Приангарье первым в СССР отказалось от талонов

Первый секретарь обкома, а ныне депутат ЗС Владимир Потапов, вспоминает о своих встречах с Горбачевым и Ельциным

Депутат Законодательного собрания Иркутской области Владимир Потапов, будучи в свое время еще вторым секретарем обкома, очень любил заниматься экономикой. С карандашом в руках вместе со специалистами он подсчитывал, какова будет эффективность подачи газа на Ангарскнефтеоргсинтез (АНХК). Расчеты показывали высочайшую отдачу. Газ позволяет достичь безотходной переработки нефти, улучшить качество продукции, исправить экологическую ситуацию. Став первым секретарем обкома, Владимир Потапов не раз убеждал Михаила Горбачева в том, какие шаги нужно предпринимать, чтобы сохранить партию, укрепить экономику, сделать эффективным сельхозпроизводство. Горбачев всегда соглашался, но ничего не делал.

Потапов знал, как накормить народ

— В целях укрепления экономики необходимо обращать пристальное внимание на агропромышленный комплекс, — уверен Владимир Потапов. — АПК — это лакмусовая бумажка. Когда он развит — в регионе совсем иной социально-психологический климат. Известно же, что от медицины и качества продуктов питания зависят и долголетие, и жизненный уровень населения. Также не секрет, что в настоящее время большая часть продуктов питания в Иркутскую область завозится, хотя в советское время мы не обеспечивали себя лишь мясом и молоком. Остальное все было свое. Сейчас, если убрать завозную продукцию, начнется продовольственная катастрофа.

Владимир Иванович полагает, что многих проблем с обеспечением продовольствием населения можно было бы избежать и во времена перестройки. Тогда не понадобилась бы талонная система. Однако руководство страны мало прислушивалось к мнениям руководителей регионов и специалистов на местах.

— Государство все забирало, и я не раз вел нелицеприятные разговоры по этому поводу и с Горбачевым, и с Ельциным, — вспоминает Владимир Потапов. — Я говорил: «Мы больше миллиона тонн зерна собираем, зачем вы их у нас отбираете? Если бы мы пустили это зерно на фураж, то решили бы проблему с кормами, а значит, с мясом и молоком. А вы у нас все забираете, и мы потом ходим цыганим». Горбачев всегда соглашался, но ничего не делал. Ельцин решал вопросы более конкретно, говорил «да» или «нет».

У Горбачева Потапов бывал в те времена почти каждый месяц, однако их первое знакомство началось с довольно странной и запутанной истории.

— Когда политбюро рекомендовало меня на должность первого секретаря обкома, я был против, потому что любил работать в экономической сфере, а это сфера деятельности второго секретаря. Но раньше ведь назначали не так, как сейчас. Тогда в Приангарье приехала целая бригада работников ЦК, Совета министров, партийного контроля — всего около 20 человек. Они больше месяца жили в области, изучали кандидатуры. Выбрали меня.

Перед заседанием политбюро, на котором утверждалась кандидатура, у меня состоялась беседа с Горбачевым. Он задавал много вопросов, в частности поинтересовался: «Когда ты сможешь накормить мясом и молоком Иркутскую область?»

Я ответил: «Дайте квоту на лес, на продукцию, которую мы производим, и мы покроем расходы на удовлетворение потребностей населения в мясе и молоке». Государство же в то время забирало всю продукцию, но иногда выделяло квоты на какие-нибудь ее виды. При помощи этих квот мы могли сами реализовать свою продукцию или обменять на необходимый нам товар, к примеру на то же молоко. После моего ответа Горбачев не сказал ничего, а на заседании политбюро заявил, что я в беседе с ним не ответил на вопрос о том, как собираюсь обеспечить Приангарье мясом и молоком. Для меня это стало большой неожиданностью, я даже оробел, потому что в то время был самым молодым из первых секретарей в СССР.

Однако потом я взял себя руки, подумал и заявил: «Или вы меня, Михаил Сергеевич, не поняли, или сознательно так говорите. Я понимаю, как накормить людей». В общем, рассказал всем о своем предложении, и Николай Рыжков, председатель Совета министров, встал и говорит: «А что? Молодой секретарь обкома партии, мы идем к рынку, постановка вопроса правильная, я знаю Иркутскую область, она шестизонная по климатическим условиям, развивать животноводство тяжело...» Потом были еще выступления, и в результате за меня проголосовали единогласно.

Михаил Сергеевич звонил по ночам

Звонки от Горбачева Владимир Потапов всегда получал по ночам, обычно часа в два, то есть в девять вечера по Москве. Первый секретарь сразу по звонку определял, какой из шести телефонов, установленных в его квартире, дребезжит, нарушая ночной покой.

Почему документы не подписываешь? Опять упрямишься? — спрашивал Михаил Сергеевич, в очередной раз разбудив главу Приангарья. А дело было в следующем: Потапов отказался подписывать стат-отчет по приему в члены КПСС.

— Принимали в партию тогда по разнарядке — столько-то колхозников, рабочих, ИТР... Я видел, что партия хиреет и слабеет на глазах. Стояла на трех ногах, а стала держаться лишь на одной. Небольшой ветерок — и упадет. Я был уверен, что в партию нужно было принимать людей по желанию, выбирать тех, кто действительно этого хочет. А у нас разнарядка. Желает, к примеру, инженер вступить в ряды, а ему говорят: «Нет, нам нужны сейчас рабочие и колхозники». Вот я и не стал подписывать разнарядку. Объяснил все Горбачеву, он как всегда согласился, но ничего не изменилось, — рассказывает Владимир Иванович. Что же касается квот, то их Приангарье все-таки тогда получило, и это позволило региону самым первым в стране отказаться от талонов на продукты.

— У нас сразу же появилась молочная и мясная продукция без талонов, но если бы квоты дали побольше, в магазинах был бы более широкий ассортимент. Но не только квоты помогли изменить ситуацию. Один энтузиаст совершил, можно сказать, переворот в развитии местного сельхозпроизводства, — вспоминает Владимир Иванович. — В поселке Дзержинск стояли заброшенные фермы, и вот один молодой человек стал просить председателя колхоза отдать их ему под открытие производства. Председатель вопрос не решал, и этот молодой человек пришел ко мне на прием.

Мы вместе поехали в Дзержинск, и я сказал председателю: «Что ты как собака на сене? Сам ничего не делаешь, так отдай». Возвращаться к этому вопросу пришлось три раза, но он все-таки решился положительно. В короткое время молодой человек закупил коров, бычков, построил колбасный цех, цех копчения. Я был поражен, как один энтузиаст может все так развернуть. Потом я собрал всех первых секретарей райкомов, горкомов, и мы двумя автобусами приехали в Дзержинск, попробовали мясопродукцию, и сразу после этого в течение полугода мы построили пять таких мясоперерабатывающих производств в Усть-Ордынском округе, всех накормили мясом. Треть рынка отдали устьордынцам под торговлю, проблема талонов была решена раз и навсегда.

Третий этап развития экономики

Сейчас, по мнению Потапова, наступает новый период развития экономики.

— Мы подошли к периоду освоения природных ресурсов. Иркутская область имеет богатейшие запасы углеводородного сырья, леса, цветных металлов... Мы еще даже не подступались к добыче тантал-необиевой группы, других редкоземельных металлов, не подступались пока к разработке месторождения никеля, которое расположено на границе Красноярского края и Иркутской области. Большая ошибка в том, что мы до сих пор не приступили к разработке Сухого Лога, богатейшего месторождения рудного золота. Чтобы получить экономическую отдачу на данном этапе развития экономики, необходимы, конечно, модернизация и реконструкция предприятий. Речь идет о внедрении инновационного оборудования, но не только. На первое место должна выйти газификация региона, — считает Владимир Потапов.

Также Владимир Иванович полагает: для того чтобы природные ресурсы работали на регион, необходимо совершенствовать организаторскую работу и законодательную практику. Необходимо заключать соглашения с финансово-промышленными группами и умело работать с центром — освоение природных ресурсов потребует больших капитальных вложений.

— Надо создать такие инструменты, которые бы позволяли достичь того, чтобы ресурсы работали на регион. Принцип такой: бесплатно ничего не дается.

За идею агломерации городов Банников получил нахлобучку от ЦК

Что касается крупномасштабных проектов, таких как агломерация городов, то Владимир Потапов уверен: такие вопросы с кондачка не решаются.

— Необходимо просчитать экономическую целесообразность. Если агломерация дает экономический эффект, то можно ее создавать. Если нет — нет. А отдавать дань моде — в экономике вредный метод.

В советское время идеи агломерации тоже были. Николай Банников, один из первых секретарей обкома, в свое время за эту инициативу получил нахлобучку от ЦК партии. Потом он предлагал агломерировать Братск и Усть-Илимск, но тоже не нашел поддержки, потому что экономических обоснований этих процессов представлено не было.

Еще одна серьезная проблема на сегодняшний день — БЦБК. Одни говорят, что комбинат надо перепрофилировать, другие — снести, третьи — оставить, а некоторые вообще постоянно меняют свою точку зрения по данной проблеме.

— Так не делается, — говорит Владимир Иванович. — Нужно изучить все вопросы — технические, экологические, социально-экономические. Главное, конечно, сохранить Байкал. Дефицит пресной воды растет, и в скором времени это будет самый дорогой продукт. Еще в советское время по поручению председателя Совета министров Николая Рыжкова я занимался проблемой БЦБК. У нас длительное время работали специалисты, которые отрабатывали различные варианты, и решили в конце концов его закрыть. Это было уже во время перестройки. В настоящее же время в работе комбината изменилось очень многое, и прежде всего в техническом отношении. Все это необходимо учесть и принять правильное решение.

Ну и один из самых насущных на сегодняшний день вопросов — это, наверное, строительство жилья. В советское время Иркутская область сдавала под 2 миллиона квадратных метров жилья в год, и все стройматериалы были свои, родные. В прошлом году вся область сдала лишь 540 тысяч квадратов, из них 300 с лишним тысяч было построено в самом городе Иркутске.

Владимир Потапов считает: чтобы возродить былые объемы строительства, нужно решить вопрос обеспечения стройматериалами, разбюрократить схемы решения земельных вопросов и заняться кадровыми проблемами.

— Государство нам говорит: в год надо строить по одному квадратному метру на каждого жителя. Население Приангарья — чуть больше двух миллионов. То есть если мы будем строить по квадрату на каждого жителя, то как раз и достигнем тех показателей, которые у нас были в советское время, — обнадеживает Владимир Иванович.

Метки:
Загрузка...