Держись, Валентина!

Деревня Коты Иркутского района - брошенное на произвол судьбы областью и Богом село. Когда-то здесь был самостоятельный колхоз, в котором трудилось все село, от мала до велика. Работы хватало всем, а значит, и средств к существованию... Социализм закончился, закончилась и жизнь на селе.

Живет в селе Коты одна женщина, бывшая доярка. Горластая, сильная. Живет, никому ни в чем не уступая. Растила пятерых детей. С мужем по причине всем известной она не смогла жить и осталась одна с детьми. И надо же такому случиться, что осталась одна в этот самый период падения страны в бездну.

Чем только она не занималась, чтобы прокормить, обуть и одеть своих детей. А у нее четыре дочери и сын. Если с сыном было проще - он донашивал отцовскую обувь и одежду, то с дочерьми было гораздо сложнее. Ведь они были рослыми, симпатичными девчатами. Одна имела инвалидность по зрению, а это тоже откладывало определенный отпечаток на ее судьбу. В учхозе перестали за труд платить вообще, и бедная мать, мама Валя, стала пробовать всевозможные способы добычи средств существования.

Эта женщина - с громким голосом, смуглолицая, с хитроватым татарским прищуром - не пала духом, как многие ее подруги и коллеги по работе. Бросив ферму, она начала возить на рынок молоко и молочные продукты - часть молока от своих коров, а также прикупая у соседей. Ее общительный характер позволил ей найти нишу на рынке сбыта молока.

Что такое иркутский рынок, знают все - огромный комплекс. Нужно иметь смелость там торговать. Валентина сумела устроиться и несколько лет продержалась, воспитывая детей, плодами своей деятельности. Но вот наступили времена чиновничьего беспредела. Проезд стал дорожать, и возить на рынок продукцию на автобусе стало невыгодно. Надо заметить, что возила Валентина молоко и сметану разлитыми по бутылям, которые ставила в две огромные сумки. Я сам несколько раз помогал внести сумки в салон автобуса. И честно скажу: это не мед. Как она умудрялась с этим справляться, можно только предполагать. Водители автобусов знали о положении дел Валентины и всячески ей благоволили.

Но времена меняются. Меняемся и мы. Дети у Валентины росли; росли и потребности. Старший сын, Руслан, ушел служить в армию, и появилась еще одна головная боль. Каково было в рядах Российской армии в то время, читатель знает сам.

Валентине тоже пришлось поездить по госпиталям и к командованию части. Слава богу, сын отслужил и вернулся домой живым. Затем вышла замуж дочь Маша, за ней Инга. И что-то в душе у Валентины надломилось. Что-то такое, от чего становится тревожно. Валентина поняла: сын женился и уехал в город. Работы в селе нет. Дочери тоже уехали с мужьями в город. Вот тут догадка и осенила неугомонный ум Валентины. "Разлетятся по сторонам птенцы, с кем я останусь?" С мамой остались еще две дочери-ученицы, Вика и Наташа.

Долго размышляла Валентина, ночью ворочалась в постели, тяжело вздыхая. Решение пришло как-то неожиданно. По стране пошла волна опекунства. Узнав, что опекаемым детям выделяют содержание, Валентина мгновенно сообразила, что где двое, там можно, имея голову на плечах, и троих-четверых вырастить. Ведь она же в душе крестьянка, а это многого стоит. Недолго думая Валентина обратилась в опекунский совет. Тамошние чиновники, обычно забюрокраченные до неприличия, обследовав житье-бытье многодетной матери-одиночки, вдруг неожиданно, причем без всякой волокиты, на которую они большие мастера, приняли решение, поразившее всех сразу, - дать Валентине на воспитание двух девочек.

Это известие поразило всех скептиков села наповал. Таким образом, вместо двух выбывших из дома дочерей появились вновь прибывшие. Как проходил период адаптации, читатель может только догадываться. Я же все это видел наяву и даже каким-то образом соучаствовал в этом. Старший сын Валентины с некоторых пор является моим зятем, и судьба этой семьи у меня перед глазами. Деревенские кумушки, скептики много разного набросали в адрес Валентины. Каких только слов не слышала она, но твердо усвоила: чужих детей нет.

Имея теперь цель в жизни, Валентина устроилась на работу к новому барину, появившемуся в д. Коты. Стала ночной скотницей, и в этом ей помогают, причем очень охотно, все дети. Жизнь приобрела какой-то более светлый оттенок. И год с небольшим назад новое известие поразило деревню: опекунский совет района, изучив обстановку в семье Валентины, совсем неожиданно предложил ей взять на воспитание еще двоих детей, мальчиков. Правда, эти ребята с рождения являются инвалидами, но на ногах и шустрые.

Валентина и тут долго не размышляла. Как в холодный омут нырнула с головой. Теперь ее семья прибавилась еще на две головы.

Возникает закономерный вопрос: как же она одна, без мужа, управляется с такой оравой? Только при ближайшем общении начинаешь понимать: дети у нее в доме как винтики в хорошо отлаженном механизме. Каждый знает свое место и свои функции. А функции у них у всех одни и те же: помогай маме и хорошо учись. С первой у них вроде бы получается, а вот со второй иногда возникают проблемы. Сказываются последствия прошлого.

Валентина мужественно борется с бедой, постигшей страну в целом, с трудностями и всем тем, что нас окружает. Еще труднее ей бороться с нами, обывателями, осуждающими ее поступок. Одно утешение у нее - девочки. Тоня и Тома прилежно учатся и старательно помогают по дому. Мальчики, Максим и Артем, трудно врастают в семью, но постепенно вживаются.

Вика окончила среднюю школу с серебряной медалью и была приглашена вместе с мамой на губернаторский бал. И это самая лучшая награда маме, которой она может смело, с полным правом гордиться назло обывателю.

Хочется от всей души пожелать Валентине: держись, крепись! Русская пословица гласит: "Цыплят по осени считают". Твоя осень, Валентина Николаевна Ищак, еще не скоро наступит. Вырастут дети, пойдут внуки. Уже сейчас две внучки рвутся к тебе в гости. Так что считать тебе придется очень долго. По моему глубокому убеждению, счастье - это, когда ты кому-то нужен.

Будь счастлива, Валентина Николаевна!

Метки:
baikalpress_id:  41 198
Загрузка...