Тайны чудотворных иркутских икон

История каждой иконы представляет собой настоящий детектив

На территории Иркутской епархии были известны три чудотворные иконы — Казанской Божией Матери, Святого Николая, Богоматери Абалакской. Все они в годы революции пропали. Сейчас есть надежда на обретение двух из них.

Записанная Казанская Богоматерь может быть открыта

Самая известная из чудотворных икон — Казанской Божией Матери. Хотя уже очень давно на иконе никто не видел изображения. Оно записано светским художником. Николай Померанцев нарисовал поверх новую картину. Возможно, живописец сделал это для того, чтобы сохранить древнее изображение. Иркутские искусствоведы считают, что первоначальное изображение следует открыть.

Икона почиталась особо. В Иркутске было два отдельных храма, посвященных Казанской Божией Матери: красивая расписная церковь в Рабочем (ее прозвали в Иркутске Красной) и огромный, разрушенный большевиками Казанский собор на бывшей Тихвинской площади — в сквере Кирова. Кроме того, Казанской Божией Матери посвящены были придельные храмы в Богоявленском соборе и в Знаменском монастыре.

Первоначальная чудотворная икона Казанской Богоматери была явлена в конце XVI века в Казани. Маленькой девочке во сне явилась Богоматерь и повелела возвестить властям о том, чтобы они вынули из земли икону, и указала место. Икона была найдена и торжественно перенесена в церковь. Многие больные жители Казани, обратившиеся к иконе, стали получать исцеление, и икона была объявлена чудотворной. С нее было сделано несколько списков, которые тоже стали чудотворными. Прославились списки из разных российских городов, в том числе и двух сибирских — Тобольска и Иркутска.

— Первое упоминание об иконе Богоматери в Иркутске появилось в 1722 году, во время следования в Китай святителя Иннокентия через Иркутск. Была ли эта икона занесена в Иркутск первыми поселенцами или написана здесь — осталось тайной. Выпускник Иркутской семинарии, протоиерей, историк христианства Прокопий Громов в свое время пытался разгадать ее происхождение, — рассказывает заместитель директора музея «Тальцы», искусствовед, специалист по иконам Тамара Крючкова. — Известно, что риза иконы была выполнена московскими ювелирами.

Чудотворная икона помогала в разных ситуациях. Например, после того как дважды неудачно отливали колокол для Богоявленского собора, икону носили на территорию колокольного завода, где она оставалась два дня. После этого колокол был наконец отлит. Когда построили Казанский собор, икону переместили туда.

— Но с нее было сделано несколько списков. Один из них находится в соборе Богоявления. До 30-х годов прошлого века икону возили по всей епархии — согласно составленному графику. График составлялся надолго вперед. Для иконы была специально сделана карета. Известно, что наряду с чудотворной иконой возились и ее копии, запасные иконы.

Когда большевистская власть начала бороться со святынями, серебряный оклад с чудотворной иконы был снят комиссией по изъятию церковных ценностей. И вероятно, вместе с другими 2023 предметами из драгоценных металлов, изъятых из иркутских храмов, он был отправлен в Москву. Судьба его, наверное, такая же, как и других ценностей, — переплавка.

Сама икона была оставлена в Иркутске. Последнее упоминание о ней относится к 1928 г. Правление общины при иркутских Богоявленском и Казанском кафедральных соборах обратилось в Иркутский окружной административный отдел с просьбой разрешить хождение по Иркутскому округу с иконой Казанской Божией Матери со служением молебнов. Но советская администрация разрешения не дала.

Тамара Александровна предполагает, что после снятия оклада обнаружилось: краска повреждена временем. Хотя иконы устойчивы и ко времени, и к перепадам температур — переносят и летнюю жару, и зимний холод благодаря яичным краскам. Тогда икону, возможно, решили обновить. Светский художник Николай Померанцев записал ее — то есть нанес сверху новое изображение. И даже подпись свою зачем-то поставил.

Долгое время не было известно о том, что в фондах Иркутского художественного музея хранится чудотворная икона. Ее разглядела старший научный сотрудник сектора древнерусского искусства музея им. Андрея Рублева Наталья Чугреева, которая осматривала две похожие, близкие по размеру иконы Богоматери, хранящиеся в музее. После ее заключения мало кто сомневается в том, что одна из икон — та самая, чудотворная.

Мы обратились к Сергею Фролову, иконописцу и реставратору, работавшему в Иркутском художественном музее, в филиале Центра Грабаря (пока он существовал в Иркутске). Фролов во время осмотра иконы в 2002 году расчищал икону, делал «окошечки» и обнаружил древнюю краску.

— Я осматривал фонды. Но мне бы в голову не пришло, что это чудотворная икона. Не мог даже подумать. Но Чугреева сразу почувствовала.

Он считает, что верхний слой надо снимать не жалея, освобождать чудотворную защитницу иркутян.

— Если еще прилично записано было. А то ведь это, по сути, второсортная светская живопись. Померанцев вообще немало икон в Иркутском художественном музее попортил.

Когда возник вопрос о реставрации, зашла речь об особом способе, так называемом отслаивании. При такой технологии, дорогой и сложной, возможно сохранить оба произведения — и то, что сверху, и то, которое записано.

— Я бы, наверное, мог это сделать, — говорит Фролов. — Но Померанцева отслаивать не стану — живопись ниже среднего.

Чудотворная икона из Муки, возможно, хранится как семейная реликвия

Чудотворная икона с севера области считалась утерянной. Но сегодня появилась надежда, что она хранится в одной из семей в селе Мука Нижнеилимского района, где и была когда-то обретена — ее нашли на дереве.

Ссыльный по фамилии Романов основал Муку среди гор в первой половине XVII века, еще в допетровские времена. Название село получило от речки, которую назвали так русские землепроходцы-казаки — для них участок пути до Муки по Ленскому волоку был самым мучительным.

В 60-х Муке повезло, она не попала в зону затопления после строительства Усть-Илимской ГЭС. Ее лишь переименовали в нейтральный Семигорск. Сейчас Семигорск — достаточно крупный поселок. В Муке была церковь. На месте церкви когда-то стояла часовня, построенная еще до 1760 года. Именно с часовней связано предание о чудотворной иконе.

— Народное предание повествует, что возведена она была для явленной иконы Святого Николая, о которой рассказывали: куда бы ни пытались унести ее, она возвращалась назад. Местное население чтило ее как чудотворную. К празднику святого Николая 6 декабря сюда прибывали богомольцы, иногда из очень отдаленных мест. Об этой иконе существовало еще одно предание, согласно которому она была вывезена в конце XVII века из Албазина, куда была принесена русскими землепроходцами из северных губерний Европейской России. В настоящее время местонахождение иконы не установлено, — рассказывает искусствовед Тамара Крючкова. — Позже, когда на средства киренского окружного судьи и его брата построили церковь, икону перенесли туда — считалось, что храм выстроен на месте ее обретения.

Об этой иконе исследователи знали по записям священника Николая Пономарева, сделанными летом 1913 года, во время поездки его с епископом Евгением (который позже был убит большевиками в Карагандинском лагере и канонизирован церковью как священномученик) в Киренский уезд. В Иркутских епархиальных ведомостях, содержащих рассказ о поездке, есть упоминание об иконе.

«Здесь хороший храм Во Имя Св. Николая Мирликийского, а в нем особенно чтимая местным населением икона того же святителя. Народ чтит ее как чудотворную, и к празднику св. Николая 6 декабря здесь собираются богомольцы, по обещанию, иногда из очень отдаленных сел, верст за 200—300 и более. Икона небольшая, размером вершков 7—8, аналойная. Местное предание говорит, что икона обретена давно зверопромышленниками в лесу на дереве. Несколько раз ее уносили в часовню, но она возвращалась будто бы к месту ее обретения. Здесь и построен храм». Епископ провел службу и предложил установить икону более почетно, на возвышении.

О чудотворной иконе в Муке до сих пор не было ничего слышно. Ученые знали, что была такая, но есть ли, сохранилась ли?.. Ведь в 30-х в Муке началось активное строительство социализма, был организован колхоз «Ответ интервентам».

Теперь выясняется, что икона не пропала. Она вроде бы сохранилась в одной из местных семей как семейная реликвия. Недавно в Муке побывала съемочная группа одного из иркутских телеканалов — именно с целью осмотреть иконы. Местные очень неохотно показывали свои святыни. Есть ли среди них та самая чудотворная икона святого Николая? Вроде бы есть.

Чудотворный список Абалакской иконы пропал вместе с оригиналом

Особое место в Иркутске занимала икона Богоматери Абалакской — список с чудотворной тобольской иконы. Она пропала в годы революции. Вместе с ней исчез и тобольский оригинал — во время эвакуации на восток через Иркутск. Искусствоведы не теряют надежды их найти.

Список прислал в 1710 году в дар Иркутску в честь освящения первого каменного храма — Спасской церкви — митрополит Сибирский и Тобольский Иоанн (ставший сибирским святым). Оригинал — святыня мужского абалакского Свято-Знаменского монастыря, что в 30 км от Тобольска, — появился после того, как благочестивая вдова-тобольчанка увидела во сне икону «Богоматерь Знамение», стоявшую в воздухе. Голос, исходивший от иконы, потребовал от Марии, чтобы на Абалакском погосте была построена новая церковь

Во Имя Знамения Пресвятой Богородицы с приделами Николая Чудотворца и Марии Египетской. К завершению строительства церкви местный священник написал икону, которая прославилась чудотворениями по всей Сибири. С нее делались списки для других городов. Списки тоже стали чудотворны, в том числе и в Иркутске. К иконе, которую отправили в Иркутск, митрополит сделал стихотворную надпись собственного сочинения. Вот несколько строк:

«Грядет от Абалака пречистая дева. В чудотворной иконе ко всем милостива, приносит в град иркутский благословение. Всем гражданам здравие, благ умножение».

Икона сразу стала почитаться в качестве одной из святынь Иркутска как охранительница города. Первоначально она находилась в Спасской церкви. Впоследствии икону переместили в кафедральный Богоявленский собор, где она находилась в иконостасе придела всех святых по левую сторону Царских врат. Для иконы на средства купца Трапезникова был заказан в Москве оклад из чистого золота. Стихотворную надпись сделали чернью. Риза обошлась почти в 15 000 рублей.

К Спасской церкви также пристроили придел во имя Абалакской Божией Матери. Там разместили копию с чудотворного списка. Эта икона есть на двух старинных фотоснимках. На одном из них виден иконостас придельной церкви, где слева от Царских врат располагается икона Богоматери Абалакской. На другом снимке, который находится в Институте истории материальной культуры в Санкт-Петербурге, икона сфотографирована вместе с двумя напрестольными евангелиями, потиром и другими богослужебными предметами. На окладе копии нет пространной стихотворной надписи. Сама икона написана, вероятно, местным иконописцем.

— Сегодня местонахождение иконы, подаренной городу святителем Иоанном, неизвестно. Также неизвестно и местонахождение иркутской копии с нее, бывшей в Спасской церкви. Либо они утеряны в 20-х, 30-х годах, либо еще найдутся — ждут своего часа. Бесследно пропала и сама тобольская чудотворная икона, с которой был сделан по заказу Иоанна список для Иркутска. В Абалакском монастыре хранится лишь список с нее, его называют «Наместницей», — рассказывает Тамара Крючкова.

Были попытки проследить историю икон после революции. Интересно, что в Иркутск ведут следы и самой подлинной чудотворной тобольской иконы, а также мощей Иоанна, который пожелал иркутянам «здравия и благ умножения».

— В архиве РУ ФСБ РФ по Иркутской области мы нашли материал, который проливает некоторый свет на историю чудотворной тобольской иконы Богоматери Абалакской в 1920-е годы, — говорит Тамара Крючкова.

Дело в том, что послеоктябрьская история иконы неразрывно связана с именем архиепископа Иркутского и Верхоленского Анатолия (Каменского). В 1919 году он служил в Томске. Ему, правящему епископу, собрание томских приходов поручило вывезти на восток церковные ценности, в том числе оригинал иконы и серебряную раку святителя Иоанна (того самого, который подарил Иркутску чудотворный список). В Иркутске в Вознесенском мужском монастыре всю делегацию арестовали. Раку конфисковали, священников, правда, отпустили.

Примерно в это же время в Иркутске отказался от духовного звания епископ Иркутский и Верхоленский Зосима. Он был арестован и отправлен в Омск. На его место церковные власти определили Каменского. Весной 1922 г. арестовали и его. Он был соратником патриарха Московского и Всея Руси Тихона (Белавина), избранного на Всероссийском поместном соборе в 1917 г. и осудившего антицерковную деятельность большевиков.

Церковных иерархов арестовывали по однотипным обвинениям — контрреволюционная деятельность, расхищение церковных ценностей. В 1922 году ревтрибунал приговорил Каменского к расстрелу, который заменили 10 годами строгой изоляции. Однако вскоре он был освобожден постановлением ВЦИК. Правда, жил после этого недолго, скончался в Омске в 1925 году.

Так вот, по делу Каменского допрашивали свидетелей, которые давали интересные показания. Например, епископ Тюменский Иринарх отвечал следователям, что рака с мощами, а также иконы (в том числе Абалакской Божией Матери) были эвакуированы колчаковцами в Томск. «Абалакскую Божию Матерь и тобольскую икону Божией Матери я привез в Тюмень, а из Тюмени их отправили в Тобольск.

Из Томска раку вывез архиепископ Анатолий, который на одной из станций бросил поезд со святынями из-за какого-то затруднения, и около Мариинска я встретил поезд со святынями без возглавлявшего, по просьбе сопровождающих пересел в их поезд и доставил раку в Иркутск. В Иркутске рака была помещена в Иннокентьевском монастыре, затем она была, по слухам, совластью взята и помещена в музей, где она в настоящее время находится. Я не знаю, но, по слухам, в музее ее нет. Мощи святителя Иоанна в настоящее время стоят в Тобольском соборе в гробу на видном месте. Больше показать ничего не могу, в чем и подписуюсь, епископ Тюменский Иринарх».

Тамара Александровна считает, что к материалам допроса следует относиться осторожно, ведь факты могли быть искажены священниками намеренно, чтобы большевики не могли добраться до церковных ценностей. Однако все показания и свидетельства в целом могут сплестись в путеводную ниточку, которая приведет исследователей к потерянным иконам.

Загрузка...