Марина Карабанова: «Хочу, чтобы правда была услышана»

Я являюсь женой Карабанова Валерия Владимировича, подсудимого по громкому уголовному делу мэра Слюдянского района Сайкова В.И. и его заместителя Рамазанова Х.И., обвиняемых в заказном убийстве Бабученко А.Н. С момента нахождения моего мужа в СИЗО прошло уже почти два года.

За это время моему мужу, да и всей нашей семье, пришлось пережить многое. Начиная с ноября 2006 года мой муж, Карабанов Валерий Владимирович, находясь в СИЗО-1 г. Иркутска, подвергался жестоким издевательствам. Физическое и психологическое давление оказывалось для того, чтобы он дал признательные показания в преступлении, которое не совершал. Из него планомерно и намеренно выбивались нужные следствию показания. (В 2007 году, 11 января, была напечатана статья в газете «СМ Номер один» под заголовком «Жена начальника милиции заявляет о пытках в СИЗО».)

Я не раз обращалась с заявлениями о незаконности происходящего, о том, что практикуются насильственные методы давления на подозреваемых. По указанным мной фактам проводились «проверки» и выносились постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по фактам насильственных действий над моим супругом. Ведь куда бы ни были направлены жалобы, рассматриваются они все равно на местах.

Тем не менее правду сегодня трудно скрыть. 15.05.08 я была на заседании в иркутском суде, в ходе которого все стало предельно очевидным. В этот день на процесс сторона обвинения пригласила в качестве свидетелей тех лиц, у которых уже отбирались объяснения по этому поводу, видимо очень устраивающие следствие. На мой взгляд, произошло невероятное: пять свидетелей от обвинения в суде при обвиняемых, прокуроре, адвокатах прямо или косвенно подтвердили незаконные методы следствия. Они дали показания о том, что под давлением оперативных работников лично оказывали и физическое, и психологическое насилие на подсудимых.

Даже слушать эти признания было страшно и больно. Люди рассказывали о недопустимых вещах, которые происходят в СИЗО-1 г. Иркутска. Один из свидетелей прямо назвал фамилию одного из оперативных работников, по чьей «просьбе» он сам непосредственно оказывал давление на моего мужа: под его диктовку Карабанов и писал явки с повинной.

Другой из бывших сокамерников также признался на суде, что под угрозой его собственной жизни ему приходилось оказывать давление на подсудимых. Мне сложно повторить все то, что пришлось пережить Валерию, находясь в этих застенках, не побоюсь этого слова. Все показания свидетелей, данные 15 мая 2008 года в ходе судебного заседания, запротоколированы, и есть возможность их детально изучить.

Хочу особо отметить, что люди, давая эти показания, рискуют пострадать подобным же образом, поскольку сами в настоящее время продолжают находиться в СИЗО. Они рассказали также, как отбираются объяснения у данной категории свидетелей. Один из них прямо сказал, что только на суде сказал правду, так как в СИЗО он будет подписывать любые бумаги, потому что боится за свою жизнь...

Находясь в СИЗО, перед передачей уголовного дела в суд Валерий серьезно опасался, что теперь от него могут избавиться, поскольку на суде он может давать правдивые показания, которые не устраивают следствие. Поэтому, чтобы дожить до суда, рассказывал «нужные вещи» журналистам, по моему мнению — сотрудникам «конъюнктурной» передачи «Честный детектив». Только находясь ТАМ, человек понимает, что главное — дожить до суда. Об этом неоднократно шепотом говорил мне мой муж при свиданиях, которые стали позволительны только после того, как показания Валерия стали устраивать обвинение. На всю страну прозвучали так называемые признания. Боль и пережитый позор близких людей подсудимых трудно измерить...

Прекрасно осознаю, что в раскрытии громкого убийства — любыми путями! — были заинтересованы многие. Вот и получилось, что на скамье подсудимых оказались люди, не имеющее отношения к этому деянию. Если уж свидетели от обвинения публично признались, то что еще нужно сделать? Думаю, что будут учтены все обстоятельства, в том числе и показания свидетелей, о которых указано выше, и приговор будет справедливым.

Я искренне сочувствую родным и близким убитого. Их желание найти виновного в жестоком преступлении мне понятно. Конечно, точку в этом деле поставит суд. Но я знаю, что мой муж невиновен! Хочу, чтобы это знали все.

Метки:
baikalpress_id:  22 179