«Это наш Кашпировский»

Ветераны Листвянки ждут возвращения мэра на рабочее место

Банально звучит, но это так: ветераны более тонко и чутко, чем другие, чувствуют искренность и внимание в свой адрес. Их трудно обмануть напускными словами и общими правильными фразами. Поэтому особую ценность получает отношение ветеранов к людям, их окружающим. В прибайкальском поселке Листвянка ветеранов осталось совсем немного: пальцев двух рук хватит, чтобы пересчитать. Они совсем разные люди, живут в разных концах поселка, многие не виделись несколько месяцев. Но их объединяет одно: уважение к своему мэру, Татьяне Казаковой, и чувство несправедливости и обиды, связанное с ее задержанием, а потом и арестом.

Механик с «Клары Цеткин»

Адыль Эмирович Шугу — один из самых старых жителей Листвянки. Сам он с Крыма. Во время войны его ранило, он лечился в госпитале в Иркутске, да так здесь и остался. Сейчас он живет на берегу Крестовки и еще помнит те времена, когда его речка была полноводной. На лодке с Байкала к дому подходил, вспоминает Адыль Эмирович, а сейчас реку курица пешком перейдет. Вопросы судоходства он знает в совершенстве, сомневаться не приходится. Адыль Эмирович работал на байкальском флоте: сначала в порту Байкал, на самоходной барже «Клара Цеткин», потом, после того как женился, в самой Листвянке — механиком в Лимнологическом институте.

Адыль Эмирович с тревогой наблюдал, как хиреет в последние годы Листвянка. Пересохшая Крестовка — лишь один из эпизодов, который подтверждал отсутствие в поселке хозяина. Новый мэр, Татьяна Казакова, зародила в ветеране чувство надежды.

— Свет по улице наконец-то провели, — говорит ветеран. — Не горел свет-то до этого много лет. Телефоны всем желающим поставили. Нас, ветеранов, вспомнили, на День Победы праздники устраивали.

Во время одной из встреч с Татьяной Казаковой Адыль Эмирович попросил посодействовать ему в решении одной проблемы: хочет ветеран книги из библиотеки санатория «Байкал» почитать. Он там едва ли не всю жизнь был записан, только вот незадача: на территорию санатория теперь никого не пускают. «Закрытое заведение стало», — вздыхает ветеран. Татьяна Казакова просьбу выполнить не успела — арестовали мэра.

— Да шут с ней, с библиотекой этой, — заключает Адыль Эмирович. — Главное — не хотелось бы, чтобы исчезло все достигнутое за последние два года. Я не знаю, какие нарушения допустила Татьяна Васильевна, но уверен, что на арест они не тянут.

Сотрудник IV управления

Александра Степановна Лузгина возглавляет cовет ветеранов поселка Листвянка. О Татьяне Казаковой говорит только в превосходной степени.

— Она хороший мэр и замечательнейший человек, — считает Александра Степановна. — Жизнерадостная, целеустремленная, внимательная и к старикам, и к школьникам. О некоторых людях говорят: человек от Бога. Так это как раз о Татьяне Васильевне. Она всех нас энергией заряжает. С ней стоит поговорить, и сразу работать хочется, какие-то полезные дела делать. Это наш Кашпировский, честное слово!

Александра Степановна живет в Листвянке 43 года. Трудилась в санатории «Байкал» медработником. В те далекие годы санаторий принадлежал IV Главному управлению при Минздраве, так что повидала она едва ли не всю советскую элиту. Но самые сильные впечатления и самые искренние слова благодарности связаны у нее с нынешним мэром поселка Татьяной Казаковой.

— Не хочется ее расстраивать, — говорит глава совета ветеранов, — ведь она явно вашу газету читает, но в поселке без нее все рушится. Не знаю, честно говоря, как мы в этом году вступим в зиму. Мы ждем, верим, надеемся, что вернется Татьяна Васильевна в наш поселок.

Арест мэра Александра Степановна считает чудовищной несправедливостью не только по отношению к самой Казаковой, но и ко всему поселку. Только-только Листвянка начала жить достойно, по-человечески, и вдруг — на тебе! — наручники, маски-шоу, прочие атрибуты силовых структур. А за что все это — в Листвянке недоумевают.

Тыква для Казаковой

В доме листвянцев Ивана Григорьевича и Валентины Тимофеевны Федорюк на самом видном месте висит картина. На первый взгляд — обычный пейзаж. Однако для пожилой пары это едва ли не самая ценная вещь в доме. Картину подарила главе семейства на юбилей Татьяна Казакова, мэр поселка.

Надо сказать, у супругов Федорюк вообще установились с нынешней главой Листвянки особо теплые и неформальные отношения. Как-то Иван Григорьевич собирал в огороде тыквы. В тот момент в гости заехала Татьяна Казакова. «Ух ты, какие тыквы большие!» — удивилась мэр. «А вы возьмите одну и попробуйте», — предложил Иван Григорьевич. Казакова отказываться не стала, взяла тыкву и увезла с собой.

— Знаете, я уже немолодой человек, — говорит Иван Федорюк, — но к Казаковой у меня было отношение как к доброй маме. Она в поселок душу вкладывала. Встречалась с пожилыми людьми, с детьми, узнавала, кто в чем нуждается, помогала. Три социальных магазина открыла. Такого больше ни в одном поселке нет. Автобус пустила от Большой Речки до Листвянки. Раньше-то все пешком по два-три километра ходили вдоль трассы, теперь с комфортом ездим. Вот сейчас я перечисляю все ее добрые дела, и вроде все как-то просто выглядит, а ведь за этим огромная работа стоит.

Иван Григорьевич знает, что говорит. В начале 70-х он возглавлял местный поселковый совет. Многие проблемы Листвянки тянутся еще с тех лет: перебои с отоплением, энергоснабжением, слабая канализация. Менялись руководители, но ситуация оставалась печально-стабильной. И только с приходом Казаковой начались изменения. Что-то Татьяна Васильевна успела решить, что-то нет. В числе нерешенных проблем Иван Григорьевич называет модернизацию поселковой канализации. Татьяна Казакова заказала проект новой канализационной системы, уже показывала первые наработки Ивану Григорьевичу.

— И вдруг как гром среди ясного неба — задержание и арест Татьяны Васильевны. Как можно было арестовать человека, который столько для людей делал и еще больше собирался сделать, не понимаю, — недоумевает Федорюк.

Ветеран военизированной охраны

Василий Иннокентьевич Стрекаловский воевал аж семь лет, в то время как большинству ветеранов четырех хватило. После Великой Отечественной войны, вспоминает он, остался в армии обучать молодежь. Потом сорок лет работал в военизированной охране на судоверфи. Последнее время здоровье у Василия Иннокентьевича не очень. Но в госпиталь попасть ветеран не может. Документы должна готовить местная администрация, а потом и пробить вопрос с направлением ветерана в госпиталь, только вот последние месяцы администрация словно осиротела.

— Уделяла внимание Казакова ветеранам, что и говорить, — рассказывает за Василия Иннокентьевича Елизавета Васильевна, его дочь. — На День Победы, к Дню пожилого человека подарки дарили. Каждому ветерану 500 рублей к пенсии доплачивали.

Василий Иннокентьевич соглашается с дочерью. Он почти не слышит, так что Елизавета Васильевна у него вроде переводчика. С памятью у ветерана тоже неважно — сказываются старые контузии. Вот и празднование 9 Мая он вспомнить толком не может. Помнит лишь, что на празднике хорошо было.

— Жалко Татьяну Васильевну, что и говорить, — комментирует арест поселкового мэра Елизавета Васильевна. — И столько времени уже все тянется... Мы, конечно, всех подробностей не знаем, но не по-человечески это так долго в тюрьме женщину держать.

Николай из Николы

Николай Сергеевич Ермолаев — самый старый житель села Никола. Как и прочие ветераны Листвянского МО, он получал 500-рублевую прибавку к пенсии, его приглашали на празднование Дня Победы, Дня пожилого человека. Однако потеря этих преференций волнует ветерана только отчасти. Он душой болеет за судьбу старинного села Никола — своей малой родины. Последнее время Никола превращается в рядовой дачный поселок. Молодежь уезжает, стариков остается все меньше.

Была у Николая Сергеевича надежда, что новый мэр предпримет какие-то меры к возрождению села. Слышал он, что были на этот счет у Татьяны Казаковой какие-то планы. Но арестовали мэра, и теперь о планах никто не вспоминает. — Жаль, конечно, — говорит Ермолаев, — и село наше жалко, и Татьяну Васильевну жаль. Сильно с ней не сталкивался, но по всему видно, что хороший это человек.

Хотя с момента ареста мэра прошло почти пять месяцев, Листвянка по-прежнему гудит и переживает случившееся, словно все это вчера было. Приезд каждого постороннего человека, который, по мнению листвянцев, может знать какие-то новости о мэре, воспринимается как событие. «Казакову арестовали за то, что она пыталась сделать Листвянку лучше», — уверены многие.

В совет ветеранов постоянно звонят пенсионеры, интересуются, как там их Татьяна Васильевна. В совете ветеранов ничего ответить не могут, но ждут и надеются, что их мэр скоро вернется.

Метки:
baikalpress_id:  22 367