Депутат районной думы стал шаманом

Улейский шаман Альберт Балдыханов рассказал историю возникновения священной горы Орголи

Наша газета неоднократно писала о традициях и обрядах бурятского народа, об их культе духов предков, о шаманизме и шаманах. При этом нас всегда занимал простой вопрос: откуда берутся шаманы? Действительно, ведь нет у бурят, исповедующих тенгрианство (шаманизм), никакого аналога учебного заведения наподобие православной семинарии или мусульманского медресе. Возле святой горы Орголи, возвышающейся над селом Улей Осинского района, журналисты «СМ Номер один» неожиданно узнали разгадку возникновения шаманов...

Роль Гэсэра и его коня в формировании бурятского ландшафта

Гэсэр — главный герой бурятского народного эпоса. Известно несколько легенд, в которых образование отдельных предметов рельефа местности связано с довольно обыденными, не всегда героическими телодвижениями Гэсэра и даже его коня. (Откровенно говоря, слушая легенды, приходишь к выводу, что конь Гэсэра в местной географии оставил более значительный след, чем собственно эпический герой.)

Например, когда Гэсер гнался на своем коне за чем-то ему не угодившим типом по имени Лобсоголда-мангадхай, богатырский конь так поспешал, что копытами выбил два углубления в горном хребте — где-то в районе водораздела рек Осы и Иды. (Впоследствии выбоины заполнились водой и образовали два озера — Оншоо и Доншоо.) Нагнав обидчика, Гэсэр устроил ему хорошую взбучку, а во время этого конного поединка коняги так натоптали, что местность назвали Нухэд (то есть «ямы»). Современное название местности — Нукуты.

Гэсэру приписывается и образование горы, куда стремились журналисты «СМ Номер один». На современной границе Осинского и Усть-Удинского районов во время оно приспичило почистить Гэсэру стрелу от грязи. Где и при каких обстоятельствах он ее запачкал — история умалчивает. Со стрелы упал кусок земли, который и образовал гору Орголи.

И уже в самом Улее журналистам рассказали окончание этой легенды, в которой не мог не отметиться и конь Гэсэра. Приблизительно в одиннадцати километрах от только что образовавшейся горы Орголи в сторону тогда еще не существующего Братского моря богатырский конь поднатужился и образовал еще одну гору — Удактай. Младший из двух улейских шаманов, Альберт Балдыханов, недвусмысленно рассказывал, что гора Удактай — это навоз коня Гэсэра.

Шаман поневоле

21 июня в селе Улей официально появился шаман по имени Альберт Балдыханов. Этому предшествовала долгая цепь мистических совпадений.

— Я родился в улусе Ехэ-Ялга, который затопили Братским морем при строительстве ГЭС. Мне было десять лет, когда мы переехали жить в Улей. Это было в 1962—1963 годах, — рассказал Альберт. — Вообще в этой местности живут потомки четырех бурятских родов — братьев Хогоя, Онгоя и Онхотэ. Четвертый род пошел от Булада, внебрачного сына Хогоя. Отец его не признал, и тогда он сказал: «Ты меня не растил, не воспитывал, так что я сам по себе!» — и образовал собственный род.

Шаманы были в роду Альберта и по отцовской, и по материнской линии. Но самую большую роль в его необычной судьбе сыграл двоюродный брат Тампэ, очень сильный шаман. Несмотря на несколько поколений шаманов в роду, Альберт вырос махровым атеистом и безбожником. При этом всегда вел здоровый образ жизни, не пил, не курил, правильно питался и жил в экологически чистых условиях.

Отслужив в армии, он вернулся в родное село и с тех пор прожил в нем всю жизнь. К описываемым событиям Альберт дослужился до заведующего зерноскладом СХПК «Булык» и был избран депутатом районной думы Осинского района. Ему было пятьдесят четыре, когда внезапно, без каких-либо разумных причин навалилась непонятная хворь. По всему телу пошли гнойные фурункулы. Стали отниматься руки и ноги — доходило до того, что Альберт не мог поднять ведро с водой; замучил остеохондроз.

— Я уже собирался помирать — до того было плохо. В районной больнице мне сказали ехать в город, в онкологию. Я лег на обследование, и мне сказали, что у меня опухоль в голове, какие-то серьезные отклонения, — вспоминает Альберт Балдыханов. — Я вернулся домой уже совсем без надежды.

Его жизнь круто изменилась 5 июня 2006 года. У него сильно заболел внук, и в этот день дочь поехала к известной бильчирской гадалке Марии Приказчиковой. Мария Кимовна посмотрела мальчика, а потом вдруг сказала дочери районного депутата: «Я вижу, что у вас сильно болеет отец. Передайте ему, что это наказание сверху, от духов. Он шаман, который закрыл свою дорогу, имея огромные силы от своих предков. Не начнет капать — умрет. Пусть сам приедет ко мне».

Альберт приехал в Бильчир уже через неделю, 12 июня. Мария Кимовна поговорила с ним, посоветовалась с картами и сказала: «Начинай капать сам. Что не знаешь — духи будут помогать, пока своего опыта не наберешь». Первые полгода после этого он помогал известному улейскому шаману Илье Матвеевичу, который в селе капал уже двенадцать лет.

26 апреля 2007 года Альберт впервые выступил в роли самостоятельного шамана. К нему приехала родственница, жена брата из Осы, со словами: «Гадалка сказала, что вы можете снять порчу».

— Я даже немного растерялся, — рассказывает Альберт Балдыханов. — Говорю им: «Идите к Илье, это он шаман». А они отвечают, что Мария Кимовна раскинула карты и сказала ехать именно ко мне, что я могу снять порчу сам. Я посоветовался с Ильей, поехал в Осу и снял порчу.

А в середине октября того же года пришла улейская семейная пара, у которой сильно заболел сын. Оказалось, что карты выбрали Альберта уже у другой бильчирской гадалки, Эльвиры Олиной, — у нее выпал пиковый король, и она сказала: «Это Алик. А крестовый король — это Илья». После этого очистительного обряда целую неделю подряд ехали люди, приезжали даже из Иркутска и Усть-Уды.

Обряд посвящения

До середины лета этого года он выступал в роли шамана для своих, родового шамана: снимал порчу, чистил дома, машины после аварии, людей от неприятностей, иногда делал годовые капанья.

— Это родовой обряд убгыт-туюдэ-халунэ, я проводил его только для своих, в Улее. «Убгыт» — это старики, «туюдэ» — бабушки, а «халунэ» — это те, кто умер в детстве и не имел своих детей. Годовые капанья делаются семьям и их роду раз в два-три года. Нужно почистить от накопившихся грехов, неприятностей, пожелать здоровья, удачи, хорошей дороги (дорогой шаман называет жизнь, правильный жизненный путь, который должен избрать себе человек, чтобы духи были им довольны. — Прим. авт.).

В середине июня этого года сразу три бурятские гадалки, Эльвира Олина, Мария Приказчикова и Надежда Спасова, сказали новоявленному шаману, что он должен пройти обряд посвящения, чтобы получить родовую силу, силу шамана Тампэ, и самому стать инициированным шаманом.

— Мария Кимовна мне еще в 2006 году, когда я к ней приехал в первый раз, сказала, чтобы я ехал в Мольку — карты ей сказали, что там у меня по отцовской линии был предок-шаман, который трудился кузнецом. И там должен был остаться сергэ (священное место, место силы, в котором ставят деревянный столбик с повязанными на нем разноцветными ленточками. — Прим. авт.), — рассказал Альберт. — Я ездил, но старики сказали, что шаман-кузнец тут действительно когда-то был, но сергэ тут не ставили.

21 июня состоялся обряд посвящения нового шамана. Альберт, Илья Матвеевич и старейшины села, дедушки и бабушки, поехали на Тампэ-сергэ, место силы умершего в 50-х годах шамана. Сергэ в том месте уже давно развалился, и Альберт поставил новый.

Старый шаман Илья Матвеевич передал Альберту ядо — амулет шамана, выточенный из пихтовой коры, который символизирует новому шаману, что открыта его дорога, и которым шаманы проводят обряд очищения (людей, водки), защищают от злых духов. Передавая ядо Альберту, Илья Матвеевич передал ему силу Тампэ.

Во время обряда посвящений в строгом порядке шаманы капали водкой: сначала родовым духам, потом принесенному в жертву барану, чтобы не обижался, а потом бабушкам, которые очищали бараньи кишки и варили барана, а также самому Тампэ, бабушкам, которые раньше лечили и капали, Илье Матвеевичу и, наконец, на березки (две березовые веточки буряты втыкают в землю и повязывают лентами во время обрядов. — Прим. авт.), а еще духу леса, чтобы он не обижался.

Илья Матвеевич очистил ядо все тело Альберта, сказал напутственные слова, а Альберт дал клятву, что не будет отказывать никому из обратившихся к нему людей. Когда шаману вручат ядо, он не имеет права отказывать людям — этим он закроет свою дорогу и дорогу своих детей.

Из депутатов — в шаманы

— Работа сильно мешает, — говорит Альберт Балдыханов. — Еще год отработаю и уйду. Люди идут каждый день, а отказать нельзя. Я с 1 августа отдыхал всего один день (журналисты из «СМ Номер один» были в Улее 22 августа. — Прим. авт.). Приезжают люди отовсюду: с Ольхона, с Еланцов. Я провожу до четырех обрядов в день.

— В Еланцах же есть свой шаман, Валентин Хагдаев?

— Да, но приезжают те, кому говорит гадалка сюда ехать. Видимо, это связано с их корнями, если у них предки жили на этой земле. 8 августа у моего брата была свадьба, меня пригласили капать на счастье, а уже утром на следующий день позвонили из дома и сказали, что приехали люди из Баяндая, — пришлось ехать на такси. 6 мая был День кузнеца, а это для бурят святой день. И я с одиннадцати часов утра до восьми вечера ни разу не присел — пришло около тридцати семей, и каждой нужно было покапать на удачу, на здоровье, на хорошую дорогу.

Так что в ближайших творческих планах нового улейского шамана совсем отойти от мирских дел — уйти из депутатов, уволиться с работы и все время посвящать новому, так неожиданно свалившемуся на голову призванию.

Метки:
baikalpress_id:  22 382