Паром атаковали водяные крысы

ри спуске Ольхонского парома бутылку шампанского разбить не удалось

Со строящимся для переправы на остров Ольхон паромом постоянно происходят разные чудеса. Перекроенный старый паром «Бурлов», ставший основой нового судна, по частям перевозили через плотину ГЭС и сваривали на пляже «Якоби-бич». Ему в шутку давали имя «Титаник», а потом уничтожали надпись болгаркой. В конце концов, когда настало время спускать судно на воду, к берегу стали подплывать водяные крысы. При этом одна ондатра, выйдя на сушу, уселась прямо под кораблем. А во время самого спуска, который по морской традиции должен сопровождаться торжественным звоном разбившейся о борт корабля бутылки шампанского, эту самую бутылку не удалось разбить даже с трех попыток, и сейчас шампанское «Надежда» покоится на дне Иркутского водохранилища.

Приключения ольхонского парома в Иркутске

Напомним, что второй паром для переправы на самый большой остров на Байкале — Ольхон — строится по причине огромных очередей, которые каждое лето выстраиваются у причала со стороны материка и порой становятся причиной преступлений, обычно квалифицируемых как нанесение тяжких и нетяжких телесных повреждений.

Паром строится на бюджетные средства Восточно-Сибирским речным пароходством, входящим в компанию «Истлэнд», и вице-президент «Истлэнда» Борис Гроник уверяет, что судно будет сдано в эксплуатацию в запланированные сроки, то есть к августу.

За время строительства паром сменил несколько мест дислокации — сначала он находился в Затоне, в Иркутской РЭБ флота, где производились корпусные работы, затем судно разрезали, перевезли через плотину ГЭС и установили на берегу залива Якоби. Там части корпуса были состыкованы и сварены. Кроме того, на береговой площадке велись работы по установке надстройки, двигателей, монтажу винтов и рулей.

Корпус парома покрасили в красно-коричневые цвета. При этом надстроечная палуба, говорят, будет белой. Что касается темных оттенков, то судостроители уверяют: это традиционные цвета грузового флота. При этом красная полоса на корпусе — не какое-нибудь украшение, а переменная ватерлиния, которая показывает предельно допустимую загрузку судна.

На линии имеется шкала — от 1 до 2 метров. Два метра от киля, по мнению капитана парома Виктора Власова, — это предел. Однако Дмитрий Пономарь, главный инженер Восточно-Сибирского речного пароходства, считает, что в особых случаях паром можно загрузить так, что вода будет доходить почти да самых иллюминаторов. Но это возможно только по согласованию и под присмотром специалистов. В целом же грузоподъемность судна составляет 130 тонн — это 16 легковых автомобилей или восемь грузовых, а также сто пассажиров и экипаж.

Когда паром был уже готов к транспортировке в Чертугеевский залив, где будут производиться дальнейшие работы по его строительству, на берегу залива Якоби смонтировали устройство, применяемое для спуска судов на воду с древних времен. Николай Парилов, директор по судостроению Восточно-Сибирского речного пароходства, назвал его плетнем — несколько деревянных балок, густо смазанных солидолом, или, как сказал Николай Иванович, слезой, спускались от судна к воде.

Для того чтобы паром пошел по солидолу как по маслу, со стороны берега к нему подогнали два бульдозера, а на воде ожидал своего часа теплоход-буксир «Сретенск».

«Надежда» утонула

Приготовления к спуску 40-метрового парома на воду не прошли незамеченными для иркутян. На залив постоянно прибывал народ — мамы с детьми, влюбленные парочки, любители пива. Некоторые наблюдали за необычным действом в непосредственной близости, другие — расположившись поодаль, на пляже. Несмотря на еще не очень солнечные майские дни, люди уже загорали. Представители Восточно-Сибирского речного пароходства планировали торжественный спуск — с пламенными речами и звоном разбивающейся о борт бутылки шампанского, но все как-то не заладилось.

Бутылку шампанского «Надежда» привязывали к носу судна долго и тщательно. Елена Айринг, главный инженер судоремонтно-судостроительного завода, которой и было доверено торжественно разбить бутылку, вместе с капитаном Виктором Власовым, находившимся на борту, регулировала длину веревки так, чтобы бутылка ударила по самой середине носа судна. При этом инженер признавалась, что очень переживает: неразбившаяся бутылка — плохая примета.

Дальнейшие события развивались так стремительно, что никто не успел понять, что же на самом деле произошло. Корабль резко заскользил к воде, его развернуло носом, веревка с бутылкой просто отвязалась, шампанское упало на песок пляжа. Елена Айринг подхватила бутылку и бросила в борт уходящего корабля, но плотное стекло от слабого удара не разбилось.

Какой-то мужчина бросился в воду, выловил шампанское и вновь кинул бутылку вслед движущемуся при помощи буксира судну, и в третий раз заветный символ спуска кораблей на воду вообще не достиг цели, скрывшись в пучине вод. Почему паром за какие-то пару секунд оказался в воде, осталось неясным. Одни говорят, что слесарь, превысив свои полномочия, дал команду на спуск. Другие считают, что команды не было — паром пошел сам.

Николай Парилов расстроился. Хотел произнести речь и увидеть брызги шампанского на борту. Елена Айринг расстроилась еще больше — инженер переживает, что при таком спуске могли повредиться винты и рули. Тем не менее герметичность судна не нарушена. Когда оно уже было на воде, капитан с помощниками прошлись с фонариками по всему парому, проверяя швы на водотечность.

Что же касается плохих примет, то Николай Парилов заявил, что в них не верит, Дмитрий Пономарь сказал, что это судно уже ходило, а значит, ничего страшного, а Александр Рубцов, начальник Иркутской РЭБ флота, успокоил тем, что бутылку о паром будут разбивать при отправке его на остров Ольхон. В настоящее время судно уже находится в Чертугеевском заливе, где будут производиться пуско-наладочные работы, полная достройка и испытания корабля.

Опустевшую же площадку возле пляжа «Якоби-бич» в течение пары дней приведут в порядок, следы пребывания парома засыплют песком.

Справка «СМ Номер один»

Паром «Ольхон», длина которого 40 метров, оборудован двумя двигателями ЯМЗ-240 общей мощностью 600 лошадиных сил. В ближайшее время на судне появятся цистерны сбора нефтесодержащих, сточных вод и мусора, современная система пожаротушения и набор спасательных средств, судовые электрические грелки, а также судовая электростанция на 100 киловатт.

Судно класса Российского речного регистра М (лед) сможет работать до ледостава. Исходя из характеристик, оно способно преодолевать трехметровую волну, 30-сантиметровый лед, может ходить со скоростью 20 километров в час. Из областного бюджета на строительство парома выделено чуть больше ста миллионов рублей.

Метки:
baikalpress_id:  22 158