Ученые составили энциклопедию катастроф Сибири

В книгу вошли все природные катаклизмы региона — от Ермака до наших дней

Пять лет назад учеными Иркутского института земной коры была выпущена энциклопедия природных катастроф Сибири. Уникальная книга вобрала в себя перечень огромного количества землетрясений, полярных сияний, степных пожаров и связанных с этим социальных потрясений. Однако за прошедшее время работа над этим трудом ни останавливалась ни на один день. Ученые обрабатывали новые доступные им источники и к осени планируют выпустить вторую редакцию этой книги в бумажном варианте. Она практически готова, осталось ее только напечатать.

Заполнение белых пятен

За пять лет, прошедших со времени создания первой книги, количество материала увеличилось в полтора раза. Поэтому книгу разделили на блоки: описательный, база данных, иллюстрации, а в заключительной части следует временной анализ тех феноменов, которые происходили и в обществе, и в природе. Под феноменами подразумеваются землетрясения, сели, наводнения, пожары, засухи, оползни, вулканические извержения, эпидемии и эпизоотии, то есть все природные явления, которые могут наносить социально-экономический ущерб.

Энциклопедия описывает срок в пять веков, хотя есть упоминания и о более ранних событиях. Сейчас работа по сбору и обработке информации продолжается, постепенно из разных источников появляются новые материалы. Прежде всего это публикации, в том числе архивные и научные. Обнаружив новые факты, ученые помещают их в свою хронологию и смотрят, как они ведут себя в совокупности во времени: что за чем последовало, как природные события отразились на социальных, исторических и экономических событиях.

— Можно сказать, что во второй книге мы занимаемся заполнением белых пятен, которые были в предыдущей, — прокомментировал ситуацию заместитель директора Института земной коры и один из основных авторов энциклопедии Кирилл Леви. — Первая книга была построена просто: посередине листа шли годы, слева перечислялись природные явления, справа — социальные. В отдельных случаях окна были пустыми. Сейчас мы заполнили достаточно приличное их количество.

Книга будет несколько нестандартного формата: лист высотой А4, но несколько шире, чтобы вошли иллюстрации. Ткань на обложку уже закуплена, переплетаться книга будет в Иркутске.

— Кроме наших исследований в энциклопедию войдут краткая кунгурская сибирская летопись, «Сокровенная история монголов» — малоизвестное произведение о временах Чингисхана, как утверждается — написанное самими монголами, потом переведенное на китайский язык. В Улан-Баторе в связи с празднованием государственности Монголии ее перевели на английский, и теперь мы переводим ее для нашего издания. Будет там также чертежная книга Ремезова, первый атлас по Сибири, составленный в XVII веке.

Отдельный блок посвящен градостроительству в Сибири. По словам Кирилла Леви, стройки шли волнами: то строили, то разрушали.

— История достаточно интересная. Это издание тем более важно, что отмечались подобные явления в Европе, на Ближнем и Дальнем Востоке, — сообщил ученый.

Чем спокойнее жизнь — тем больше трясет

Природные явления в летописях описывались те, которые были ощутимы. Например, описываются полярные сияния в Иркутске — довольно редкое в наших широтах явление, возникающее во время пика солнечной активности. В Иркутске они обычно имели форму красных столбов.

О землетрясениях стали упоминать еще с середины VII века. Другое дело, что сейчас наука обросла инструментарием, а в те далекие времена наблюдениями занимались фенологи — люди, которые просто на глазок описывали природные явления, наблюдали за окружающим миром.

 Интересно, что количество природных катаклизмов обратно пропорционально числу социальных потрясений: чем больше одних, тем меньше других. Когда люди только приходили в Сибирь, строились, завязывали отношения с местным населением, то и сообщения были только об этом. Когда жизнь налаживалась — сразу появлялись упоминания о каких-то природных явлениях. Это не значит, что в период местных конфликтов не случалось никаких природных катаклизмов, просто в летописях о них не упоминали — других проблем хватало.

Новая редакция истории Сибири

Составляя хронологию природных катаклизмов в Сибири, ученые заново открывали для себя историю ее освоения. Происходило это не целенаправленно, а достаточно случайно.

 Ермак был обычным грабителем, как сказали бы сейчас — главой ОПГ, которая грабила честной люд на реке Урал. И однажды ему не посчастливилось взять караван, который вез дары из Средней Азии царю Ивану Васильевичу. Царь осерчал, послал стрельцов изловить вражину и повесить. Связи тогда не было, но слухи расходились быстро. Когда запахло паленым, Ермак со товарищи подался к купцам Строгановым на реку Чусовую. Бандиты знали, что Строгановы имели грамоту от царя на сношение с зауральскими народами. Купцы недолго думая снарядили из банды экспедицию в Сибирь. Суть в том, что никакого царского указа на освоение Сибири не существовало.

Поскольку у первопроходцев не было никакого центрального обеспечения, да и дорог в Сибири еще не построили, им приходилось жить охотой, обзаводиться хозяйством. Тогда-то и появились первые упоминания о природе Сибири и о ее природных катаклизмах. Поскольку человек жил в единении с природой, он отмечал все, что с ней происходит. Ученые по летописям составили хронологию эпидемий и эпизоотий, и оказалось, что они во многом совпадают по времени: болеют животные, болеет и человек.

По мнению Кирилла Георгиевича, общественная значимость издания едва ли не превосходит ее научную ценность.

— Люди должны каким-то образом обращаться к своей истории. Нельзя относиться к этому просто. Ну, пришли сюда, в Сибирь, да и пришли. Важно, как это происходило. Например, уже сейчас эту книгу заказал Бурятский институт буддизма при Бурятском научном центре. Сейчас там идут дебаты: чем был приход сюда русских — дружеский это акт или колонизация? Я считаю, что это была чистой воды колонизация. И русские бурятов били, и наоборот: и грабили, и убивали, и начальники воровали, и уничтожали документы, которые могли их обличить.

 Стоял богатый город Мангазея, славился своей торговлей пушниной. Случилось так, что в городе установилось двоевластие — было одновременно два губернатора. Они между собой переругались, перебились, в конце концов разрушили этот город до основания, переехали в Туруханск и там построили новую Мангазею.

— Последующая интерпретация этой книги может быть какой угодно, — заключает Кирилл Леви. — Но чем ценна эта книжка — здесь нет рассуждений, которые свойственны историкам. Здесь только констатация фактов: это было.

Загрузка...