Тулунчанку заставили отсуживать собственного ребенка

Две молодые женщины появились в редакции по довольно странному делу. У одной из них, Елены Минченко, мать забрала ее грудного сына, своего внука, и категорически отказалась отдавать ребенка. Лена подала в суд исковое заявление о возврате ребенка матери. — Только я не понимаю, почему я должна высуживать собственного ребенка. Я не лишена родительских прав, но меня заставили через суд требовать его возврата. Суд присудил вернуть ребенка родной матери. Однако до сих пор годовалый младенец находится в доме бабушки. Родня Елены подала кассационную жалобу в Иркутский областной суд. Елена возмущена таким отношением к ее родительским правам.

История Елены одновременно смешная и грустная. Молодая девушка жила с мамой и другими родичами в поселке Азей — пригороде Тулуна. Она окончила школу, техникум и осталась жить в Иркутске, в семье родного брата. В ноябре 2007 года она родила мальчика и решила перебраться поближе к родне. 20 февраля 2008 г. Лена и ее мать крепко поссорились. После ссоры мать выгнала Лену, забрав у нее ребенка.

Лена уехала в Иркутск. Многократные попытки забрать ребенка у матери ни к чему не привели. Лена обращалась в милицию, органы опеки, прокуратуру. Но ребенка забрать ей нигде не помогли. В прокуратуре сказали: забирайте, мол, имеете полное право. Милиция, которая несколько раз выезжала в дом Лениной матери, изъять ребенка у бабушки почему-то не смогла. Инспекция по делам несовершеннолетних дело возбуждать не стала — не нашла достаточных оснований. В органах опеки девушке посоветовали написать заявление в суд.

— Удивлению нашему предела просто не было. Она должна подать в суд, чтобы забрать собственного ребенка! — возмущается Светлана, невестка Елены, жена старшего брата, у которого девушка и проживает. Светлана — представитель Елены в суде, ведь адвокат стоит немалых денег. Лена, конечно, работает, но получает не так много.

Правда, причину, по которой Лене нужно было подать в суд, в органах опеки назвали: бабушка мальчика обратилась в органы с заявлением о пропаже дочери.

— Но Лена никуда не пропадала. Мать знала ее адрес. К тому же мы регулярно ездили в Азей, сами пытались забрать ребенка. Но они увозили мальчика из дома.

Елена обратилась в суд. На суде родственницы утверждали, что Лена не способна воспитывать ребенка, даже якобы хотела его продать. Мать Лены пыталась убедить суд в том, что дочь, что называется, не в себе. Однако они признали, что Лена действительно очень хотела вернуть сына, приезжала с милицией, с участковым, но они ребенка не отдали. Подруга и сокурсницы Лены рассказали в суде, что сестры заставляли девушку делать аборт, когда узнали о решении Лены родить для себя, без мужа. И подтвердила, что родные не пускают ее домой. Начальник управления опеки и попечительства предоставил в суд письменное заключение, что ребенка следует возвратить матери.

Суд решил, что никаких веских доказательств того, что ребенку не следует находиться с матерью, бабушкой ребенка не предоставлено. А свидетельства родственниц — показания заинтересованных людей. Решение суда было разумным: следует возвратить ребенка родной матери.

Однако возврат малыша оказался делом сложным. Адвокаты ответчицы составили кассационную жалобу в Иркутский областной суд, и теперь Елена и Светлана ждут ответа.

— Время идет, а мой сын меня не видит. Он просто отвыкает. А судебные тяжбы — дело длительное. Он меня и мамой-то потом не назовет, — переживает Лена. Однако другого выхода у нее нет. После судебной процедуры все должно происходить в официальном порядке.

Загрузка...