На трубопровод ВСТО напал непарный шелкопряд

Китайский «карантинный вредитель» грозит эпидемией аллергии жителям области?

На прошлой неделе сразу несколько центральных информационных агентств России распространили сведения о том, что в деревянную тару для труб нефтепровода из Китая в Сибирь попали кладки непарных шелкопрядов. Сообщалось, что это может привести к эпидемии аллергических заболеваний. Наша газета провела собственное расследование, что за чудовище — непарный шелкопряд, как он попал в Сибирь и чем грозит местным жителям.

Страшный зверь шелкопряд

«Эта энтомологическая зараза сегодня вышла из-под контроля», — так о проблемах, вызванных появлением шелкопряда, высказался эксперт Международного социально-экологического союза, член совета при президенте по содействию развития институтов гражданского общества и правам человека Святослав Забелин.

Однако директор Иркутского филиала Всероссийского центра карантина растений Валентина Эпова не испытывает никакой тревоги, показывая нацепленную на иголку «заразу». Непарный шелкопряд — это обычная бело-коричневая бабочка, которая всегда водилась на территории Южной Сибири. А вот ее кладка — это подушечка с пушком размером полтора-два квадратных сантиметра. В ней зимуют яйцекладки шелкопряда, весной выходят гусеницы, которые разносятся ветром и попадают в зеленые насаждения. Где и живут до середины июня, пожирая листву.

— Если мы говорим о вреде шелкопряда, то нужно разделить его на вред для леса и вред для людей, — говорит Валентина Ивановна. — Непарный шелкопряд объедает лиственничные породы деревьев, чем наносит для лесного хозяйства вред средней тяжести — деревья не гибнут, а листва отрастает в тот же год. Что касается вреда для человека, то он сильно преувеличен сообщениями. Непарный шелкопряд — это абориген, он постоянно обитает на Байкале, и никогда не отмечалось случаев массовых аллергий. Видимо, у нас уже выработался иммунитет от постоянного соседства, и могут быть только случаи индивидуальной непереносимости.

По мнению Валентины Эповой, кладки непарного шелкопряда вообще не представляют никакой аллергической опасности, скорее аллергию могут вызвать выходящие из нее весной гусеницы:

— Они разносятся такими клубками, ветром, на волосках-аэрофорах. Кстати, к нам они могут попасть с территории Бурятии и Монголии — шелкопряд может пролетать более ста километров. Надо отметить, что в 1995 году клубки гусениц, переплетенных аэрофорами, затянуло в вентиляционную систему БЦБК, однако повышения количества аллергических заболеваний отмечено тогда не было.

Последний действительно большой очаг размножения шелкопряда был зафиксирован в 1998—2003 годах в Приольхонье — тогда случился какой-то сбой в природе (обычно численность шелкопряда регулируется естественными врагами), и шелкопряда насчитывали больше шести гусениц на одно дерево. Ученые затрудняются определить, что вызвало его появление. Скорее всего, это был комплекс причин — потепление, повышение солнечной активности, усиление антропогенного фактора... Однако точно известно, почему очаг исчез — он просто вымерз, не перенес холодную зиму 2003 года.

Откуда шелкопряд попал на ВСТО?

Кладки непарного шелкопряда обнаружили в деревянной таре труб для нефтепровода ВСТО, привезенных из Китая. Однако заместитель руководителя управления Россельхознадзора Александр Богданов очень сомневается, что кладки в Сибирь попали с территории сопредельного азиатского государства. По его словам, трубы завезли еще в прошлом году, однако по сей день ничего страшного не произошло. По одной причине — шелкопряд на севере области просто не может развиваться. Он просто не выжил к следующему году — для его размножения необходимо, чтобы сумма среднесуточных температур выше десяти градусов за теплый сезон года набрала до 1600 градусов. На севере области температура гораздо ниже. Поэтому никаких очагов размножения шелкопряда там не зафиксировано до сих пор.

И вообще, у специалистов вызывает сомнение, что вредителя могли завезти с территории Китая. По словам Святослава Забелина, трубы для нефтепровода не попадают под фитосанитарный контроль, а деревянная упаковка не учитывается при необходимости проверки. Однако Александр Богданов утверждает, что все грузы из-за границы досматриваются крайне тщательно, включая крепежный материал.

— Напрямую к нам из Китая ничего не завозится, у нас нет с ним общей границы. Поэтому грузы к нам поступают либо из Забайкалья, либо из Приморья, — объяснил Александр Андреевич. — Причем грузы досматриваются два раза — при поступлении, затем они лежат на карантине, и еще раз осмотр проводится при отправке адресату. Поэтому, если бы кладки шелкопряда обнаружили в таре труб для нефтепровода, нам бы обязательно сообщили.

По мнению Александра Богданова, с трубами на ВСТО попал вовсе не китайский шелкопряд. Скорее всего, виноваты бабочки, отложившие яйцекладку, когда трубы находились на карантине в Приморье — трубы отгружались во время лёта бабочек.

— Сообщается, что возникли новые очаги шелкопряда в некоторых регионах Сибири и Дальнего Востока — в частности, в Новосибирске и Челябинске. Но китайский шелкопряд тут ни при чем — в этих городах есть собственные очаги размножения шелкопряда, были всегда, и никогда это ничем никому не угрожало, — утверждает Александр Андреевич.

К тому же китайский вредитель ничем не отличается от сибирского — это один вид азиатского непарного шелкопряда, который от европейского отличается только поведением — он больше способен к миграции.

Граница на замке

Сеть специалистов Центра карантина растений и «надзорников» Россельхознадзора насчитывает в Иркутской области тринадцать точек досмотра. Они встречают самолеты, проверяют почту, без их карантинного разрешения не раскредитуют (не разгрузят) то, что приходит по железной дороге.

— В течение трех дней груз должен быть предоставлен к осмотру, только после этого дается разрешение на реализацию, — объяснила Валентина Эпова. — За половину этого года у нас насчитывается 46 случаев обнаружения карантинных видов организмов — это сорняки, насекомые, возбудители болезней. Например, мы впервые в России выявили возбудитель бурой гнили в картофеле, который пришел из Китая.

За время работы в грузах находили больших банановых тараканов, ящериц и даже одного скорпиона.

— Когда строили новый мост, к нам из Китая поступила партия гранита для отделки, в такой растительной, камышовой упаковке. Когда их открыли, рабочие сильно испугались — они кишели насекомыми. Вызвали сразу несколько служб — нас, Роспотребнадзор, МЧС. Оказалось, что эти мелкие жуки — скрытники, насекомые, которые питаются грибами, растущими в темноте во влажных условиях на продуктах и таре. Они совершенно безвредные, и их просто стряхнули в реку. Они уплыли по течению Ангары, — рассказал Александр Богданов.

Метки:
baikalpress_id:  22 319