Иркутская контрразведка

В начале прошлого века в Восточной Сибири работали шпионы со всего мира

Осенью 2004 года на старом кладбище бельгийского городка Брен-ле-Конт случайно обнаружили плиту: "Русского Генерального штаба генерал-майор Н.С.Батюшин, 26 февраля 1874 года - 10 марта 1957 года". Так мы узнали, где и когда окончил земной путь один из самых загадочных военных деятелей России первой половины ХХ столетия...

Вместо предисловия

В 1938 году в Белграде вышла книга "Тайная военная разведка и борьба с ней", в которой анализировалась работа русских спецслужб во время Первой мировой войны. Автор справедливо полагал, что "верхи" недооценили значение разведки и контрразведки как важнейшего инструмента тайного противоборства государств, и с горечью констатировал: "За все это небрежение мы заплатили сотнями тысяч жизней, миллионами денег и даже существованием самого государства..."

Книгу написал в эмиграции Н.С.Батюшин - имя это большинству нынешних россиян (кроме историков), наверное, ничего не говорит. Занимаясь делом государственной безопасности, именно Батюшин подготовил секретный доклад, в котором обосновал необходимость создания новой службы по выявлению иностранных агентов. На личной аудиенции 20 января 1903 года император Николай II одобрил доклад - эта дата считается днем рождения контрразведки Российской империи.

Полковник Батюшин прошел блестящую практику на Русско-японской войне. Эти навыки он усовершенствовал и с успехом применял на другой войне - Первой мировой, когда на Юго-Западном фронте ловил шпионов. А позднее именно ему царь поручил следствие о злоупотреблениях в тылу и о деятельности Григория Распутина - тогда многие богатые и знатные петербуржцы бледнели при одном упоминании "комиссии Батюшина"...

20 октября 2004 года в Москве приземлился самолет из Брюсселя: по распоряжению президента России Владимира Путина специальным рейсом был доставлен прах Николая Степановича Батюшина - после отпевания он упокоился в родной земле. Почести русскому разведчику воздали седые ветераны и президентская рота почетного караула...

Жест президента глубоко символичен. Течение истории нашего Отечества никогда не было ровным. Исстари на нашу благословенную землю вторгались разных мастей завоеватели. В те роковые времена народ вставал под одно знамя - и агрессор получал достойный отпор. Но страшнее любых нашествий и набегов были междоусобицы - мятежи и перевороты.

В политический парус страны дули разные ветры. Менялись партийные установки. Начальники сменяли друг друга. В истории госбезопасности кровавые и зловещие страницы чередовались с героическими, наполненными патриотизмом и достоинством. И потому, невзирая на любые перемены, суть этой службы остается неизменной: укрепление могущества страны.

Перелистаем страницы иркутской истории...

Сибирская агентура

В 1906 году Генеральный штаб, учитывая уроки Русско-японской войны, распределил сопредельные государства между военными округами и возложил на них "детальную тактическую разведку в пределах вероятных будущих театров военных действий". Генштабу подчинялись квартирмейстерские (разведывательные) части штабов Петербургского, Одесского, Туркестанского, Омского, Иркутского, Приамурского военных округов и Заамурского округа пограничной стражи. Каждому из округов были поставлены конкретные разведывательные задачи и определена схема организации нелегальной агентуры.

В зону внимания квартирмейстерства штаба Иркутского военного округа отошли Монголия, Маньчжурия и Северный Китай.

С 1911 года филиалы военной контрразведки - разведочные отделения - появились при штабах военных округов. В Иркутске 8 января 1911 года такое отделение возглавил жандармский ротмистр А.И.Куприянов. Отныне в ведение контрразведчиков передали все дела о "шпионстве". Однако контроль за деятельностью нелегальных политических партий в стране по-прежнему остался за "охранкой".

Командующий Иркутским военным округом генерал В.Н.Никитин отмечал, что "к концу 1911 года прибыли 8 офицеров-восточников. Благодаря этому явилась возможность развить секретную разведку и придать необходимую организацию этому важному делу, а также и разведочному отделению окружного штаба..."

Упомянутые "восточники" - первые профессионалы, прошедшие специальное обучение во владивостокском Восточном институте. Этот институт в 1912 году окончил и поручик Луцкий, после чего на два года отбыл в Японию.

В 1914 году Луцкий принят начальником оперативного отдела в штаб Иркутского военного округа. Сфера его интересов - Маньчжурия и Харбин, где в полосе отчуждения Китайско-Восточной железной дороги идет возня иностранных разведок. Луцкий здесь организует русскую резидентуру, насаждает законспирированную сеть агентов.

Как работала разведка?

Разведсведения штаб округа собирал по трем основным каналам.

Негласная агентура (русские и иностранные подданные) поставляла военную, политическую и экономическую информацию. Например, сведения об Урянхайском крае (ныне Республика Тыва), над которым в 1914 году Россия установила протекторат, собирал начальник Усинского отряда Скорняков.

"Прапорщик Скорняков, - говорится в штабном отчете, - весьма успешно вел разведку о положении в крае и присылал обстоятельные и верные донесения, благодаря которым штаб округа всегда хорошо был ориентирован в политической обстановке в Урянхайском крае и происходивших там одно время волнений, потребовавших даже вызова туда казачьей сотни".

Второй канал - поездки офицеров штаба в зону его ответственности. Во время этих поездок наблюдались и изучались иностранные войска, районы их дислокации, крепостные укрепления, транспортные коммуникации. С точки зрения топографии составлялись описания вероятных театров военных действий в приграничных районах. Предлоги для выезда на задания были разные: участие в маневрах, в научных экспедициях Русского географического общества, для изучения языков, в отпуск на отдых, на охоту и рыбалку - как официально, так и негласно по фиктивным документам.

Третий источник информации - изучение и анализ периодической печати стран Дальнего Востока. На этой основе штаб Иркутского военного округа с 1909 года публиковал обзоры, в которых содержались сведения об экономике, внутреннем положении дальневосточных стран, о монголо-китайской борьбе, численности, состоянии и размещении японских, китайских и монгольских войск.

Супруги Урбан

Накануне Первой мировой войны разведки Японии, Австро-Венгрии и особенно Германии усилили интерес к Восточной Сибири. Их интересовала численность и дислокация воинских частей, политика России в отношении Монголии и Китая в связи с начавшейся в 1911 году борьбой монголов за национальную независимость и, конечно же, состояние и модернизация Транссибирской железнодорожной магистрали.

Перед войной иркутским контрразведчикам в нескольких случаях удалось пресечь действия иностранной агентуры.

Так, летом 1913 года было установлено наблюдение за прибывшим в Иркутск помощником военного атташе при японском посольстве майором Араки. Шпион следовал из Петербурга в Токио, но в Чите был задержан с изобличающими материалами, а после выслан из России.

В сентябре того же года в Иркутске были задержаны японец Ямасида Ката и китаец Чжан Фынсян. Как выяснилось, под видом предпринимателей ценную информацию на нашей территории собирали кадровые разведчики Миамура и Сун Лу.

Годом раньше была успешно пресечена деятельность пары австро-венгерских агентов в Тункинской долине. Здесь в 1912 году в Туране под видом охотника поселился якобы отставной офицер Отто Урбан с женой Еленой Маргулой-Урбан. Супруги от проезжих купцов, казаков, монголов и китайцев собирали сведения о действиях русских войск в Монголии, их численности и перемещении, а также вели топогеодезическую съемку строительства Тункинского тракта. Эту шпионскую чету решили задержать. Но накануне ареста Отто Урбан застрелился, а у вдовы изобличающих улик не нашли.

Как выяснилось позже, Маргула-Урбан сумела войти в доверие к приставу в Туране и тот предупредил ее о предстоящем обыске. Кроме того, женщина пользовалась доверием начальника местной таможни и начальника почты в селении Шимки. Первый пропускал ее вещи без досмотра, а второй предупредил о перлюстрации писем и подсказал, как избежать этой процедуры.

Чтобы изобличить шпионку, Иркутское жандармское управление разработало операцию. В ходе ее офицер Чурилов под видом командированного чиновника Енисейского переселенческого управления установил с Маргулой доверительные отношения и даже позволил себя "завербовать". В Красноярске он познакомил Елену со "старшим землемером Кравченко" (сотрудник жандармского управления Бибик). Офицерам удалось выяснить аспекты деятельности шпионки, задачи и пособников. В мае 1913 года по пути на родину в Челябинске она была арестована и предана суду.

Харбинская резидентура

С началом Первой мировой войны стали известны планы германской разведки в Юго-Восточной Азии. Спецслужбам кайзера предписывалось: собирать сведения об экономике Восточной Сибири и Дальнего Востока; обострить отношения между Россией и Китаем для того, чтобы удержать русские войска в местах дислокации и не допустить их переброски на фронт; организовывать диверсии на железной дороге (особенно на КВЖД) и тем самим сорвать военные поставки Антанты в Россию; содействовать побегам германских, австро-венгерских и турецких военнопленных.

Планы предусматривали широкое использование китайцев, недовольных великодержавной политикой России, а поскольку Китай сохранял нейтралитет, базой подрывной работы стала Маньчжурия.

Именно здесь, в Харбине, с 1914 года начала действовать резидентура, организованная А.Н.Луцким. В борьбе с германской и японской разведками иркутским контрразведчикам совместно с жандармским управлением КВЖД удалось сорвать коварные замыслы и свести к минимуму ущерб для России в этом регионе. Уже через несколько дней после начала войны - 23 августа 1914 года - иркутская контрразведка сообщила в центр:

"Германия усиленно настаивает на объявлении Китаем войны России.

Немецкие агенты особенно уговаривают начальника 27-й дивизии генерала Чжан Цзолина, бывшего хунхуза (разбойника), организовать хунхузов грабить русских в полосе отчуждения КВЖД.

Генерал Чжан Цзолин получил от Германии крупные денежные суммы".

Несмотря на огромные затраты (только в 1915 году было израсходовано 250 000 рублей), германской разведке за время войны удалось разрушить только один железнодорожный мост КВЖД и сжечь пароход "Сибирь" на реке Сунгари. Хорошо поставленная работа контрразведки и усиление охраны стратегических объектов сорвали планы немцев. Более того, здесь русским удалось раскрыть планы Германии - организовать в Индии восстание против англичан (которым эта информация и была передана).

А в самой Восточной Сибири иркутские контрразведчики пресекли деятельность ряда вражеских агентов, сорвали несколько диверсий и побегов из лагерей военнопленных.

Например, в марте 1917 года на железнодорожной станции Байкал был задержан подозрительный человек, предъявивший документы на имя некоего Кютеля. При обыске у него было обнаружено восемь взрывчатых снарядов, план Кругобайкальской железной дороги, револьвер системы браунинг с восемью обоймами.

Весьма значительным успехом стало разоблачение антигосударственной деятельности Иркутского татаро-турецкого комитета, созданного еще в 1912 году. Члены комитета вели антирусскую пропаганду, собирали сведения об Иркутском военном округе и перевозках по Транссибу. С началом войны среди мусульман Иркутска они собрали и переправили в Турцию 147 000 рублей. А в январе 1915 года комитет организовал побег из Читы в Китай пленного командира 9-го корпуса турецкой армии Исхана-паши.

Контрразведке удалось внедрить в комитет четверых секретных агентов - в результате их работы по приказу начальника Иркутского жандармского управления Балабина руководство комитета было арестовано.

Продолжение в ближайших номерах газеты.

Метки:
Загрузка...