В Косой Степи остались одни пенсионеры

Деревню кормят три пилорамы и бабушка-фермер

Деревню Косая Степь, что в Ольхонском районе, сейчас можно назвать лишь небольшим селением или поселком, а некогда это было большое, красивое, добротное село со своей школой, клубом, церковью и большим хозяйством. Работы здесь всегда хватало. А теперь осталось-то всего ничего. Из общественных мест, по сути, сохранился только клуб, а основную часть населения составляют пенсионеры. Даже местная фермерша - бабушка.

К праздникам готовили бражку

В путеводителях Косая Степь описывается так: село расположено в лугово-степной долине реки Бугульдейки, где имеется узкий, вытянутый участок степи, расположенный на косогоре - южном пологом косом склоне горы и названный Косая Степь. Отсюда и название села.

Пожилые люди еще помнят то время, когда в Косой Степи была своя начальная школа с двумя учителями, а также большая, красивая церковь.

- Где-то еще есть подобная церковь, только мы не знаем где, - говорят жители. - Когда началась война, с нее сняли колокол, а потом и вовсе разрушили.

Село насчитывало 200 дворов. Рядом располагались еще две деревушки, русская и бурятская, с большими, крепкими, красивыми домами.

Школу также разграбили, осталось одно старое, заброшенное строение. По словам местных, клуб работает только по особым праздникам, например на 9 Мая и Новый год.

- Весело раньше было. Играли на гитаре, балалайке, баяне. У меня сестра в Еланцах медсестрой работала, на выходные домой пешком приходила. Так танцевала хорошо! Брат на гармошке играл, - вспоминает Тамара Рыкова, жительница села. - Молодежь все время песни пела: и когда сено косили, и когда в клуб собирались. Я, бывало, выйду вечером на улицу, сяду и слушаю. С одного края улицы молодежь начинает петь, на другой улице свою песню затягивают, а как вместе все сойдутся, тут уж одну начинают петь, общую.

Люди работали с душой, колхоз процветал. Везде паслись овцы, кони, коровы. Распахивали поля. Сейчас многие сплошь заросли травой.

Как вспоминают жители, к праздникам готовились за месяц: заводили стряпню, делали бражку - водки тогда не было. Гуляния проходили без драк, с песнями и плясками.

До войны в Косой Степи работал и свой маслозавод, куда местное население сдавало молоко. Были мельница, сушилка, зерносклады. В годы войны селяне сдавали мясо, яйца, молоко.

Как отмечают жители, сейчас в деревню стала приезжать молодежь, поскольку здесь развернули свою деятельность три пилорамы. Появилась и работа.

- Многие сюда приезжают. Правда, практически все пьют. Приедут, погуляют - и домой. Потом снова сюда. Видимо, места здесь красивые, поэтому и едут, - говорят местные девушки Кристина и Марина.

Общая бабушка-кормилица

Работает в Косой Степи и бабушка-фермер. О ней все знают не понаслышке. Многие обездоленные и бомжи тянутся к ней, а она никого не прогоняет - жалко ей людей, вот и старается помочь чем может. Хозяйство Тамара Рыкова держит большое: есть и свиньи, и овцы, и козы, и коровы. И за всеми ходить приходится ей одной. Есть работники, но и на них положиться нельзя, все нужно самой проверять.

- Сейчас вот мне говорят многие: распускай свое хозяйство, возраст не тот, тяжело тебе. А я не хочу - всегда держали дома большое хозяйство, привыкла с детства. Так мне теперь зло делают: вот недавно пять коров убили, прямо палками по спине ударяли, забили до смерти, трех телят уже украли, - говорит Тамара Петровна.

В этом году фермерше исполнилось 73 года. Она вырастила двоих детей, да и сейчас у нее ребятишек много: и внуки, и малыши работников. Все от бабушки не отстают, за ней по пятам бегают.

- Нас в семье было 12 детей, два брата на войне погибли. Я родилась и выросла здесь. После 4-го класса мы переехали в поселок Багантуй. В 16 лет мне предложили работать в магазине продавцом, так я за прилавком постоянно пряталась - стыдно было, - говорит бабушка. - Там я и замуж вышла. Мы с мужем жили напротив, он меня к себе домой на руках принес. Правда, пить он потом начал, вот и мы разошлись.

Фермерша вернулась в родную деревню. К тому времени у нее уже было свое хозяйство, сама поднимала детей на ноги.

- Когда мы еще маленькие были, с братом на лошадях боронили во время войны. Папу еще до этого репрессировали, мама работала сторожем на зерноскладе, мельнице, ей все доверяли. Когда в Еланцах работал маслозавод, мы каждый день туда по две фляги молока сдавали. Да можно и сейчас в деревне хорошо жить. Главное - работать, не лениться и не пить. Ведь что сейчас творится: с этой перестройкой все пить начали. А во что хозяйства превратили - земли заросли травой!

Жители отзываются о фермерше с теплотой, многие называют ее кормилицей.

- Она всем помогает в трудную минуту - накормит, напоит. Постоянно у нее ребятишки, и никогда не было такого, чтобы она хоть раз прикрикнула на кого-нибудь. Может, конечно, поворчать, но только за дело. Добрая.

Взрослые дети зовут Тамару Петровну жить в город, только вот бабушка никак не соглашается. Ей в родном доме хорошо, да и не представляет она себе жизни без своего хозяйства. Весь день хлопочет, а забот не убавляется.

По итогам прошлого года ее фермерское хозяйство было признано одним из самых лучших в Иркутской области. Губернатор области выразил Тамаре Рыковой благодарность и вручил сотовый телефон.

- Правда, мне им пользоваться некогда, меня же целый день дома нет, все во дворе. Вечером прихожу только, смотрю пропущенные вызовы - дети звонили. Только ночью с ними и разговариваю. Они уже привыкли давно, - улыбается Тамара Петровна.

По деревне ходит женщина в белом

Как рассказывают жители, есть в их селе и неблагополучные места. Так, на месте бывшей церкви селяне построили новые дома, да только жить хорошо не получается - постоянно неприятности сваливаются на головы: то пожар, то люди умирают.

- У нас такой случай был один раз. Шли мы вечером с подругой и в конце деревни увидели какую-то белую женщину, она нам навстречу шла, руками размахивала. Мы испугались, домой побежали, - вспоминает Марина.

Как оказалось, это не первый случай, когда в Косой Степи видели эту женщину.

- Бабушка мне рассказывала как-то уже давно, как сидела она однажды одна дома и прилегла поспать. Затем услышала сильный грохот на кухне, как будто чашки попадали со шкафов. Пошла, а там женщина в белом ходила и все разбрасывала. Она к чашкам даже не прикасалась, просто руками размахивала, и они падали.

Раньше была в селе одна старая ферма. Утром доярки боялись ходить коров доить - постоянно что-то брякало, шумело, и коровы начинали страшно мычать.

Селяне особо на жизнь не жалуются, хвалят свою природу.

- У нас здесь красиво. Вот в лесу много лекарственных трав, лечебных. Бывает, вместо чая делаем настойки из боярышника, багульника и пьем. Полезно очень. Ягоды много: брусника, кислица, смородина. И клубники - она у нас пестрой зовется. Из грибов много рыжиков и маслят, - говорят селяне. - Но мы на продажу никогда не собираем, только для себя, на зиму запасаемся. Можно здесь жить.

Метки:
baikalpress_id:  22 240
Загрузка...