Если из иконы сделать кровать, можно умереть

Иконы просто так не пропадают. Если у кого-то и поднимается рука уничтожить святыню, то всегда безумца настигает возмездие. Отношение к сакральным вещам у народа остается величиной постоянной, и ни революции, ни гонения не могут уничтожить традиции и веру. Именно поэтому святое всегда останется святым —хотя бы где-нибудь, в каком-то углу каждой души, хотя бы в каком-нибудь углу обширной страны.

Галина Медведева-Афанасьева, доцент кафедры литературы ИГПУ, кандидат филологических наук, заведующая научно-исследовательской лабораторией по изучению традиционной культуры Сибири, заместитель директора музея «Тальцы», автор Словаря сибирских говоров (глобального проекта по сохранению языкового наследия), объездила всю Сибирь. Она рассказывает, что в Сибири благодаря удаленности населенных пунктов целых районов сохраняется старина, культура консервативна, развитие замедлено. У нас еще бытуют старинные обряды, которые в средней полосе исчезли. В том числе и обряды, связанные с иконами.

— Иконы находят и в навозных кучах. И где только не находят. Они исцеляют, они изменяют судьбу человека. Народ сопрягает свое будущее с чудодейственными иконами.

В каждом доме для икон есть красные, цветные, правые, Божьи углы — как только их не называют! Углы строятся по диагонали с русской печью и являются сакральным местом. В ориентации с этим углом клали покойника, ставили столы и прочее.

С красными углами, иконами связаны обряды, сохранившиеся в Сибири. Например, обряд продажи больного ребенка в окно. Окно как объект маргинальной сущности сопряжено с этим и с тем миром. Ребенка через окно передают человеку, который стоит по ту сторону — как бы в том мире, на улице. Затем ребенка заносят в дверь и сильно стучат в красный угол. Таким образом происходит как бы вторичное рождение.

В экспедициях по Иркутской, Читинской областям, Красноярскому краю Галина Медведева собрала невероятное количество рассказов об обретении икон, об их чудодействии. А также о возмездии, которое настигнет человека, не уважающего, попирающего святыни.

— Я встречала иконы в человеческий рост, написанные на досках. Эти иконы демонстрируют как бы азиатский взгляд на иконописные лики. Такие есть в Киренском районе. Богомазы, как известно, странствовали по Приленью, останавливались в селах, писали иконы для домов, для храмов. Однажды я слышала рассказ о комсомольском работнике, который в смутные времена отбирал, конфисковывал у односельчан большие иконы. На одной такой он устроил кровать. Возмездие было страшным — у него умирали дети. Или рассказ о бондаре, который для собственных нужд взял золотинку от пальца Богоматери. Через десять дней бондарь палец себе и отрубил.

Галина Витальевна приводит рассказ одной старожилки, который иллюстрирует ту степень уважения, которую до сих пор демонстрируют сибиряки. Бабушка говорила о том, как икону Богородицы носили из дома в дом: если грязный дом, то икона в дом не зайдет.

— Я ее спрашиваю: «Да как же не зайдет, бабушка?», а она отвечает, что лик иконы разгорается, Богородица сердится.

К сожалению, сегодня старинная культура гибнет. По Ангаре строят каскады электростанций, топят земли, уничтожают старинные села. На очереди территории, подпадающие под строительство Богучанской ГЭС. В Иркутской области это затронет Усть-Илимский район.

— Под затопление предназначены огромные территории. Все станет дном — все экспонаты, детали, предметы быта, трехсотлетняя культура. Никаких находок не будет больше. Нужно хотя бы зафиксировать сейчас то, что есть.

Метки:
baikalpress_id:  41 212
Загрузка...