Погорельцам из Заларей помогали всем миром

Один из восьми малышей многодетной семьи, пострадавшей в пожаре, до сих пор находится в больнице

В районе семи утра Сергей Галицын проснулся от плача сына. Маленький Вова увидел, что в углу дома, под потолком, горит огонек, и, плохо соображая спросонья, на всякий случай решил заплакать. Отец, почувствовав запах дыма, сразу догадался: в доме пожар. Старшей дочке, десятилетней Наде, он вручил годовалого Сашу и отправил их на улицу. Едва девочка отворила дверь, как от проникшего в дом кислорода слабо тлевшее пламя в считанные секунды охватило стены. Сергей выбил раму и через окно спустил на улицу четырехлетнего Мишу и семилетнюю Таню. Оставалось спасти последнего ребенка — маленькую Лидочку. Отец метался по комнатам, заглядывал под кровати, но дочки нигде не было. Наконец он услышал тихий всхлип. Малышка забилась в угол. Обняв колени, она сидела там и беззвучно плакала. Сергей подхватил дочку на руки и выскочил из полыхающего дома.

Дорогие лекарства купили бизнесмены

Дом многодетной семьи на окраине Заларей загорелся 19 марта, а 20-го мама многочисленного семейства родила восьмого ребенка — девочку Галю. Врачи предупреждали Ольгу Крылову, что роды будут сложными, придется делать кесарево сечение, и женщина отправилась в Саянск, в более оснащенную больницу. После родов Ольге долго не разрешали звонить домой — медики боялись, что для неокрепшей мамы новость о пожаре будет слишком тяжела. Но материнское сердце не обманешь.

Ольга не понимала, что происходит, нервничала и даже предлагала деньги медперсоналу за возможность воспользоваться их мобильником. Как-то к ней в палату зашел врач, дал в руки свой телефон и сказал: «Поговорите с мужем». Ольга услышала необыкновенно жизнерадостный голос супруга. «Мы уже купили памперсы и дома убрались», — бодрым голосом сообщил Сергей. Ольга даже не догадывалась, что дома у них уже не было.

Сергею стоило больших усилий подбадривать жену, а на душе скребли кошки. Отец корил себя за то, что не уберег родных детей. Тане, Мише и Вове понадобилась серьезная медицинская помощь. Из заларинской реанимации их перевели в Иркутский ожоговый центр. У всех детей ожоги лица, тела, верхних дыхательных путей. Таню и Мишу уже выписали, а вот Вове не повезло больше всех — у него 70% ожогов тела, он до сих пор в больнице. Врачи сразу сказали: «Двум детям мы поможем, а третьему, самому сложному, необходимы дорогие лекарства».

— Нам самим никогда бы таких лекарств не купить, — говорит Ольга Крылова.

— Не представляю, как бы мы лечили наших ребятишек, если бы не помощь неравнодушных людей. Бизнесмены нам жертвовали по 60, по 100 тысяч. Иркутяне, заларинцы собирали в своих коллективах деньги. Все собранные средства ушли на лекарства.

Только одна ампула, которых Вовочке нужно было множество, стоит 7 тысяч рублей.

Семье дали временное пристанище

Ольга Крылова и Сергей Галицын решили жить вместе 9 лет назад. Сергей, русский по национальности, эмигрировал из Казахстана, но гражданство в нашей стране так и не получил. Его единственный документ — военный билет, который сгорел при пожаре. Сначала семья жила в Заларинском районе, потом решила переехать в райцентр. Сын Ольги от первого брака — пятнадцатилетний подросток — остался жить с бабушкой. За девять лет у супружеской четы родилось семеро детей.

Все дети Сергея и Ольги имеют материнскую фамилию — ведь у их отца нет паспорта, ему просто некуда вписать семерых малышей. Дом на окраине Заларей они арендовали. И хотя, согласно официальному заключению, причиной пожара стало электрическое замыкание, Сергей предполагает, что кровля их жилья могла загореться из-за пала травы. Семья жила около болота, которое горит каждую весну.

Накануне пожара Сергей Галицын вместе с соседями тушил траву целый день, но справиться с огромной площадью вручную было не так-то просто. Возможно, на крышу, покрытую дранкой, попала искра, а загореться старенькому сухому домишке было недолго.

После выписки из больницы Ольга Крылова с 26 марта по 4 апреля вместе с детьми жила в больнице. Не потому, что им некуда было идти. Просто ребятишкам нужна была медицинская и психологическая помощь. 4 апреля, как раз в день пятилетия Миши, многочисленное семейство заселилось в полублагоустроенную двухкомнатную квартиру, которую выделила администрация Заларинского района.

Вся мебель, одежда, документы — словом, все имущество семьи — погибли в огне. Однако квартира Крыловых-Галицыных пустой не выглядит. Ольга Крылова на личном опыте убедилась, что мир не без добрых людей. Как только сюжет об их горе показали по телевизору, в ожоговый центр люди понесли детские вещи, постельное белье, продукты. Заларинцы даже принесли мебель — столы, стулья. Заларинская ЦРБ подарила кроватки.

Местная администрация купила для погорельцев плиту, горшки, а соцзащита — стиральную машинку. К моменту нашего приезда к Крыловым глава семейства выехал в Иркутск, чтобы навестить сына. Также в областном центре ему предложили временную работу. По словам супруги, Сергей мастер на все руки. Из-за отсутствия паспорта на постоянную работу его не берут. Чтобы обеспечить семью, приходится осваивать самые разные профессии: и печки класть, и слесарить, и памятники устанавливать.

Ольга Крылова уже не раз обращалась в администрацию с просьбой об улучшении жилищных условий. Однако просьбы матери оставались без ответа — улучшать условия можно только по месту прописки, т. е. в ее родном Троицком поселении. На сегодняшний день в Заларях нет свободного жилья. Та квартира, которую предоставили погорельцам, изначально предназначалась для приезжего врача. Крыловым предлагали дом в районе, но Ольга категорически против.

— В тех местах, которые нам предлагают, хромает медицинское обслуживание, — говорит она. — Вове стоит простудиться, так сразу воспаление легких, а там даже сотовой связи толком нет, чтобы вызвать скорую помощь. Надя у нас отличница, шахматами занимается, недавно в соревнованиях второе место заняла. Моим детям нужна хорошая школа.

— Район у нас высокодотационный. Средствами, чтобы купить многодетной семье жилье, мы не располагаем, — говорит Вера Крипак, заммэра Заларинского района по социальным вопросам. — Все, что мы можем сделать для погорельцев, — это включить их в программу по расселению из ветхого жилья.

Метки:
baikalpress_id:  22 127
Загрузка...