Первая иркутская ЧК: два месяца борьбы с «контрой»

Брат и сестра Постоловские раскрыли белый заговор

Революционный пафос, сумятица идей, вопиющая безграмотность и при этом — страшная жестокость. Именно такого «багажа» было достаточно, чтобы в первые годы ЧК стать ее сотрудником. Старые большевики отказывались становиться чекистами, усматривая аналогию с царской охранкой. А профессионалов из охранки в ЧК не брали по идеологическим соображениям. Несмотря на громоздкое название (Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией, саботажем и преступлениям по должности), задачи первого карательного органа советской республики формулировались кратко: выявлять и наказывать врагов. Ограничений не было. В газете «Утро Москвы» 4 ноября 1918 года председатель (временно) ВЧК Петерс заявлял: «Всякая попытка русской буржуазии еще раз поднять голову встретит такой отпор и такую расправу, перед которыми побледнеет все, что понимается под красным террором».

Брат и сестра Постоловские

21 апреля 1918 года СибЧК была создана в Иркутске: Трилиссер, Блюменфельд, Гейцман, Зотов, Шилов. Председателем стал 27-летний Иван Постоловский. Родился первый иркутский чекист в 1891 году в Виннице Каменец-Подольской губернии. Член РСДРП с 1908 года. Участник Первой мировой войны, солдат. После ранения с 1916 года числился в 9-м Сибирском запасном полку в Иркутске. С чекистом-братом сотрудничала Ксения Постоловская, 21 года от роду. Ее биография гораздо длиннее.

С 12 лет — ученица в швейной мастерской, в 15 лет за распространение прокламаций задержана полицией. Следствие не смогло установить вину, но в документах девушки появилась пометка: «политически неблагонадежна». В 1915 году семью Постоловских — мать Марию Игнатьевну, сына Сергея, сестер Нину, Татьяну и Ксению — готовили к высылке в Сибирь. Предупрежденная об этом Ксения выехала в Иркутск сама. Постоловские не знали, что через год встретят Ивана здесь.

В Иркутске Ксения в августе 1917 года вступила в РСДРП(б). Во время декабрьских боев была разведчицей и связной. После установления советской власти, как сотрудница Центросибири, руководила изъятием ценностей у буржуазии, выполняла специальные задания.

«Осиное гнездо» в Пивоварихе

Иркутскую подпольную организацию возглавлял полковник Эллерц-Усов, бывший командир 58-го Сибирского стрелкового полка. Этот кадровый военный установил жесткую дисциплину, организовал службы информации, контрразведки, мобилизации, связи, даже артиллерии. Купечество помогало деньгами (многие безработные офицеры регулярно получали зарплату).

Подпольщики активно вооружались и вели агитацию. Точное число заговорщиков неизвестно, но рядовыми в организацию были зачислены два генерала, взвод гимназистов, гражданские лица, среди которых известный общественный деятель П.Яковлев, сын книгоиздателя В.Белоголовый, врач Н.Огильви и другие. Базой стал пригородный поселок Пивовариха. Чекистам неожиданно повезло: они выследили связную из Харбина, которая привела их к Сукачевской даче. Здесь накрыли нелегальную типографию, печатавшую листовки, и губернского комиссара Яковлева. Увы, арестованные упорно молчали — ниточка оборвалась.

Правда, через два дня в поезде на пути к Иркутску чекисты обратили внимание на пассажира, который предъявил документы работника Новониколаевского кооператива. Держался он с достоинством, но его спутница, назвавшаяся женой, явно нервничала. А при задержании остатки самообладания ее покинули — она расплакалась и сразу рассказала: да, она участница контрреволюционного подполья, а ее муж — белогвардейский генерал, едет в Иркутск, чтобы координировать иркутское подполье, но ни явочных адресов, ни паролей дама не знала.

На пятый день допросов супруг, наконец, дал показания: явка находится в Пивоварихе. У чекистов созрел план — под видом генеральши послать к заговорщикам Ксению Постоловскую. Это был величайший риск. Ксения по возрасту равнялась с арестованной, но аристократических манер, умения держаться, говорить, носить одежду — всех этих навыков у девушки не было. А времени в обрез.

Ксения стала присутствовать на допросах, общаться с генеральшей, чтобы хоть как-то вжиться в ее образ... Увы, вскоре смертельно опасную игру Ксении Постоловской пришлось прервать. После двух (бесплодных) посещений «осиного гнезда» чекисты поняли: их подстава либо раскрыта, либо находится под подозрением...

Неудачное восстание

А в ночь с 13 на 14 июня белые офицеры вышли из подполья (накануне планы заговорщиков были выданы, кем — остается невыясненным до сих пор). Разоружив охранников винного склада в Знаменском предместье, около 200 восставших захватили губернскую тюрьму. При этом убили коменданта-латыша Аугула, двоих охранников и арестованного.

На свободу выпустили более полторы сотни узников, в том числе 50 политических, а также китайско-японских шпионов Дзигино, Абэ, Минами, уголовников и всех, кто числился за ЧК.

Обозные мастерские стали подавать тревожные гудки. Туда направилась часть восставших, чтобы обезоруживать приходящих по тревоге рабочих. Другая часть белых пыталась занять понтонный мост, третья — атаковать казармы 1-го Советского полка. Все попытки встретили дружный отпор, и к утру восставшие рассеялись в пригородных лесах.

Со следующего дня чекисты Постоловского не знали роздыха: начались аресты, скороспелые суды, расстрелы (даже гимназистов). Эти несколько дней для горожан стали сущим адом. У тюрьмы — толпа родственников арестованных. С воплями просят выдать хотя бы тела. Даже в записях осторожного в оценках летописца Нита Романова сквозит ужас...

А уже с 16 июня большевики спешно покидали город: с востока грозил атаман Семенов, с запада наступали белые и чехословаки. Из Госбанка и золотоплавильни вывезли золото и деньги, забирали имущество, фураж и продовольствие, эвакуировали учреждения с документацией. В Верхнеудинск (Улан-Удэ) уходили вагоны, по Якутскому тракту на север — обозы. Утром 11 июля на станции Батарейной раздался мощный взрыв — красные взорвали более 100 тонн пороха.

В полдень того же дня со стороны Знаменского предместья в город вступил Омский эскадрон есаула Красильникова. На полтора года — до декабря 1919 года — в Иркутске и губернии восстановилась гражданская власть при поддержке белых сил.

Казнены в роще

Чехословацкий мятеж и переход власти к белым в июле 1918 года вынудил Постоловских (кроме Ивана и Сергея) двинуться на Дальний Восток. Ксения с сестрой Татьяной и ее мужем Павлом Постышевым (председателем Иркутского ревтрибунала) некоторое время скрывалась в Шаманке, что в 200 верстах от Хабаровска. Позже участвовала в деятельности хабаровской нелегальной организации.

В обязанности Ксении входило поддержание связи с сибирскими парторганизациями. С этой целью в 1919 году она не раз приезжала в Иркутск. В конце 1919 года Ксения Постоловская под видом кассира кооператива направилась на Тарбагатайские угольные копи, где организовала нелегальную партячейку. До 2 марта 1920 года — освобождения Верхнеудинска (ныне Улан-Удэ) от белогвардейцев — была подпольщицей.

После восстановления советской власти в Забайкалье Постоловская работала в Верхнеудинском и Петрово-Забайкальском горкомах, Ялтинском райкоме партии. С 1930 года училась в Украинском институте красной профессуры, одновременно преподавала политическую экономию в институтах Киева и Харькова. С 1937 года след ее теряется, впрочем, трагическую участь предположить нетрудно... А ее брат, председатель СибЧК Иван Постоловский, с небольшим отрядом уходил в Якутск, но под Верхоленском был схвачен восставшими крестьянами, сильно избит и отправлен в Иркутск.

З августа 1918 года первый иркутский чекист без суда был казнен чехами в роще Царь-Девица на левом берегу Ангары. Вместе с ним повешены: чекист А.О.Патушинский (это имя на памятнике не значится), бывший командир 1-й роты Забайкальского дивизиона подпрапорщик М.Н.Яньков, организатор добровольных красноармейских дружин в Тункинском крае Карнуков, военнопленный австриец Оскар Гросс (организатор коммунистических отрядов в Барнауле), участник расстрела чешского прапорщика Богданов и бывший унтер-офицер чехословацкого полка Карел Петраи (дезертировал в командиры красноармейской роты в Красноярске).

Продолжение следует.

Метки:
baikalpress_id:  22 277