Самый уважаемый водитель карьера

За одну смену БелАЗ перевозит до 130 тонн руды

Нельзя сказать, что на Коршуновском ГОКе есть какая-то одна самая важная профессия. Все, кто на нем работает — от экскаваторщиков, загребающих руду ковшами в огромной чаше карьера, до рабочих, дробящих ее в железорудный концентрат, — составляют одну неразъемную цепь технологического цикла. Убери одно «маловажное» звено, и все производство остановится. Однако всегда есть какие-то наиболее или наименее престижные профессии. В Коршуновском карьере одной из наиболее престижных профессий является водитель БелАЗа, белазист.

«Катюшу» сменил на БелАЗ

Когда стоишь на верхней, 510-й отметке карьера, его огромная, почти полукилометровой глубины, чаша настолько изменяет размеры, что копошащиеся на дне карьера огромные БелАЗы кажутся не больше спичечных коробков. Но, выезжая с очередным грузом руды из карьера, карабкаясь по ступенькам горизонтов и приближаясь в наблюдателю, они угрожающе растут в размерах.

Горизонт — это один слой снятой руды. Гору срезают слоями с верхушки до основания, каждый предыдущий слой оставляет на стенке карьера ступеньку, огибающую карьер по диаметру и служащую дорогой для вывоза руды на комбинат.

С Виктором Родионовым, водителем одного из БелАЗов дневной смены, мы разговаривали в романтической обстановке, что называется — на боевом посту, в огромной, как комната, кабине утробно урчащей машины, на дне карьера. Вокруг в небо упирались склоны карьера, а матово-бежевая глина застывала на громадных, в полтора-два роста человека, колесах БелАЗа, розовыми и аквамариново-синими разводами от руды и пустой породы.

Виктор работает на этой машине уже больше шестнадцати лет — сначала трудился в мастерских ГОКа на ремонте БелАЗов, потом, в мае 1992 года, получил свою машину.

— Сам я с Нижнеилимского района, родился «под водой», — рассказывает Виктор Родионов. — Наш райцентр попал в зону затопления, когда строили Братскую ГЭС. В начале семидесятых я с родителями переехал в поселок Кедровый Усть-Илимского района. А в Железногорске живу с 1985 года. Права Виктор получил в восемнадцать лет — в армии, где служил в автобатальоне на «Урале». Водил БМК, боевую машину «катюша». Там он и проникся уважением и любовью к большим и мощным машинам.

— Когда я вернулся из армии в 91-м году, я устроился на Коршуновский ГОК слесарем по ремонту машин. Что за машины такие — БелАЗы, — я тогда просто не знал, но, едва увидев, сразу в них влюбился, — вспоминает Виктор свои первые рабочие дни. — Я год слесарил в мастерских, но все это время знал, был уверен, что однажды сяду за руль БелАЗа. Сама эта машина уважения человеку добавляет — и сам себя уважаешь, и другие. Здесь, в карьере, белазист негласно считается ведущей профессией.

БелАЗ проводит в карьере круглые сутки

На одной машине посменно работает экипаж в четыре человека. Первая восьмичасовая смена начинается ровно в полночь, следующая — с восьми утра до четырех дня, а вечерняя до конца суток.

— Нам все равно, в какую смену работать, мы привыкли к работе в любое время суток, — рассказал Виктор. — Обычно трое работают сутки, четвертый — на выходном. С выходного водитель обычно заступает в вечернюю смену, два дня работает с четырех, потом два дня с утра и два дня выходит в ночную смену. Внешне работа выглядит незамысловато — погрузил породу в карьере и вывез ее на склад. Однако и здесь есть свои тонкости. Белазист работает либо на вскрышных работах, когда с руды снимают слой пустой породы и вывозят ее на отвал, либо на вывозке горной массы — руду отвозят на перегрузочный склад. Он находится здесь же, в карьере. Это место, куда БелАЗ сваливает добытую руду, чтобы экскаватор погрузил ее на «вертушку» — так здесь называют электровозы, вывозящие руду на обогащение на фабрику по железной дороге. Руда берется в яме — самой глубокой на этот момент точке карьера.

Поэтому расстояние, которое проходит БелАЗ за день, невозможно определить. В зависимости от того, на каком расстоянии находятся два экскаватора, между которыми он курсирует: тот, который роет руду и тот, который на складе перегружает ее на вертушку, — одна машина может делать за смену от четырнадцати до двадцати ходок. В среднем это расстояние составляет два с половиной километра. Обычный план смены — перевезти до 130 тонн руды. Руду возят только БелАЗами, в смену работает до 10—12 машин одновременно.

Срок жизни БелАЗа 10 лет

Виктор признался, что, когда он после смены пересаживается на свою иномарку, перед тем как ехать домой, еще некоторое время вспоминает, как, собственно, водить обычный автомобиль. Дело в том, что БелАЗ — электромеханическая машина, она имеет некоторые особенности управления. Например, у нее два тормоза — рабочий и динамический, который тормозит электродвигателем.

— Непривычно первое время то, что на БелАЗе нет коробки передач, ее заменяет все тот же электродвигатель. Но привыкаешь быстро — это совершенно другая машина, нежели твоя домашняя, отличается так же, как космический корабль от велосипеда. Поэтому рефлексы вырабатываются моментально.

 БелАЗ, или Белорусский автомобильный завод, — один из крупнейших в мире производителей карьерной техники. На предприятии выпускаются карьерные самосвалы грузоподъемностью от 30 до 320 тонн, техника для обеспечения производственного цикла в карьерах, машины для подземных работ, бульдозеры, погрузчики, аэродромные тягачи. Первая модель Белорусского автомобильного завода — 27-тонный БелАЗ-540 — появилась в 1961 году.

Виктор работает на том самом БелАЗе, который получил вскоре после освоения этой профессии — после первой, старой машины. В 1996 году на ГОК пришли новые комфортабельные и мягкие БелАЗ-7513. И Виктор надеется на нем проработать до списания машины. Обычно срок службы БелАЗа составляет около десяти лет.

Метки:
baikalpress_id:  9 986