Сергей Снарский: "Господь за то, чтобы мы жили в браке, рожали и растили детей"

Иркутский антиквар, отец двоих детей и дед трех внуков, убежден: семью сохраняет православие

Сергей Снарский - человек в Иркутске известный. В прошлом актера ТЮЗа, он первым в городе открыл антикварный магазин и занимается любимым делом уже более 15 лет. Его брак - редкое явление в актерской, творческой среде, где процент разводов всегда был достаточно высоким. Но Снарский убежден, что семья дается человеку Богом и ее надо очень беречь. Со своей женой Татьяной антиквар живет уже более 30 лет, и этот брак можно назвать абсолютно счастливым. Еще больше укрепило семью Снарских венчание, оно произошло после 25 лет брака официального.

Марш Мендельсона сыграли на губах студенты

- Сергей Афанасьевич, мы знаем вас как актера, антиквара, и, признаться, очень интересна ваша частная жизнь - брак у вас долгий, крепкий, венчанный. А с чего началась ваша семья?

- Мы вместе учились в Красноярском училище искусств. Таня приехала из Челябинска, я из Иркутска, а встретились мы в Красноярске. У нас был типичный студенческий брак, и на нашей свадьбе гуляло два курса. Когда мы вошли в зал для регистраций, погас свет и марш Мендельсона тоже затих. Но нас поддержали наши друзья, которые на губах этот марш продолжили, ребята-то все бедовые были, заводные. И это было намного веселее, этакая творческая импровизация, которая всем запомнилась.

- У вас была любовь с первого взгляда или...

- Я на Таню обратил внимание сразу, но никаких чувств поначалу не испытывал, ведь она была вольнослушательницей, а мы на втором курсе - уже почти народные артисты, поэтому к младшим отношение было как к кому-то несерьезному. Наоборот, мне хотелось ее подначить, поддразнить: услышав, что ей не нравятся круглые отличники, я немедленно сказал, что окончил школу с золотой медалью. И она тут же покраснела, мне это очень понравилось.

- Вам 20 лет, Татьяне 19. Такая стандартная студенческая семья с неизбежными трудностями, в том числе и материальными.

- Материальные трудности - это не самое сложное в жизни, страшно то, что в этом возрасте ты не понимаешь степени ответственности, того, что это навсегда. Ведь все другие пары, которые в это время вступили в брак, развелись, ни одной не осталось. Но мы попали в другой процент - тех, кто сумел сохранить семью на долгие годы.

- Благодаря чему, как вы думаете?

- Не знаю... Сложный вопрос. Не думал над этим никогда. Живешь и живешь, и слава Богу за то, что так получается, нет повода для развода. Конечно, приходилось в некоторых случаях что-то терпеть и мне, и Тане. Когда люди притираются друг к другу - это обычно очень сложный и длительный процесс. Совсем легко стало после серебряной свадьбы - мы обвенчались после 25 лет брака.

- Бесшабашную юность вы сейчас вспоминаете как время озорное, веселое или же все-таки время трудностей, проблем каких-то?

- Только как озорное, легкое, благословенное. Какие трудности? Когда тебе есть нечего? Разве это трудность в 20 лет? Значит, надо просто найти, изобрести, прийти к девчонкам в общежитие, напроситься на ужин, выпросить у продавщицы батон до стипендии. Это приключения все были, а не трудности.

- У вас с Татьяной был какой-то предварительный договор о распределении обязанностей, денег и прочего?

- Никогда. И мы скептически смотрим на все эти брачные договоры, о которых говорят сейчас. Мне это смешно и чуждо, я всем своим естеством не принимаю, не понимаю, как я тогда должен относиться к жене, если у нас есть какие-то договоренности. Две особи - мужского и женского пола - договариваются жить вместе для создания семьи, вернее, имитации семьи, для возможного рождения третьей особи, и каждый ведет свое хозяйство, подсчитывает деньги и несет обязательства? Тогда о любви, о родственных отношениях здесь речи не идет.

- Кто же в таком случае должен нести эти многочисленные домашние обязанности - приготовить, помыть, постирать, погладить?

- Наши родители нам внушили понятия женской и мужской работы: мужчина добывает деньги, женщина занимается гнездом. Другое дело, если Таня просила меня помочь, ведь в юности взваливать на себя хозяйство тяжело. Иногда я пытался отбрыкнуться, но чаще брал и на себя какие-то обязанности: посуду мыл, ходил в магазин.

- Без проявлений мужского шовинизма?

- Да, конечно. Если жены рядом нет, я не отчаиваюсь, если по какой-то причине не приготовлен ужин, я никогда не воспринимаю это как катастрофу - сам себе приготовлю. Более того, я готов встать пораньше и приготовить завтрак для жены - яичницу с ветчиной, или омлет, или греночки, я это делаю с удовольствием.

Банки с морской капустой и зелеными помидорами вызывали отчаяние

- Вы родителями стали рано, верно?

- Александр у нас родился в 1977 году, Таня закончила учебу, мы приехали в Иркутск и сразу же родили сына. Я побаивался, если честно. Ответственности побаивался, новой роли - папы. И когда из роддома на Бограда забирал этот кулечек с синей ленточкой, у меня даже кровь пошла из носа от волнения. Ничего, потом приноровился, внуков забирал уже легко и с большой радостью.

- У вас сын и дочь. Наверное, девочка и мальчик - это как две планеты, абсолютно разные?

- И очень интересно исследовать эти планеты. С дочерью Машей все было немножко иначе, но в основе воспитания был заложен один принцип. Я на эту тему думал много. Может быть, тот анализ, которому нас учили в театре, помогал смотреть на себя и на эту ситуацию как бы со стороны. Например, когда у меня сын попросил магнитофон, я купил ему гитару. Этим я одну проблему - пристрастия к музыке - решил. Одно дело, когда ты сам извлекаешь звук, а другое, когда ты пользуешься чьими-то извлечениями, а там трудно проконтролировать музыкальные вкусы и пристрастия. Дальше - я достаточно рано понял, что лучше мы потерпим, но в гости сын своих друзей будет водить к нам. Лучше потерпеть, но зато мы будем контролировать ситуацию. По-моему, мы выиграли. Мы знаем всех друзей нашего сына, они до сих пор дружат, хотя и в разных городах живут, ездят в гости, они крестные наших внуков. Хорошо, что мы вовремя на эту тему задумались и приняли правильное решение. Ведь мы пережили очень сложные этапы жизни - когда сын пошел в первый класс, лютовал Кулик, потом появились наркотики, потом перестройка. Я помню те моменты, когда детей просто нечем было кормить. Это безумие какое-то - когда заходишь в магазин, а полки заставлены лишь морской капустой и трехлитровыми банками с зелеными помидорами. Я купил один раз такую банку, потому что есть хотелось, и никогда вкус этих помидоров не забуду, от них можно было только плакать. И тогда действительно наступали моменты отчаяния.

- Как вы справлялись?

- Пошел в театр, сказал, что у меня гастрит, для этого мне пришлось проходить обследование, глотать кишку, и мне дали талоны на диетическое питание. На Богдана Хмельницкого была диетическая столовая, я мог там купить порцию куриц, коржики, вареные яйца, масло и что-то еще. Нес домой, на ужин нам хватало. Мы тогда молодые были, хотелось делать глупости, чтобы решать такие проблемы, и я с собой учился справляться.

- Попутно возникали и проблемы обуви, одежды, игрушек?

- С этим было легче, мы в театре как в семье жили, эти предметы просто кочевали от одних детей к другим. В костюмерной можно было что-то пошить, женщины этим пользовались, шили наряды. С этим как-то справлялись, а вот суп-то не сошьешь. Но в нашем доме дети были накормлены всегда, это святое.

- А приходилось ли вам как-то сталкиваться с проблемой магазинов, в которых дети имеют обыкновение клянчить игрушки, в том числе и дорогие?

- И бессмысленные к тому же, которых хватает лишь на 5-10 минут. А я свою машину и куклу Петьку помню до сих пор, потому что игрушек у нас было раз, два и обчелся. Я умею отказывать, хотя все равно мы детей баловали. Как можно было с гастролей приехать без подарка? Мы подрабатывали массовиками, Дедами Морозами, что-то домой приносили, и в Новый год конфет дома скапливалось! Был такой обычай - Деду Морозу и Снегурочке тоже обязательно давать подарок. А если в день несколько елок? Мы домой придем и сортируем - мандарины в одну кучку, яблоки в другую, печенье в третью, простые конфеты в одно место, шоколадные в другое. В это время жили хорошо, и деньги были, и сладости.

Жена должна идти в фарватере мужа

- Говорят, что внуки вызывают совершенно иные чувства, чем дети, - более щемящие, пронзительные, трепетные...

- Да, это так. Я тоже об этом слышал и ждал с нетерпением. И я очень трепетно отношусь к своим внукам, у меня их трое - старшая Таисия, затем Савватий и Софроний, ему два месяца. С ним были некоторые сложности, двое врачей констатировали у невестки замершую беременность, Саша поехал в Москву по делам и побывал в Троице-Сергиевом монастыре, где молился у мощей святителя Сергия. И чудо произошло - внук родился.

- У Александра тоже брак ранний? Вы не препятствовали этому?

- Да, у него тоже свадьба была студенческая, но мне не пришлось на ней погулять, меня уложили с аппендицитом в больницу. В палате долго удивлялись, кто я такой - то батюшки ко мне приходили, то невеста с женихом и со свитой приехали просить благословения. Я не мог быть против, ведь сам тоже рано женился. Я убежден, что это все не в наших руках, все делается на небесах, и лучше не сопротивляться. Если бы мы запретили, настояли, мы бы стали виновными. Я давно понял, что не надо вмешиваться, надо научиться принимать.

- У вас с женой брак венчанный, что, по мнению обывателя, предполагает патриархат в семье.

- Не надо подходить к патриархальности как к какой-то закостенелой истине, любые правила находятся в развитии, и на те же традиции тоже нужно смотреть с точки зрения прогресса. Не нужно относиться к домострою как к какому-то незыблемому граниту, и к православию нельзя так относиться. Почему люди боятся и в веру не идут? Пугаются ритуалов, которые нужно якобы до буквы исполнять. Нет, эта вера легкая, светлая, тот же дьякон Кураев неоднократно говорит: расслабьтесь немножко. Бояться надо греха, а не Бога, Бог нам отец и относится к нам как к детям. И патриархальность семьи - в главных постулатах, а не в буквенном выполнении законов.

- А каковы эти главные постулаты?

- Ну, например, если отец и муж не будет главой дома, жена начинает зарабатывать больше и главенствовать. Иногда это приобретает такие формы, что семья просто разрушается. Но жены, на мой взгляд, не в обиду будет сказано, должны все же идти за мужем, в фарватере мужа. Другое дело, если супруг не может и не хочет быть защитником, но иногда таких мужчин делают сами женщины, им нужно подмять мужика, а он все равно будет сопротивляться, так или иначе. И, отбрасывая православие, мы отбрасываем и эти важные каноны. А каноны существуют везде. Возьмем как пример иконографию - святой Николай Чудотворец всегда изображается с лысой головой и короткой кучерявой бородой. А внутри этого канона столько возможностей для творчества! Вы не обратили внимания, что самые лучшие творческие всплески бывают в странах, где очень суровое правление, в том числе и в нашей стране во время коммунизма? Именно тоталитарный режим рождал интересных художников. Сейчас нет цензуры, все можно, а во времена Чехова, Достоевского, Пушкина цензура была, и какое количество чудных писателей мы получили! Жесткость создает и вытачивает творчество, то же самое и в семье происходит. Существуют правила, которые нам дал Господь, и эти правила дают нам возможность открыть для себя космос и постичь Бога.

- Жесткость и в отношении детей, наверное, дает такой же эффект?

- Конечно. Детей в XVIII веке по жестким правилам растили - свой устав был и в дворянских, и в крестьянских семьях. И вырастали прекрасные люди.

- А как вы относитесь к физическому наказанию?

- Сейчас повсюду говорят о запрете этого. И что мы в итоге получили? Рост преступности, большие проблемы, которые не можем расхлебать. Конечно, бить боем, уродовать нельзя, любые истязания нужно запрещать. Но наказывать именно через боль, через стояние на коленях нужно. Однажды мой сын в возрасте 13 лет не пришел вовремя домой, после чего хорошо получил выбивалкой для ковров. И он до сих пор это помнит, но этот случай не встал между нами, не испортил наших отношений. А тот, кто, руководствуясь гуманным отношение к детям, не шлепал их и не наказывал, в результате все же имеет проблемы.

"Даю сыну и дочери возможность разбивать носы. Носы, а не головы"

- Я думаю, вы, как люди верующие, широко отмечаете Пасху и Рождество?

- Да, да. Это главные праздники нашей семьи, главнее даже, чем дни рождения и Новый год. Новый год мы встречаем очень скромно, накрываем небольшой постный стол, обычно с морепродуктами, даже шампанского не пьем. А на Рождество и на Пасху наши женщины накрывают стол, у нас происходит общая молитва, к нам приходят гости, мы садимся и празднуем светлые праздники.

- Вы работаете вместе с сыном. Это как-то способствует объединению вашей семьи?

- Здесь нет речи о каком-то объединении, просто общность интересов позволяет нам разговаривать на эту тему и дома. Единственное - мне приятно, что это дело будет продолжено... Хотя я тоже к этому спокойно отношусь. Для меня это не самое главное.

- Уже более 15 лет вы занимаетесь антиквариатом, материально ваше положение изменилось по сравнению с прошлым?

- Да, конечно, но богачами мы не стали. Но живу я в той же квартире, что и 30 лет назад. Машина старая, дач, загородных домов нет.

- А какие материальные ценности для вас имеют значение? Или вы человек, совершенно свободный от этих привязанностей?

- Никакие. Я свободен в этом плане.

- Получается, вы на редкость счастливый человек.

- Получается, так.

- Сергей Афанасьевич, но все же в чем секрет семейного счастья и благополучия?

- Трудно ответить одной фразой. У каждого своя судьба, но и судьбу тоже нужно уметь корректировать, Господь дает эту возможность всем нам, надо только вовремя увидеть и понять ее, сохранить. Господь за то, чтобы мы жили в браке, рожали и растили детей, и он нас за это благодарит. Я никогда не любил это неудобное слово "нравственность", но сейчас я начинаю понимать, что в нем заключено очень много. И важно донести это слово до детей. Когда я был молод, мне было неприятно, когда меня пытались учить жить, это протест вызывало, как у всех молодых. Отсюда все хиппи, панки, эмо, это все протест молодежи против той жизни, которой живут родители, а по сути - против нравственности. Но этот максимализм нужно уметь пережить, понять, еще будучи молодым. А родителям нужно дать детям правильные ориентиры, и я даю сыну и дочери возможность разбивать носы, но только носы, а не головы.

- Сейчас большинство семей имеют лишь одного ребенка. Но существует пословица: "Дал Бог ребенка - даст и на ребенка", вы согласны с этим?

- Да, конечно. Дает Господь детей, и слава Богу. Воспитывать что одного, что трех - одинаково уйдет денег и сил. Мы думаем: поживем для себя, забывая, что эти заботы о детях жизнь и есть. Что еще сравнится с детьми и внуками? Я видел тех людей, что меняли детей на свободу, они очень несчастны, они храбрятся, пытаются доказать, что все у них хорошо, но кто им верит? Дети - это главное в нашей жизни. Хотя работа родителя - трудная, очень трудная.

Загрузка...