По следам купцов Голдобиных

В Манзурке забыли имя купчихи, выстроившей полсела

Елизаветинский спиртзавод, существовавший некогда возле села Манзурка Качугского района, оставил после себя не только добрую память, но и совершенно явственные исторические памятники. Его владельцы выстроили большую часть административных зданий в волостном селе. До сих пор в бывшей купеческой больнице лечат селян, в одном из домов проходят церковные службы, а в другом работает детская библиотека. Однако кто такие местные благотворители и откуда они, в Манзурке уже не помнят.

Урочище Завод

Память штука сложная, капризная и подвластная влияниям. Село Манзурка тому доказательство. Здесь помнят и хранят воспоминания о ссылке М.В.Фрунзе. Берегут кровать, на которой отдыхал революционер, и верстак, на котором он плотничал. Помнят и крупных землевладельцев Грозиных — но лишь потому, что их сын, единственный из всей большой и богатой семьи, принял советскую власть. Став после Октябрьской революции геологом, он заслужил звание Героя Соцтруда. В селе ему открыли мемориальную доску.

От купцов Голдобиных, отстроивших половину Манзурки, осталась только фамилия, и та вспомнилась благодаря энтузиазму жительниц, собравших к 360-летию села некоторый краеведческий материал.

— Действительно, был спиртовой завод купцов Голдобиных. За селом, на ручье Жергон. Очень уж вода там хорошая! Там сейчас скот пасут. Урочище Завод это место называется, — объяснили нам в сельской администрации.

Недалеко от Манзурки, рассказывают старожилы, отстроили купцы Голдобины большое предприятие, вокруг которого выросла заимка. Жили возле завода управляющий и работники. Высадили тогда прекрасную тополиную аллею — о ней помнили еще недавно жившие старики. Но теперь не осталось и пня. На территории завода глубокие канавы — остатки заводских подвалов, где хранился произведенный продукт. Когда под революционными бурями предприятие закрылось, жилые дома вывезли ближе, в село. Сам завод, как общенародное достояние, впоследствии растащили по гвоздю. В колхозные времена там начали пасти скот, поставили домик для пастуха.

— Это единственное строение. И его бы разобрали, если бы не я, — усмехается Виктор Зуев, бывший пастух бывшего манзурского совхоза.

Свадебный анекдот

Большое трактовое село нынче пребывает если не в запустении, то в бесхозяйственности и неаккуратности. Когда-то было по-другому. Крупный волостной центр Верхнеленского уезда включал 17 селений. Через него шел Якутский тракт. Потому старались держать его в виде благородном. В поддержании порядка и благообразия большую роль играли купеческие капиталы. Самый первый мост через речку Манзурку построила купчиха Голдобина.

Остатки его до сих пор видны на берегу. Голдобины построили школу для ребятишек, почту, больницу, где и в настоящее время располагается амбулатория. Семья выстроила церковь, которая до нынешних времен, к сожалению, не сохранилась. Причем строили дважды. Первый раз — купец Голдобин. Его церковь сгорела. Вторично — рядом со сгоревшей церковью — поставила храм, вероятно, его дочь, купчиха Голдобина.

Ничего больше в Манзурке об этих купцах достоверно не известно. Ни имени, ни кто кому и кем приходится. Неизвестно даже, связывала ли купцов кроме бизнеса какая-нибудь ниточка с манзурской землей. Точно известно только одно: людей с такой фамилией в селе нет.

— Приезжие они. Сама купчиха в Иркутске жила, наверное. Но вот сына почему-то в Манзурку венчаться привозила, — рассказывает библиотекарь, а заодно и хранитель местного музея Альбина Ивановна. — Здание детской библиотеки тоже построено в незапамятные времена купчихой.

История венчания сына купчихи Голдобиной осталась как местный анекдот, передаваясь из уст в уста. Купчиха специально для этого, говорят, построила вторично деревянную церковь. Она получилась роскошная, с большими куполами и очень звонким колоколом. Звонил он ежедневно в полдень. Самым замечательным в этом деревянном храме было то, что строили его на старорусский лад — без единого гвоздя. Назвали его Введенским. Церковь пережила самое тяжелое время разрушения храмов, но в 1958 году сгорела.

Собственно история венчания такова: Голдобина привезла сына в Манзурку жениться. А чтобы отпраздновать великое семейное событие всем миром, щедрой купеческой рукой выставила по всей дороге от Манзурки до завода бочки с произведенным ею же продуктом, то есть со спиртом. Все проезжавшие и проходившие мимо пили из бочек за счастье и здоровье молодых, а также и за купчиху-филантропку. Когда наступил вечер, возле бочек по всей дороге зажгли смоляные факелы. Надо полагать, ради такого случая ехали до Манзурки и жители близлежащих деревень, относящихся к волости.

— Ехали, пили понемножку. Не было такого, чтобы напиться мертвецки и упасть. Не то было отношение, что сейчас, — рассказывает Наталья Подлуцкая, работница поселковой администрации.

Она и ее дочь, сотрудница библиотеки для взрослых, собирали краеведческий материал о селе.

Кто же такие манзурские благотворители?

История о великой свадебной попойке — самая большая после артефактов М.В.Фрунзе историческая реликвия. А вот кто же такие все-таки эти манзурские купцы Голдобины?

— Мы обратились в архив в Качуге. Но там никаких документов ранее шестидесятых годов прошлого века не оказалось — все были отправлены в областной архив в Иркутск. И тех, кто мог что-то помнить о купцах, уже нет в живых. Потомки работников завода проживают в Манзурке, но они мало удержали в памяти из рассказов родителей и дедов. Мы пробовали работать в архиве в Иркутске, но очень скоро поняли, что нужно быть специалистом, чтобы разобрать старинные записи.

Что еще известно в Манзурке о представителях купеческой фамилии, которая так много сделала в свое время для села? Что была у них мельница, и не одна. Был вроде еще пивоваренный завод. Сохранился дом Голдобиной в самой Манзурке. Из него сделали храм. В подвалах дома раньше, при хозяевах, спирт хранили. Потом подвалы заколотили наглухо.

Не удалась работа в архиве еще и потому, что материала было очень много, ведь купеческая фамилия Голдобиных известна по всему Забайкалью, Прибайкалью, встречается она также в других регионах, например за Уралом. Были известные купцы Голдобины в Забайкалье. В Улан-Удэ остался после них дом — памятник архитектуры, в нем останавливался цесаревичем Николай Второй. Забайкальские Голдобины славились как благотворители. Были свои купцы Голдобины и в Иркутске. Купеческий дом этой фамилии находился рядом с исторической аптекой № 1 в районе Центрального рынка.

Прояснения вопроса о манзурских Голдобиных сельчане ждут от одного писателя, который заезжал в деревню искать свои корни, а заодно узнать о местных купцах. Информацией он делиться не стал, но пообещал, что напишет целую книгу о здешних благотворителях. «Надо написать. Хорошие, говорят, были люди», — сказал он.

Метки:
baikalpress_id:  22 561