Отрезали ногу. Куда девать?

Иркутской области нужны мусоросжигательные печи

Летом прошлого года в Свердловском районе Иркутска были найдены 116 пробирок с кровью. Правоохранительные органы отметили, что это был не первый подобный случай в Иркутске. В конце 90-х годов корреспонденты нашего еженедельника, совершив рейд по больницам Иркутска, в одном из контейнеров нашли ампутированную человеческую ногу. В 2004 году журналисты одной из телекомпаний обнаружили на территории одной из иркутских больниц в обычном деревянном ящике целый склад ампутированных конечностей. Таким образом, проблема утилизации медицинских отходов является довольно острой и актуальной. Корреспондент «СМ Номер один» направился в Управление Роспотребнадзора по Иркутской области, чтобы выяснить, как утилизируются медотходы в регионе.

Красный, желтый, черный

Еще 25—30 лет назад проблема утилизации медотходов не стояла так остро, как сейчас. Связано это в первую очередь с тем, что лишь в конце 90-х годов Россия стала переходить на одноразовые медицинские материалы. В 1999 году были изданы санитарные правила и нормы по сбору, хранению и удалению отходов лечебно-профилактических учреждений.

Все медицинские отходы делятся на пять категорий. К классу А относятся все твердые бытовые отходы (бумага, пищевые продукты), а также отходы, не соприкасавшиеся с раневой поверхностью, не имевшие контакта с биологическими жидкостями пациентов, инфекционными больными, нетоксичные отходы. Также к ним относятся мебель, инвентарь, неисправное диагностическое оборудование. Особых требований по их утилизации нет — они должны собираться в обыкновеные одноразовые пакеты и могут утилизироваться в обычные мусоросборники.

Класс Б — это большая группа потенциально инфицированных отходов. Например, отходы органического происхождения — плаценты, пуповины, абортивный материал, органы тела, опухоли, ампутированные конечности. Все это направляется в патологоанатомические отделения, где и исследуется. После исследования все эти органические отходы некоторое время хранятся в морозильной камере, потом приезжают специальные ритуальные службы, упаковывают в специальные ящики и хоронят на обычных кладбищах. Также к категории Б относятся острые одноразовые инструменты (иглы, склификаторы), предназначенные для инъекций, забора крови, прочих процедур. Согласно СанПину, они должны складироваться в одноразовые герметичные емкости непременно желтого цвета. После дезинфекции острый одноразовый инструментарий удаляется в контейнеры для отходов.

t Обработанные дезраствором шприцы помещают в желтые пакеты, которые затем отвозят на дезостанцию. Иркутская компания «Дезирс» перерабатывает шприцы в крошку, которая используется для технических целей. Использованные вата и бинты также подлежат утилизации в желтых пакетах (желтый — это цвет медотходов категории Б).

Медотходы класса В — это отходы туберкулезных учреждений, лабораторий, работающих с микроорганизмами. Принцип утилизации тот же, что и с отходами категории Б, но цвет пакетов красный и режим дезинфекции более жесткий. К классу Г относятся отходы, близкие к токсическим: это просроченные лекарственные средства, отходы от лекарственных и диагностических препаратов, ртутьсодержащие предметы, приборы и оборудование. Эти отходы подлежат утилизации в пакетах с черной маркировкой.

Ну а последняя категория — Д, самая малочисленная, к ей относятся лишь радиоактивные отходы. В Иркутске медотходы этой категории есть лишь у онкодиспансера и областной клинической больницы.

Отходы категория Г и Д утилизируются по договорам со специализированными предприятиями. В основном медотходы после дезинфекции вывозятся на полигоны. Но в сельских населенных пунктах часть лечебно-профилактических учреждений собранные медотходы сжигают в котельных.

— К сожалению, рейды по медучреждениям ушли в прошлое, но проверки остались, — уверяет Галина Климова, заместитель начальника отдела надзора за состоянием среды обитания и условиями проживания населения Управления Роспотребнадзора по Иркутской области. — За нарушение правил СанПина предусмотрены штрафы. Но порой правила эти нарушаются не из-за халатности медработников, а из-за бытовых проблем — не всегда есть пакеты нужной маркировки, не хватает контейнеров. К сожалению, у медучреждений пока нет отдельной строки в финансировании, направленной именно на утилизацию отходов.

Необходимы современные технологии

Кроме опасности для населения, которую несет недобросовестная утилизация медотходов, существует еще одна проблема — колоссальный вред от дезинфектантов, который получает медперсонал. Эти вещества очень токсичны, работать с ними приходится в перчатках и респираторах, но все равно у людей так или иначе страдают органы дыхания.

Простой пример: акушерка в роддоме за 24-часовую смену семь часов тратит только на дезинфекцию! Гигантский труд и гигантский вред для людей. Поэтому идеальным вариантом являются все же мусоросжигательные печи. Но здесь сразу возникает две проблемы: где разместить и на что приобрести, — рассуждает Галина Климова. — В этом году я была на учебе в Санкт-Петербурге, нам продемонстрировали итальянскую установку, которая работает в одной из крупных больниц. Это действительно совершенное устройство — прямо на месте происходит измельчение и термическая обработка отходов, полученная крошка складируется в специальные пакеты. Жалко, что у наших больниц пока нет финансовой возможности приобрести такие установки.

Специалисты Управления Роспотребнадзора утверждают, что, помимо таких установок, выходом из ситуации было бы создание специализированных центров по утилизации медотходов (они работают в Подмосковье, Нижнем Новгороде), была идея построить такое предприятие сразу для трех городов — Иркутска, Ангарска и Шелехова (опять же в рамках агломерации). Пока этот проект находится в стадии разработки.

Как отметили в министерстве здравоохранения Иркутской области, проблема утилизации медотходов требует оперативного и жесткого решения. Но оно, в свою очередь, невозможно без должного финансирования.

Метки:
baikalpress_id:  10 424