близких. Посовещавшись с родственниками, Александра определила супруга в хоспис. Оставшись совсем одна, пожилая женщина вскоре скончалась.

Опекуном над недееспособным Иваном Гилевым суд назначил его племянника Владимира Кокоурова. За опустевшей иркутской квартирой на улице Баррикад стала присматривать дочь Владимира Васильевича. Первый тревожный звонок, которому Кокоуровы вроде бы поначалу и не придали значения, прозвучал после смерти Александры. В квартире был прописан только Иван Гилев. Между тем счет за коммунальные услуги по-прежнему приходил на двух человек.

Пытаясь разобраться в этой нескладице, Владимир Васильевич выяснил, что в квартире, помимо его дяди, каким-то непостижимым образом прописался еще один человек — Николай Мироненко. Родственников с таким именем и фамилией у Владимира Кокоурова не было. Владимир Васильевич быстро смекнул, что на квартиру его больного дяди кто-то имеет виды, и обратился в Октябрьский районный суд с иском о снятии Мироненко с регистрационного учета.

Выписка из протокола судебного решения: «Располагая информацией о семейном положении Гилева И.Д. и используя его болезненное состояние, должностные лица, ведающие регистрацией граждан, без ведома нанимателей жилого помещения в сентябре 2007 года задним числом (18.08.2001) зарегистрировали как постоянно проживающего в квартире Гилева под видом племянника Мироненко Н.В.».

Сам Николай Мироненко на суд не явился, но, поскольку он никогда не проживал в квартире, не являлся родственником нанимателя Гилева, не включен в ордер в качестве члена семьи Ивана Дмитриевича, никогда не вносил платы за коммунальные услуги, суд постановил снять его с регистрационного учета.

Претендент не сдается

Казалось бы, тут-то и всей истории конец, но не тут-то было. Испорченные квартирным вопросом, охочие до чужих квартир люди и не думали сдаваться. Осенью этого года Владимир Васильевич узнает, что в квартире прописан трехмесячный младенец — Мироненко Антип. С отпрыском выселенного через суд жильца произошла и вовсе какая-то оказия. Согласно документам, хранящимся в МУП СРЦ, Антип прописан в квартире Ивана Гилева. В то же время, по сведениям отдела УФМС России по Иркутской области, заявление о регистрации младшего Мироненко не поступало.

Сотрудники УФМС отправили в прокуратуру Октябрьского района информацию для правовой оценки действий должностных лиц паспортного стола. Николай Мироненко, видимо поняв, что квартира Гилева опять уплывает из рук, решил принять экстренные меры. 21 октября дочь Владимира Кокурова Светлана пошла в больницу навестить дядьку. К ее глубокому изумлению, родственника в хосписе не оказалось. Когда Светлана взялась выяснять, где Иван Гилев, медработники ей ответили, что больного забрал человек, прописанный с ним по одному адресу. Светлана сразу поняла: это был Мироненко, который хоть и лишился регистрации после решения суда, но прописку в своем паспорте оставил.

На вопрос, как могли отдать пациента постороннему человеку, без присутствия опекуна, врачи лишь разводили руками: дескать, прописаны по одному адресу — значит, близкие люди. Владимир Кокоуров написал заявление в милицию. Пенсионеру пришлось использовать личные связи, чтобы узнать истинный адрес Николая Мироненко. По этому адресу и отправился участковый. Хозяин не пустил его даже в дом. «Да у нас Гилев теперь живет, — проговорил со злостью предполагаемый Мироненко. — Все у него в порядке, отстаньте от нас». Участковый передал дело в прокуратуру Куйбышевского района. Пока никаких подвижек в этом деле родственники Ивана Гилева не дождались.

— По имеющейся у меня информации, Иван Гилев действительно сейчас находится у Николая Мироненко, — говорит Валентин Луценко, начальник паспортного стола Октябрьского района. — Николай в свое время ухаживал за больной раком Александрой Кардополовой. Именно тогда Иван Гилев и прописал его в своей квартире. Мироненко не успел оформить опекунство, но после смерти жены Гилева часто его навещал в больнице, приносил передачи.

Сейчас Николай Мироненко подал на опекуна Кокоурова встречный иск. Чтобы сказать наверняка, чем закончится вся эта история, подождем решения суда. Мы попытались связаться с Николаем Мироненко, чтобы узнать его точку зрения на вышеизложенные события, а также поинтересоваться состоянием здоровья Ивана Гилева. Однако люди, которые, по нашим сведениям, знают телефоны и место жительства Мироненко, отказались нам дать эту информацию.

Вышеизложенная история не претендует на уникальность. Ее особенность лишь в том, что здесь у больного человека есть родственники, которые умеют отстаивать свои права. Как нам рассказал анонимный источник, в Иркутске действуют люди, специализирующиеся на квартирах одиноких, тяжело больных иркутян и имеющие подвязки во всех нужных учреждениях. Плюс ко всему эти люди водят дружбу с дворниками и коммунальщиками, получая от них нужные сведения. А потом за весьма приличную сумму предлагают нуждающимся в жилье адрес престарелого больного, за которым нужно поухаживать. На вопрос «А если этот человек проживет еще лет двадцать?» нашему источнику один из таких комбинаторов ответил: «Так это смотря как ухаживать...»

Метки:
baikalpress_id:  22 588
Загрузка...