Первоклассник погиб под колесами грузовика

Мальчика раздавило в микрорайоне Солнечном на глазах у родных

Все больше людей гибнет и калечится под колесами автомобилей, и, что самое страшное, все чаще жертвами лихачей и нарушителей правил дорожного движения становятся наши дети. Потерять ребенка, да еще так бессмысленно и жестоко, — что может быть страшнее для родителей? Ярослав Корнеев, ученик иркутской гимназии № 25, проходил в школу всего два месяца. Славный, добрый, отзывчивый мальчик вызывал симпатию у учителей и одноклассников. Бабушка и дедушка, воспитывавшие Ярика, просто души в нем не чаяли. Но из-за рокового стечения обстоятельств Ярослава больше нет. Его сбила и раздавила грузовая машина рядом с собственным домом. И за смерть его пока никто не ответил.

Приехавшая скорая помочь уже не могла

Приходить в дом, который посетила беда — самая страшная беда, которая только может случиться с любящими родственниками, — всегда тяжело. Тем более приходить по долгу службы, жестокого ремесла, вынуждающего задавать вопросы, вскрывать еще не затянувшуюся рану. В доме Корнеевых, кажется, навсегда поселилась гнетущая атмосфера горя. Здесь еще долго будет пахнуть валерьянкой и корвалолом, а портрет Ярика всегда, всегда будет стоять только в траурной рамке.

В комнате мальчика все осталось так же, как и при его жизни, такой короткой и светлой. На полках стоят любимые книги и игрушки, на вешалке висят отглаженные рубашки, костюмы, кимоно (он занимался карате). Но бабушке и дедушке, с которыми жил Ярослав, заходить сюда очень тяжело — из окна этой комнаты просматривается то роковое место, где мальчика сбил трехтонный грузовик. Произошло все за секунды: только что по лестнице спускался жизнерадостный, веселый мальчишка, а через минуту его тело было уже раздавлено колесами грузовой машины.

Бабушка Раиса Алексеевна все время отматывает пленку времени назад, пытаясь разобраться, как же это могло произойти. А все время корит себя — ведь хотела же идти по другой дороге, планировала купить билет на поезд на другой день, ведь хотела же взять его за руку...

— 24 октября мы должны были уезжать на поезде в Усть-Илимск, — бесцветным голосом вспоминает она этот трагический вечер. — Мы собирались навестить моего брата, которому исполнялось 60 лет. Отпросились с уроков, собрали вещи. Поезд отходил в восемь вечера. В шесть мы вышли из дома. Ярик так веселился, радовался, что ему предстоят путешествие, новые впечатления, встреча с родственниками! Он был такой радостный...

На слове «был», так беспощадно указывающем на отсутствие любимого внука, принадлежность Ярика к иному миру, мертвому и холодному, голос бабушки срывается. Ведь в Ярике заключался весь смысл жизни и Раисы Алексеевны, и Виктора Николаевича. Славный, ласковый мальчишка словно освещал их жизнь, и заботиться о нем было только в радость.

— Мы живем в этом доме почти 30 лет, и всегда, всегда ходили по этой дороге. Но в последнее время здесь все перерыто. Лестница вся обветшала, ступени будто пообгрыз кто-то. Я шла первой, хотела зайти в магазин, затем Ярик, следом Лена, его мама, она несла тяжелую дорожную сумку. Я увидела этот грузовик, который заворачивал к нашей девятиэтажке, и подспудно подумала: «Там же Ярик...». Но не успела я даже оглянуться, как грузовик въехал в карман, затормозил — и тут раздался крик, страшный крик Лены...

Следствие пока не выдвинуло официальной версии произошедшего. Но родственники думают, что дело было так: водитель притормозил, чтобы рассмотреть номер блок-секции, а когда тронулся, то не заметил мальчика, которого, в свою очередь, загородила припаркованная «Газель». Жители дома давно обращались к хозяевам машины с просьбой убрать ее. Но автомобиль изо дня в день, из месяца в месяц стоял на этом месте.

— Вначале грузовик наехал на ноги Ярика, а затем дал ход назад — и колеса попали уже на грудную клетку. Трудно представить, какую боль испытал наш мальчик. Шофер сразу выскочил из машины, он плакал, кричал, ну а ехавшие с ним спутники проявили редчайшее равнодушие. Они только повторяли: «Ну что вы кричите? Что вы кричите? Скорая уже едет». Как будто на кочку, а не на ребенка наехали! Шедшая мимо женщина сразу подбежала, чтобы помочь. У Ярика отовсюду шла кровь с пеной — изо рта, носа, ушей. Вскоре начались судороги, и тогда мы поняли: это конец. Приехавшая через 15 минут после трагедии скорая помощь ничем не могла помочь. Ничем... Три часа после трагедии мы еще находились на этом проклятом месте, пока длилась судмедэкспертиза.

На дороге было право пешехода

Уже после произошедшего родственники анализировали трагические события, пытались понять, что привело к беде. Грузовик держался левого края дороги, хотя должен был ехать посередине (когда приехала скорая, она встала справа, места там для нее было достаточно). Если бы машина ехала посередине, если бы водитель не сбавлял ход, если бы он не отвлекся... Если бы, если бы, если бы...

Это дорога рядом с домом № 13 всегда была предназначена как для пешеходов, так и для транспорта (к слову, в Иркутске полно таких проезжих тротуаров, или, по-другому, пешеходных дорог). Приехавшая милиция сразу определила: здесь было право пешехода. Жители этого дома всегда безбоязненно ходили по этой дороге. «Мы всегда знали, что машина тебя объедет, если что. И скорость у автомобилей всегда была соответствующая», — говорят жильцы.

Вообще, в последние годы микрорайон Солнечный стал опасным для пешеходов местом. Он всегда считался одним из самых престижных районов города, и сейчас он активно застраивается, невзирая на протесты жителей. Рядом с домом № 13 несколько строек. Дороги перекопаны, пожилым людям особенно тяжело приходится преодолевать эти преграды на пути к дому.

На подъезде к девятиэтажке не так давно построили подземный гараж, да так неудачно, что любой идущий здесь пешеход находится в потенциальной опасности — он может быть просто сбит выезжающим из гаража и выворачивающим из-за угла автомобилем. А что будет в гололед или в темное время суток? А ведь рядом расположена школа, не у всех родителей есть возможность встречать детей после уроков. И не факт, что эта трагедия что-то изменит. Еще бы, в строительство гаража вложены такие деньги, и они должны окупиться. Что уж тут говорить о строительстве многоэтажек, идущем полным ходом.

Водитель не звонит, следователь ни разу не приходил

Водитель, 30-летний мужчина, позвонил через пару дней после трагедии.

— Он обещал собрать деньги, принести их. И все повторял: «Вы меня простите». «Такое не прощают», — сказала я ему, — рассказывает Раиса Алексеевна. — Больше он не позвонил. Ни разу. Следователь тоже пока не приходил, хотя прошло уже больше 10 дней, как не стало Ярика. Зато адвокат шофера звонил, что-то объяснял, возмущался, я и слушать не стала.

Совестливость водителей, совершающих такие преступления, — это отдельная тема для разговора. В них очень силен страх наказания, поэтому они подключают к делу шустрых адвокатов. А вот чувства стыда и вины зачастую совершенно им чужды. Отсутствие даже попыток как-то загладить свою чудовищную вину, что-то сделать для пострадавших, потерявших своего сына и внука, — лучшее тому доказательство.

Хозяева «Газели», из-за которой косвенно произошла трагедия, вздумали возмущаться: «Чем вам наша машина помешала?» А ведь не так давно на этом месте чуть не сбили девочку-школьницу — машина стоит так неудобно, что просто заслоняет водителям обзор дороги, а пешеход из-за этой «Газели» не всегда может увидеть заезжающий на дорогу автомобиль. Поэтому именно на этом участке нужно быть предельно внимательным и осторожным, впрочем как и на любой дороге, совмещающей две функции: пешеходную и проезжую. Еще раз напомним, что таких мест в Иркутске предостаточно.

Родные Ярика больше не могут ходить по этой дороге — они словно заново переживают события того кровавого пятничного вечера. И все время вспоминают своего мальчика, его привычки, увлечения, хобби.

— Как и все мальчишки, он любил компьютерные игры. Но мы давали ему играть лишь полчаса в день. В последний год пристрастился к чтению, мы даже в библиотеку с ним записались. Вот его книжки лежат, которые мы прочитали, но сдать еще не успели. На карате ходил, на лыжах катался. Трудолюбивый был мальчик. Все я планы строила, как мы с ним на будущий год на даче будем возиться. И славный очень такой — от него словно сияние какое-то исходило. Он общительный был, веселый, никогда никаких проблем и горя мы с ним не знали...

Бабушка в слезах вспоминает, как вытирала кровь, как лежал внук на этой дороге, пока судмедэкспертиза проходила... Ей сейчас только церковь помогает.

Организовать похороны Ярослава Корнеева помогли друзья, родственники, родительский комитет. Мальчика похоронили на кладбище в предместье Радищево.

Почему гибнут наши дети?

С начала года в Иркутской области произошло уже более 350 дорожно-транспортных происшествий с участием детей. Более 20 детей погибло. Пару недель назад в Иркутске, на пересечении улиц Байкальской и Красных Мадьяр, водитель сбил коляску с младенцем. Малыш остался жив, был госпитализирован в Ивано-Матренинскую детскую больницу.

Почти год назад, 21 ноября, на Синюшиной Горе водитель из Улан-Удэ сбил двух птиклассниц — Дарью Алексеенко и Ксению Пирогову. Девочки возвращались из школы и пересекали дорогу по «лежачему полицейскому». И совершенно неожиданно на школьниц выскочил грузовик. Дети получили страшные травмы, но, к счастью, остались живы. У Дарьи Алексеенко врачи констатировали обширные скальпированные раны и геморрагический шок III степени. Ксения Пирогова была доставлена в больницу с травматической ампутацией правой голени и также геморрагическим шоком.

 Одна из девочек осталась инвалидом и не может передвигаться без протеза. Помогали семьям всем миром — деньги на лечение пострадавших перечисляли как пенсионеры, так и обеспеченные люди. Водитель фуры отделался потрясающе легко — двумя годами лишения свободы условно. Не слишком ли «обременительное» наказание для человека, искалечившего две только начинающиеся человеческие жизни?

Родственники погибшего Ярослава Корнеева пока не думали о возмездии для водителя, который за несколько секунд лишил их жизнь радости и смысла. Но им почему-то кажется, что и он уйдет без должного наказания. Правосудие сегодня порой просто поражает своей циничностью. Но зло, даже непреднамеренное, должно быть наказано. Не так ли? В последние годы, когда количество ДТП с участием детей так существенно возросло, когда мы боимся отпускать ребятишек гулять во двор собственного дома и со страхом думаем о том, как ребенок дошел до школы, жить стало особенно тяжело. Наши дети гибнут под колесами, от рук маньяков и насильников, и мы не всегда можем оказаться рядом, чтобы уберечь и защитить. А иногда не помогает и наше родительское присутствие, как это произошло в случае с Ярославом Корнеевым. Но в этом случае хочется надеяться хотя бы на то, что преступник понесет заслуженное наказание. Но почему-то в это с таким трудом верится...

Редакция обращается к читателям с просьбой дать оценку этому вопиющему случаю. Вы можете высказать свое мнение по поводу той реальной опасности, в которой все чаще оказываются наши дети. Ждем ваших звонков по телефону 27-28-22, а также писем по адресу: Иркутск, Советская 109, редакция «СМ Номер один».

Метки:
baikalpress_id:  22 559