Археологи копают под американцев

В конторе Шелихова и Резанова орудуют домовые

С 1800-го по 1867 год в Иркутске активно работала Российско-Американская компания. Ее деятельность была направлена на освоение северной части Америки. Сохранилось здание, в котором располагалась контора компании. История его до сих пор мало изучена. Известно лишь, что куплено оно было для компании у купцов Сизых в 1807 году.

На раскопки прибыл главный археолог Аляски

Сейчас это здание имеет адрес: ул. Сурикова, 24. Глядя на него сейчас, трудно представить, что это был один из центров предпринимательской деятельности Иркутска. Здесь нанимали на корабли штурманов и матросов, заключали коммерческие сделки, сюда привозили отчеты об экспедициях. В стенах дома бывали генерал-губернаторы, наследники самого Григория Шелихова, глава компании Николай Резанов, миссионер Иннокентий Вениаминов. Правда, в те времена здание выглядело немного иначе — эксперты утверждают, что черты перестройки после пожара 1879 года очевидны.

С 9 по 12 августа во дворе этого дома проводились археологические раскопки. В них участвовала группа студентов ИрГТУ под руководством профессора Харинского, а также археологи из Америки — Дэвид МакМахэн, главный археолог Аляски, и Тай Диллиплайн, специалист по Российско-Американской компании. В отделе археологии Центра по сохранению историко-культурного наследия Иркутской области говорят, что, как государственное учреждение, они выдали лаборатории древних технологий Харинского разрешение на производство работ. Они же ведут контроль над деятельностью группы. Археологи в свою очередь должны предоставить им отчет о выполненной работе.

Нашли пуговицу, монету и горлышко графина

Роман Бочаров — студент факультета изобразительного искусства ИрГТУ. В этом году он в компании пяти однокурсниц проходил свою первую практику на раскопках по ул. Сурикова. Он рассказал, что подобные работы проводились и в 2007 году. Нынешним летом было решено выкопать яму размером два на два метра рядом с местом прошлогодних раскопок. На этот раз искателям снова повезло.

— 8 августа мы сделали наметки, поставили опознавательные знаки — словом, провели подготовку. Решили копать во дворе, потому что возле самого дома этого делать нельзя: он очень старый, можно и повредить что-нибудь. В первый день мы сняли лопатой верхний слой, 40—45 см, а на второй начали находить осколки керамики и стекла. Затем обнаружили следы пожаров — уголь, чернозем, кости животных, — говорит Роман. — В работе мы использовали скребки, кисточки, зубные щетки. При обнаружении артефакта втыкали в землю цветные зубочистки, чтобы потом пометить эти места на чертеже. На каждом слое находили порядка 40—50 артефактов, складывали их по пакетам и шифровали. В результате мы дошли до глубины порядка 1,5 метра.

Среди найденных археологами «сокровищ» наиболее интересными, по словам Романа, являются: монета 1775 года, разбитый графин, точнее его горлышко с пробкой, а также маленькая белая пуговица. Студенты работали на протяжении четырех дней с десяти утра до пяти вечера. Руководитель раскопок Артур Харинский задерживался еще дольше.

— Иностранные археологи, которые занимаются исследованием Русской Америки, приехали только на второй день. Они не копали, а все больше смотрели и фотографировали. Один из них совсем не говорил по-русски, а другой немного знает наш язык. Так вот, он постоянно над нами подшучивал. Когда мы находили мусор, он смеялся и говорил с акцентом: «Какое ценное артефакто!» Одна из наших девушек принесла с собой гитару. Тогда тот застенчивый американец, что не говорил по-русски, даже исполнил песню в стиле кантри.

Любопытно, что среди найденного нет ни одной американкой вещи — все артефакты исключительно русские. Скорее всего, их передадут в музей «Тальцы», где они и будут храниться до тех пор, пока не будет создан музей, посвященный Российско-Американской компании. Сам Артур Харинский уже уехал на раскопки в Монголию, куда повез и американских коллег. Несмотря на то что студенты закончили заниматься раскопками, работы на Сурикова еще продолжатся.

Раскопки помешали сушке белья

Когда любопытствующие спрашивали студентов, что они делают, те находчиво отвечали: «Золото ищем». Кто-то смеялся, а кто-то недоумевал. Работа археологов не укрылась и от глаз соседей. Татьяна Яковлевна, живущая в доме напротив, рассказывает:

— Я ходила по утрам с ребятишками на Вечный огонь. Смотрю: они копают. Уходят вечером. Несколько дней тут были. Всего их человек двенадцать — молодежь и пожилой мужчина. Видно, руководитель. Все с лопаточками, кисточками.

К сожалению, не все граждане с пониманием отнеслись к исторически значимой работе, конфликтов с местными жителями избежать не удалось.

— Рядом с местом, где мы выкопали яму, висели веревки, на которых жители соседнего дома вешали свое белье. Поэтому они были очень недовольны, — вздыхает Роман Бочаров. — А еще многие ходили и говорили, что опять, мол, земли нарыли. Зато сами жители дома № 24 с пониманием отнеслись к происходящему: указывали места, где, по их мнению, обязательно должно быть что-нибудь интересное.

Домовым наливают водки

А интересного и таинственного связано с домом немало, ведь его богатая и длинная история обросла преданиями и легендами, в том числе традиционными слухами о том, что дом просто кишит привидениями. Жильцы дома о подобном не слышали. Нина Савельевна прожила в этом доме всю жизнь, но с призраками не сталкивалась.

— Какие привидения, что вы! Я здесь родилась и все знаю. Могу много чего другого рассказать: как ТЭЦ горела, про Дом Советов и про собор...

Интересуются у нас больше архитектурой. Однажды ко мне приходил студент — резьбу на двери сфотографировать. Смотрите, какая красивая. Вера Михайловна живет в этом доме на втором этаже не так давно. Несмотря на это, она поделилась своими наблюдениями:

— Насчет привидений ничего сказать не могу, а вот Нафаньки — домовята — здесь живут точно. Мой иногда хулиганит. Вот, например, вчера варила кисель и нигде не могла найти поварешку. Говорю: «Нафанька, отдай!» Гляжу — а она в холодильнике лежит! Такие домовята тут у всех гуляют. Я вообще-то сплю крепко, а другие замечают по ночам подозрительный шум. Иногда даже я слышу: то тут брякнет, то там звякнет. Я своему домовому водочки наливаю — так безопаснее. Хотя тут тихо, никого духи не пугали, не душили. А вот ночевала я однажды в Топкинском микрорайоне. Он очень-очень нехороший — кладбище рядом. Я ночью просыпаюсь, а надо мной мужик черный навис! А еще там ведьмы летают.

К счастью, у нас аура хорошая, две церкви рядом, Ангара, а вода все плохое уносит. Дом наш старый, 1799 года. Его просто так не взорвешь — яичная кладь. Не везде можно гвоздь вбить. Да вы поглядите, какие у нас стены! Всюду арки. Кажется, его купчиха строила. В прошлом году возле нашего дома уже были раскопки. Так вот под подвалом, где мы храним овощи, нашли еще целых два этажа! Я уверена: здесь есть какие-то потайные ходы.

Сейчас в доме расположены коммунальные квартиры. Светлые комнаты с высокими потолками сохранили резные дверные косяки и арки над окнами. Зато деревянная лестница на второй этаж почти обвалилась. То же самое можно сказать про туалет. Впрочем, общественники-краеведы мечтают отреставрировать здание, когда жильцам выдадут другие квартиры. Если эти планы удастся реализовать, по адресу: Сурикова, 24, будет располагаться музей Русской Америки.

Метки:
baikalpress_id:  22 371