Борьба с финансовым малокровием

Новая программа социально-экономического развития региона должна позволить Иркутской области богатеть

Расхожую метафору «деньги — кровь экономики» в применении к Иркутской области можно развить до «хронической анемии». Богатейший регион, ресурсы которого оцениваются в 35 миллиардов долларов США, является дотационным и имеет дефицитный бюджет. Почему так происходит и как бороться с этой «болезнью», пытался разобраться наш корреспондент.

Бюджетные проблемы

Есть целый ряд причин, по которым областной казны не хватает для решения многочисленных проблем. Одна из них в том, что до недавних пор регион говорил о своих проблемах в Москве крайне тихим голосом. Помнится, накануне Байкальского экономического форума в 2006 году журналистов просили ничего не писать о претензиях региональной власти к федеральному центру по поводу распределения налогов.

Дескать, услышав критику в свой адрес, министры к нам на форум попросту не поедут. Поэтому чиновники молчали, и только депутаты Законодательного собрания, недовольные этим безмолвием, поднимали волну.

Время все расставило по своим местам. Накануне пятого БЭФа новый глава региона Игорь Есиповский и его команда объявили о том, что будут открыто говорить с министрами о финансовых и экономических проблемах Иркутской области. О том, что пора решить вопрос с компаниями, которые здесь имеют производственную базу, а налоги платят по месту нахождения головного офиса — в Москве.

«Толлинговые и процессинговые схемы, которые до нуля сводят выплату налогов в местные и областной бюджеты, не могут нас устраивать, не могут устраивать область как предполагаемый центр дохода, предполагаемый центр прибыли и, естественно, как тот центр, который должен помогать всей территории развиваться», — заявил накануне форума губернатор Игорь Есиповский.

Тема формирования полноценного, бездефицитного бюджета является одной из важнейших для Законодательного собрания объединенной Иркутской области. Да, депутаты ЗС нынешнего созыва отработали хорошо, они сделали даже больше, чем могли. К сожалению, далеко не всегда они находили понимание со стороны бывшей областной администрации, так что порой Иркутская область изрядно напоминала самолет, летящий на одном двигателе вместо двух: конечно, он потерял высоту и едва удержался в движении.

Что сделано?

Важнейшее, что удалось сделать депутатам, — это обеспечить муниципалитеты собственной доходной базой. На места были переданы транспортный налог, налог на землю, 50% налога на добычу полезных ископаемых, часть налога на доходы физических лиц. И если поступление НДФЛ почти не зависит от действий местной власти, то от всех остальных налогов очень даже зависит. Это стимулирующие налоги: муниципальная власть может существенно увеличить их собираемость.

Надо сказать, депутатам Законодательного собрания пришлось выдержать колоссальные баталии с областными чиновниками прежней команды. Потому что администрация под руководством экс-губернатора была заинтересована в том, чтобы собрать все деньги по максимуму на областном уровне и затем уже перераспределять (порой просто по личному усмотрению) между муниципалитетами.

Депутаты комитета по бюджету, возглавляемого Геннадием Истоминым, возразили: в распределении налогов не должно быть субъективного фактора, только объективный. Были они правы или нет? Время показало, что были правы. Да, местные бюджеты до сих пор являются несбалансированными, денег хватает только на самое необходимое, и то не всем. Обеспечивались такие статьи расходов, как зарплата бюджетникам, проведение отопительного сезона, поддержание социальной инфраструктуры. Но раньше и на это не хватало, муниципальные бюджетники сидели без зарплат в ожидании, дадут им денег или нет областные чиновники.

Сейчас, по словам Геннадия Истомина, самое главное — заинтересовать муниципалитеты в повышении доходной части местных бюджетов. Он убежден, что резервы для этого есть. Собираемость того же транспортного налога после передачи его муниципалитетам увеличилась на 30 процентов. Нужно активизироваться с налогом на землю, но для этого предстоит большая работа — налог уплачивают собственники земли. Значит, людям нужно помочь оформить права на свои земельные участки.

Еще одна важная вещь, сделанная депутатами ЗС нынешнего созыва, не имеет пока материального выражения, но ее значение трудно переоценить. Именно Законодательное собрание Иркутской области выступало на федеральном уровне с инициативой принятия закона, ограничивающего так называемое трансфертное ценообразование. Это происходит, когда компании продают сами себе товар, производимый в Иркутской области, по низким ценам, а затем перепродают его конечным покупателям по высоким ценам и уплачивают налог на прибыль там, где у них зарегистрирован торговый дом.

«С удовлетворением хочу отметить, что эта тема сейчас начала звучать из уст федеральных чиновников», — отметил Геннадий Истомин. На Байкальском экономическом форуме министр регионального развития Дмитрий Козак заявил о том, что готовятся поправки в Налоговый кодекс, ограничивающие трансфертное ценообразование.

Что предстоит сделать?

Однако работа депутатов по вопросам формирования бездефицитного бюджета только начата. Ее предстоит продолжить Законодательному собранию, которое жители Иркутской области изберут 12 октября.

«Никакие прорывные вещи, никакое решение социальных задач у нас невозможны без увеличения бюджета, — комментирует заместитель председателя комитета по собственности и экономической политике ЗС Юрий Фалейчик. — Существует только два способа этого добиться: либо пополнить собственную доходную базу, либо просить денег у федерального центра. Я за то, чтобы повысить собственные доходы области, а для этого нужно открыть двери инвесторам. Мы должны очень внимательно посмотреть, что нужно сделать в плане частно-государственного партнерства: куда должны быть проложены дороги, где размещать новые объекты электроэнергетики».

По мнению Юрия Фалейчика, новому Законодательному собранию совместно с губернатором Игорем Есиповским предстоит разработать программу социально-экономического развития, которая позволит области богатеть: «Не надо чудачеств, разговоров о повальном переходе к инновационной экономике. Каждой территории определена своя судьба — исходя из тех ресурсов, которые у нее имеются. Мы же должны добиваться того, чтобы эти ресурсы не просто добывались, но и перерабатывались. Нефтегазохимия должна давать конечный продукт — пластмассу и изделия из нее; целлюлозно-бумажный комплекс — изготавливать бумагу; деревообрабатывающий — столярные изделия, конструкции для строительства деревянных домов. В Иркутской области должна производиться продукция, имеющая высокую добавленную стоимость. Тогда мы сможем существенно увеличить наши доходы».

Но есть вопросы, которые можно решить только на федеральном уровне, — создание особых условий для людей, которых привлекают для работы в территориях развития. «Мы сегодня находимся в условиях отрицательной динамики трудовой миграции, — говорит Юрий Фалейчик. — Если ситуация будет развиваться в таком же духе, некому будет работать на новых предприятиях». По его словам, простым перераспределением трудовых ресурсов внутри Иркутской области ситуацию не исправишь. Нужна такая же трудовая миграция, как во времена великих строек, когда на строительство Братской, Усть-Илимской ГЭС, БАМа ехали люди из всех республик страны и даже из-за рубежа. Единственная политическая сила, которая может решать такие глобальные государственные задачи, — это «ЕДИНАЯ РОССИЯ». Здесь региональные и федеральные единороссы должны будут выступить как единая команда.

Юрий Фалейчик считает, что разработка программы социально-экономического развития объединенной Иркутской области — главная задача нового Законодательного собрания. Решить эту задачу предстоит совместно с новым правительством области. И не только разработать. Программа должна быть выверена до мелочей, за ее исполнение должны отвечать все: и депутаты, и чиновники.

Кому это нужно?

Причина, по которой губернатор и депутаты ЗС считают важнейшей задачей формирование бездефицитного бюджета, — уход от дотационности. В тех возможностях, которые в этом случае откроются перед регионом. Сейчас, имея дефицитный бюджет, областные власти не вправе тратить деньги на дополнительные полномочия, не могут ввести региональную надбавку к зарплате бюджетников, пенсиям. «Здесь хотя бы успеть за федеральным центром, который регулярно повышает зарплату своим бюджетникам, — говорит председатель комитета ЗС по социальной политике Сергей Курилов. — С 1 декабря для бюджетников, финансируемых из федеральной казны, вводится 30-процентная надбавка, так что нам нужно хорошенько поднатужиться, чтобы найти деньги на повышение зарплаты областным и муниципальным бюджетникам».

Сергей Курилов говорит, что повышение доходов областного бюджета позволит увеличить финансирование всех социальных программ. Законодательное собрание неплохо поработало: приняты все необходимые программы в сфере здравоохранения, образования, социального обеспечения граждан, сейчас дорабатываются еще две — по развитию физической культуры и спорту и по молодежной политике. Еще нужны программы по дополнительным гарантиям обеспечения права на жилье детей-сирот и по развитию системы начального и среднего специального профессионального обучения.

«Сейчас, имея дефицитный бюджет, мы в первую очередь стараемся выделять деньги на те программы, по которым предусматривается и федеральное финансирование, чтобы по максимуму достать средства из федерального бюджета, — говорит Курилов. — Но хотелось бы, чтобы люди на нашей богатой земле жили лучше, чем в других местах. Они этого заслужили».

Метки:
baikalpress_id:  22 470