7 Ноября отметили скромно

На митинге выяснились подробности неизвестного ранее плана спасения Колчака

7 ноября, День Октябрьской революции, не прошел незамеченным для людей, неравнодушных к советскому времени. Кто-то просто пришел с бутылочкой к соседу: мирно побеседовали, повспоминали, поспорили... Кто-то отправился на митинг, который в Иркутске прошел по стандартному сценарию: красные флаги, фотографии вождей, транспаранты... Вот только традиционное шествие от стадиона «Труд» до Вечного огня было отменено.

— Из-за того что 7 ноября был рабочим днем, нам было сложнее собрать митинг, — говорит Ольга Саидова, член бюро обкома КПРФ. — Но кто-то отпросился с работы, кто-то отработал в праздничные дни... Молодежь на полчасика прибегала с занятий. Митинг получился. Так как день был не праздничный, нам не разрешили шествие к Вечному огню. Пришлось ограничиться несколькими сотнями метров: от стадиона «Труд» до памятника Ленину.

— Впервые за десятилетия (Октябрьская революция произошла 91 год назад. — Прим. авт.) этот день был не праздничным. Это говорит о многом... — говорит член КПРФ Сергей Чернышев. — Целую эпоху хотят стереть из памяти россиян: великих мыслителей, захватывающие открытия, выигранную войну, прекрасную идеологию. Ведь все это происходило одновременно, ничего нельзя вычеркнуть. А что происходит сейчас? Развалили все заводы, споили население, много молодежи сидит на игле. Зато юмористические программы показывают по 15 часов в сутки. Как можно смеяться, если вокруг происходит такое?.. Сергей Чернышев уверен, что за коммунизмом будущее, и приводит такие красноречивые, на его взгляд, цифры: еще три года назад в Иркутской области было четыре пионера, а теперь 5 тысяч.

Однако на митинге были не только сторонники коммунистов, но и те, кто относится к их ценностям весьма прохладно. Например, среди митингующих был замечен Григорий Красовский.

— У меня проблема, касающаяся земельных участков, — рассказывает он. — Я пять раз ходил к депутату Госдумы от КПРФ Сергею Левченко, трижды писал лидеру КПРФ Геннадию Зюганову. Но никакого ответа, а тем более помощи не последовало. Поэтому я понял, что все их слова ничего не значат. И я хожу на митинги, открываю глаза народу. Кругом один обман, и он, конечно, исходит не только от коммунистов, но и от многих других партий.

Григорий Красовский утверждает, что боевой нрав ему достался от предков. Его дед Михаил Александрович Кривошеев был красным партизаном. В 1920 году он оказался в Иркутске — именно в то время, когда там волею судьбы находился и Александр Колчак. Руководителя Белого движения держали в тюрьме. Михаил Александрович хоть и был на стороне красных, но это не мешало ему сочувствовать Колчаку.

— Мой дед говорил, что Колчак заслуживал уважения, а потому ему не место было в тюрьме, — рассказывает Красовский. — Михаил Кривошеев был близким другом того, кто сторожил Колчака. Они договорились освободить адмирала, потому что догадывались, что незавидная участь ждет этого славного, честного человека. План бегства был уже готов. Но время опередило их. Колчака казнили.

Метки:
baikalpress_id:  10 422