Мать не вспоминала о двухлетней дочке две недели

Ребенка нашли спящим на дороге

Вечером 17 мая Аня вместе с мамой Женей, бабушкой Олей и еще одной тетей, которую зовут тоже Оля, сидела на вокзале в Чуне и ждала электричку, чтобы ехать домой - в Кешево. В районный центр женщины приезжали по делам. А ехать обратно Аня должна была с бабушкой - мама оставалась в Чуне. Управившись с делами, троица успела принять на грудь. На вокзал они пришли уже в изрядном подпитии. Мама Женя, попрощавшись, ушла, а бабушке Оле потребовалось отлучиться. Аню она оставила с подругой. А когда вернулась, ни Ани, ни подруги на вокзале не было. Ну, нет и нет. Присела бабушка в кресло и уснула. Разбудил ее милиционер, выяснил, куда она собиралась ехать, и показал в окно на электричку, до отхода которой оставалась ровно минута. На ней Ольга Костенкова, напрочь забыв про внучку, спокойно поехала домой.

Через день в Кешево вернулась и дочь Евгения. Вспомнить в деталях, что было вечером 17 мая и куда исчезла Аня, они не смогли. Поразмыслив, решили, что девочка осталась с их знакомой, Ольгой Бруш, и нужно искать эту женщину. Но было не до того - пили. Потом до них дополз слух, что Ольга Бруш уехала в Тайшет. Наконец, через несколько дней мать и дочь отправились в Тайшет. На станции обратились в линейный отдел милиции, их расспросили, данные сразу же передали в Чуну. Все адреса, по которым могла бы находиться Аня, тут же проверили. Постоянного места жительства у Ольги Бруш не было, а там, где она периодически появлялась, ее давненько не видели. Про малышку никто вообще не мог ничего сказать. Сотрудники стали обзванивать морги, больницы, территориальные пункты милиции. Позвонили и в лесогорский приют. Да, вечером 17 мая туда привезли какую-то девочку примерно двух лет, личность ее неизвестна, до этого ребенка не искал никто.

Как выяснилось, девочку привезли из Октябрьского, ее обнаружила возле станции Сосновые Родники женщина из категории бомжей. Сперва ей почудилось, что лежащая прямо на дороге малышка мертва, но натерпевшаяся за день Анечка просто уснула от усталости и слез. Оказавшийся рядом дорожный мастер решил отнести ее к участковому. Анатолий Гроо в тот день отдыхал - была суббота. Но среагировал моментально: сообщил о найденыше дежурному РОВД, вызвал машину и повез девочку в Лесогорск.

- Мы сразу обследовали малышку и установили, что она вполне здорова, - рассказывает директор социально-реабилитационного центра Нина Ивановна Мотайло. - Звали мы ее поначалу Настенькой, уже потом она несколько раз четко произнесла имя Аня. Девочка активная, сразу запомнила ребятишек по именам, все понимает. Конечно, мы были в шоке, хотя потерявшихся или оставленных детей привозят к нам постоянно.

На момент встречи с матерью Анечки на руках у Нины Ивановны уже были копии Аниного свидетельства о рождении и паспорта ее мамы, Куимовой Евгении. Маме 22 года, больше никаких данных нет. Скоро выяснилось, что Евгения пьянствует вместе с матерью, Ольгой Костенковой, в прошлом лишенной родительских прав в отношении двух дочерей, одна из которых, Женя, пошла по ее стопам. Уже потом выяснилось, что плохо соображавшая Ольга Бруш с Аней на руках села в электричку до Тайшета, но на станции Сосновые Родники ее почему-то высадили. Куда в итоге исчезла женщина и почему она оставила девочку одну, неизвестно.

Многих бед и опасностей избежала двухлетняя Аня Куимова в тот страшный для нее день: она могла попасть под поезд или машину, заблудиться, ее мог обидеть кто угодно - человек или животное, а иногда животные встречаются и среди людей. Сейчас органы опеки определяют, вернуть ли девочку безалаберной матери или она пополнит ряды сирот при живых родителях. Судьбоносного решения Аня ждет в больничной палате. В детском отделении есть с кем поиграть и пообщаться. Такие же, как она, найденыши и подкидыши в больнице живут всегда и всех женщин подряд называют мамами.

Метки:
baikalpress_id:  22 231