Если пришел СХУ...

Корреспондент «СМ Номер один» на своей шкуре испытал действие антистрессовой программы

Мы живем в очень нервное время. Хотя врачи-психотерапевты утверждают, что спокойных времен вообще не бывает. Подавляющее большинство людей страдают от депрессий, психозов, фобий и неврозов. Которые в свою очередь вызываются накопившимися стрессами. Узнав, что в Иркутске не так давно начала действовать антистрессовая программа при Центре Дикуля, корреспондент «СМ Номер один» отправился на прием, чтобы на своей шкуре узнать, насколько он, как среднестатистический обыватель, подвержен стрессовым ситуациям. Выступить, так сказать, в роли подопытного кролика.

Стресс — дело повседневное

Психотерапевты утверждают, что от стрессов страдают все поголовно. Есть даже такая профессиональная шутка: «Поел — стресс, не поел — все равно стресс». Надо полагать, что журналисты в этом отношении тем более уязвимы, учитывая, что по вреду здоровью и опасности для жизни эта профессия стоит где-то поблизости от летчика-испытателя.

В небольшом и уютном кабинете психодиагностики не было ничего лишнего — стол, кресло, ноутбук и врач-психотерапевт Светлана Радионова. Ничего от известного по голливудским фильмам промысла психоаналитиков — ни мягких кресел с пледами, ни роскошного вида с высоты птичьего полета на город — окон вообще не было.

Придумывать себе легенду тоже не пришлось: журналист тоже человек на вредном производстве и страдает от тех же проблем, что и все его сограждане, — переутомляемость, упадок сил, трудно сконцентрироваться на главном, раздражительность, плохой сон, отсутствие аппетита... Обычный офисный синдром.

Поэтому диагноз не поразил новизной или необычностью — СХУ (синдром хронической усталости). Кто бы сомневался? Однако это была только первая, вводная часть диагностики, главным в которой, как чуть позже объяснила Светлана Витальевна, было то, что человек сам сформулировал и озвучил свои проблемы — некоторые, приходя на прием, вообще молчат, как Рихард Зорге в руках японской военщины.

Основная часть первого блока антистрессовой программы — психодиагностики — состояла в состязании человека с хитрым ноутбуком. На голову напялили шлем из переплетенных кожаных ремней с фиксированными в узлах датчиками мозговой активности. Для лучшего приема сигналов голову под электродами смочили физраствором, нанеся прическе невосполнимый ущерб.

— Значит, так. Смотри на экран, держи руку на мышке, — объяснила задачу Светлана Витальевна. — На экране каждые пару секунд будет появляться группа бессмысленных буквенных символов. Но иногда появляется какое-то понятное слово. Увидев слово, нужно нажать на клавишу мыши, чем быстрее — тем лучше. Выключив свет, она предоставила мне соревноваться с «чудом враждебной техники» на скорость реакции. На экране быстро мелькала какая-то абракадабра. Это успокаивало и убаюкивало, но заснуть не давали изредка попадающиеся осмысленные термины произвольного значения: «дом», «яблоко», «расческа»... Чтобы как-то стимулировать испытуемого, шайтан-машина время от времени прерывала программу и показывала количество ошибок и качество внимания в процентах.

Впоследствии оказалось, что истинная цель программы — держать человека в непрерывном внимании, чтобы он неотрывно пялился в экран. Оказывается, в промежутках между абракадаброй на экране с такой скоростью, что человек не успевает их прочитать и осознать, появляются ключевые понятия — метки, названия стрессовых факторов: алкоголь, импотенция, деньги, семья, дети, здоровье, боль, смерть, работа, начальник, и еще добрая сотня тех понятий, которые неимоверно раздражают обычного человека день-деньской и даже ночью, во сне или при его отсутствии.

Подсознание работает быстрее сознания, поэтому успевает их фиксировать и особенным образом реагировать на них, что и фиксируют закрепленные на мокром черепе датчики. Причем самым важным критерием является скорость, с которой мозг непроизвольно отзывается на метки-раздражители. Есть средняя скорость ответа — это норма, метка оставляет человека спокойным и равнодушным. Если мозг отзывается быстрее этой средней скорости, значит, на этой метке человек заморочен, постоянно об этом думает и беспокоится — это называется акцентуация, сконцентрированность.

Хуже, если мозг реагирует на раздражитель замедленно. Это значит, что человек прячет от себя какую-то проблему, отодвигает в подсознание, не хочет, боится об этом размышлять и, тем более, говорить — это вытеснение. Программа занимает около десяти-пятнадцати минут, по окончании которых мозголомный компьютер строит объемные модели-графики, оси которых показывают интенсивность раздражения от той или иной метки.

Значение графиков толкует Светлана Радионова:

— Мы это называем «деревом психологических проблем». Всего строится три графика — проблемы на эмоциональном, социальном и подсознательном уровнях.

В частности, оказалось, что у автора левое полушарие подавляет правое, рацио довлеет над интуицией — то, что в народе называется «шибко умный», а у интеллигенции — «горе от ума». На сознательном уровне меня преследовали страхи за жену и детей, заморочен я оказался на табу — как объяснила Светлана Витальевна, это значит, что для меня важно, чтобы все было в пределах тех правил, которые я сам себе создал. Или в которые сам себя загнал. Состояние аффекта у меня вызывает боязнь толпы — чистая правда, шайтан-машина не соврала.

В подсознании на уровне контролируемого стресса была астения — проще говоря, сильная усталость. И, что окончательно меня убедило, что компьютер видит меня насквозь, а не пытается дурить, — он показал глубоко загнанные в подсознание на уровне вытеснения проблемы с собственной мамой. Такой вот получился мозговой стриптиз. Приятной новостью оказалось то, что темные глубины моего мозга совершенно не тревожатся по поводу тех проблем, которые наиболее распространены среди мужчин, обремененных кризисом среднего возраста, — ни алкоголь, ни импотенция, ни деньги не оказались теми значимыми вещами, которые вызывают у меня внутренний конфликт из-за их наличия или, наоборот, отсутствия.

От стрессов больше страдают женщины и начальство

Антистрессовая программа начала работать в Иркутске в конце ноября прошлого года. Попала она к нам довольно случайно: глава иркутского Центра Дикуля Павел Шапошников был в Москве, где узнал про нее от своего друга Юрия Бубеева, который занимается разработкой программы по коррекции боевого стресса в одном из оборонных институтов.

Психодиагностика — только первая часть большой антистрессовой программы. После выявления раздражающих человека причин следует коррекционный блок, состоящий из двух частей: коррекция работы мозга светом и звуком, при которой повышается или, наоборот, понижается, уравновешивается активность полушарий мозга, и «ксеноновый блок», лечение инертным газом ксеноном, который убирает зоны раздражения в мозгу. Затем при необходимости следует блок компьютерного гипноза, при котором пациента учат расслабляться и вырабатывать пошаговую программу выхода из стресса.

— Стресс есть у всех, поэтому посещение врача-психотерапевта должно быть таким же регулярным, как визиты к стоматологу. Больше всего к нам попадает тех людей, которые занимаются и интересуются собой — изучают психологию, практикуют йогу. Закономерно они попадают к нам. Очень много приходит женщин, страдающих от повышенной утомляемости, несчастной любви, непонимания ближних, — рассказала Светлана Витальевна. — Забавно, что мужики к нам приходят под давлением своих жен и подруг. У них другие проблемы — зависимости (алкоголизм, наркомания), жизненные неприятности, конфликты с начальством.

Один из наглядных примеров сильного стресса — женщина обратилась в ужасающем психологическом состоянии из-за чувства вины: она ехала за рулем машины с подругой и попала в аварию. Подруга погибла.

Другая, так же большая часть пациентов представлена, как ни странно, «государевыми людьми», крупными чиновниками. Это люди, которые не только постоянно находятся в психотравмирующей ситуации на своем высоком кресле, но и занимающиеся собой, следящие за своим здоровьем.

Кроме того, от психодиагностики есть и приятные побочные эффекты. Например, можно убрать чувство голода — легче худеть. Или при коррекции стресса расслабляются мимические морщины на лице — как следствие, исчезают морщины. То есть стресс исчезает не только внутри, но и с лица.

Загрузка...