Никола — село на задворках Листвянки

Наплыв туристов мало влияет на жизнь коренных селян

Село Никола — одно из самых маленьких поселений, входящих в перспективный план агломерации. Здесь живет не более сотни человек. Маленькое село стоит на Байкальском тракте незаметно. Тысячи машин проезжают мимо села, и люди не обращают на него внимания. Они спешат в Листвянку, которая считается парадными воротами Байкала. С Листвянкой связаны глобальные перспективы, планы по строительству круглогодичного города-курорта Байкал-Сити, организации экономической зоны туристического типа. С Николой не связано ничего. Пожалуй, единственное упоминание о селе на берегу Ангары — дорожный указатель. Зачеркнутое название Никола и сразу же Листвянка — смотрится символично. В тени перспективного соседа, за заборами коттеджей, гостиниц и баз отдыха село тихо проводит свой век.

Легенда о святом Николае

Село Никола имеет не менее давнюю историю, чем соседняя Листвянка. Согласно летописям, село начали строить в XVIII веке, после того как в 1701 году по дороге на станцию Лиственничную была поставлена часовня. Вокруг часовни стали строить промысловое поселение, которое называлось тогда Шигаиха — по фамилии местных купцов.

Свое нынешнее название село получило, вероятно, в начале XIX века после строительства храма в честь почитаемого моряками Николая-угодника. С этим храмом связана любопытная легенда о спасении купца Ксенофонта Сибирякова. Ксенофонт попал на Байкале в шторм и дал обет: «Где выйду на землю — там построю храм». Вышел же только на берегу Ангары, где и возвел деревянную церковь. Так село получило свое второе название.

В 1848 году архиепископ Нил повелел перенести церковь из Николы ближе к Сибирской пристани, на Байкал. С тех пор станция Лиственничная стала настоящим селом, а Николе осталось только название. Храм этот, кстати, стоит в Листвянке до сих пор. В 50-х годах XX века он был перенесен в Крестовую падь, где и находится по настоящее время. Наверное, с тех пор Никола начала терять самобытность. Сейчас это один из районов Листвянкинского муниципального образования.

Никола: ни кола ни двора

Жизнь в Николе недешева. В сельском магазине хлеб стоит 20 рублей, молоко — 33. Но продуктом дня является водка. «Пьют селяне много, а едят мало, — горько шутит продавщица Светлана. — Обидно, что спиваются воспитанные, хорошие люди».

В селе почти нет инфраструктуры. Почта и школа находятся в Листвянке. Единственная аптека, по словам местных жителей, работает через день, да и ассортимент в ней невелик: йод, зеленка и бинты. Местные жители ждут, что после ремонта заработает больница в Листвянке, а то к местному фельдшерскому пункту слишком много претензий. Также они жалуются на худые водопроводные колонки и странное расписание транспорта, который то ходит 3—4 раза в день, а то не ходит вообще.

В Николе находится несколько важных объектов, которые могли бы дать жителям работу: база Байкальского поисково-спасательного отряда МЧС, турбаза «Прибайкальская», гостиница «Анастасия», несколько небольших отелей, автозаправка, небольшая верфь, на которой собираются корабли и яхты байкальского класса. Однако в силу различных причин местным жителям работать рядом с домом не получается.

«Мой брат пытался устроиться на базу МЧС дворником, — рассказывает жительница Ольга. — Не взяли, потому что инвалид, а инвалидам в военной системе не место». В кафе на автозаправке, носящем название поселка, приезжают работать женщины из соседней Большой Речки. Жигаловские судостроители предпочитают привозить на сбор кораблей собственных сотрудников».

Для работы местным остается не самая оплачиваемая социальная сфера: фельдшерский пункт и детский сад. Социального работника Татьяну мы встретили в малосемейном общежитии. Панельная пятиэтажка увешана бельем и спутниковыми антеннами. С площадки открывается прекрасный вид на исток Ангары. Девушка жалуется на низкую зарплату и не видит в жизни в Николе особых перспектив.

В разговоре с некоторыми жителями села чувствуется безысходность: потухшие глаза, бесцветный голос, отсутствие интереса к чему-либо. Разговаривая с жителями села, я задавал им один и тот же вопрос: «Хотите ли вы, чтобы ваши дети жили в Николе?» Местная жительница Елизавета желает, чтобы ее дети покинули это место. Она нигде не работает, живет на пенсию и подворьем. «Плохо здесь жить — даже корову негде пасти», — жалуется она.

Продавщица магазина Светлана, напротив, хотела бы, чтобы ее дети жили здесь. Пару месяцев назад хозяин магазина предоставил ей жилье в селе, куда она и переехала с детьми из Иркутска. «В сорок лет непросто найти работу в городе, а в деревне я нашла и работу, и дом», — радуется она. Светлана смотрит на жизнь с оптимизмом и уже считает себя местной.

Впрочем, есть еще одна альтернатива — рыбная торговля. Рыбный рынок в Николе занимает значительное пространство рядом с автостоянкой: несколько чистых деревянных прилавков, рядом туалеты. В не по-весеннему холодный день работают лишь три продавщицы.

Предпринимательница Римма торгует рыбой около 12 лет. «Работать стало сложнее, нам приходится поднимать цены, — рассказывает она. — В результате вместо благодарности от покупателей получаем одни матюки».

Предпринимательница посвящает меня в нехитрые расчеты: во время таяния льда рыба дорожает, поднялись цены на горючее, в мае администрация до 4500 рублей повысила цену за аренду торгового места. Прибавляем производственные расходы, полиэтиленовые пакеты — получается немалая сумма.

Транспортные издержки составляют значительную часть расходов местных предпринимателей. В банк приходится ехать за 10 километров в Большую Речку, за юридическими услугами — в Иркутск. «Мы зарабатываем в месяц не больше 15 000 рублей чистыми, — утверждает Римма. — А на нас глядят, как на подпольных миллионеров».

В ожидании перемен

Ежегодно Листвянку и Николу посещают тысячи туристов. Но местные жители, похоже, мало пользуются наплывом отдыхающих. Бизнес в основном ведут приезжие. Каждый май здесь начинается настоящий строительный бум. Предприниматели расширяют гостиничные площади и включают в меню кафе и баров блюда из байкальской рыбы. На рыбном рынке раздается веселая кавказская музыка. По словам рыбных торговок, хозяин приехал в Николу пару лет назад, купил дом, завел кафе. «Очень хороший человек, — благодарны ему торговки. — нас пускает греться, чаем угощает».

Местным же продавцам рыбы растущий наплыв туристов также не приносит существенной выгоды. «Рыбу покупают только местные, — рассказывает Римма. — Гости из европейской части берут рыбу с опаской, а иностранцев так и вообще запугивают: «Ничего не покупать на открытых рынках!» А чего они боятся? У меня за всю практику не было ни одного случая отравления».

«Мы же сами едим эту рыбу и знаем, какую можно продавать, а какую нет», — с соседнего лотка вторит ей дочь Ольга.

Агломерационные процессы в Иркутске местных жителей заботят мало. «Пусть объединяются», — кивают селяне на горожан. Больше волнует проект модернизации Листвянки — Байкал-Сити. Инвестиционный проект предполагает превращение в течение 20 лет рабочего поселка в курорт мирового значения — с деловым и научным центрами, отелями, аквапарками, ресторанами и даже дипломатическими резиденциями. Развитие этого проекта прямым образом связано с проектом агломерации: не будет аэропорта, транспортного узла — найдется другое место и под правительственные резиденции, и под Байкал-Сити. Для местных жителей своя рубашка ближе, они недоверчиво сравнивают этот проект с Сочи и опасаются, что их никто не спросит.

«Нам не хочется уезжать с Байкала, — заявляют торговки. — А в проекте Байкал-Сити нет места частному сектору. Где же мы будем жить?»

Байкал для них кажется идеальным местом для жизни, где есть чистый воздух и вода, шумит сосновый лес. Действительно, оказавшись у истока Ангары, понимаешь, почему экологические ценности для селян выше стоимости сотки земли. «Жаль будет потерять красоту этого места, если развернется масштабное строительство», — делится своим эстетическим чувством социальный работник Татьяна.

Оптимистичнее глядит на грядущие перемены медицинский работник санатория Лариса Алексеевна. «Я надеюсь, что наше жилье не снесут, — говорит она. — Люди сейчас умные, дешево свой дом не продадут. Попробуйте их не спросить!» По ее мнению, туристическое будущее Листвянки должно обеспечить оба села инфраструктурой. «Я знаю, что все коммунальные сети поселков сейчас находятся в плачевном состоянии. Если придут инвестиции, то найдутся деньги на ремонт».

Более молодая жительница села, Татьяна, хотела бы, чтобы перемены принесли в село доступное жилье: «Когда молодые будут получать квартиры, здесь и начнется жизнь».

С ней согласна продавщица Светлана: «Надо, чтобы в село возвращалась молодежь. А то здесь живут почти одни пенсионеры». Бурное развитие соседней Листвянки пошлет вызов и жителям Николы. Сможет ли село ответить на него — большой вопрос.

Село Никола основано в начале XVIII века, население (на 01.01.2006) составляет 87 человек.

Метки:
baikalpress_id:  22 173