Закрытие БЦБК закончится катастрофой?

Оставшиеся на берегу Байкала отходы некому будет контролировать, полагают эксперты

Закрыть БЦБК или сохранить предприятие и спасти город? Об этом шла речь на заседании круглого стола, посвященного перспективам изменения экологической ситуации в зоне деятельности ОАО «Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат». В дискуссии, организованной комитетом по законодательству о природопользовании, экологии и сельском хозяйстве Законодательного собрания Иркутской области, помимо депутатов ЗС приняли участие представители БЦБК, Росприроднадзора, администрации Приангарья, экологических организаций. Вопрос о судьбе комбината обсуждался столь бурно, что генеральный директор БЦБК Виктор Воронович заявил о своем желании обратиться в суд и обвинить Александра Полякова, и. о. руководителя управления Росприроднадзора по Иркутской области, в клевете.

БЦБК не будет отбеливать целлюлозу хлором

Елена Зверева, директор по экологии и качеству ОАО БЦБК, рассказала участникам заседания о трех основных задачах, которые в настоящее время решает комбинат. Это прекращение сброса загрязняющих веществ в озеро Байкал, ликвидация возможности их попадания в подземные воды и снижение выбросов вредных веществ в атмосферу.

В 2002 году была утверждена комплексная программа перепрофилирования БЦБК, включающая в себя строительство системы замкнутого водооборота и канализационно-очистных сооружений города Байкальска. Сдача КОС в эксплуатацию намечена на август 2008-го, а запуск системы замкнутого водооборота — на сентябрь.

Елена Зверева заверила, что введение в действие системы замкнутого водооборота позволит прекратить сброс сточных вод в Байкал, и если в настоящее время комбинат забирает из озера около 170 тысяч кубометров воды в сутки, то при переходе на новую схему забор воды составит около 12 тысяч кубометров в сутки. При этом вода будет очищаться и возвращаться в технологический процесс.

По словам Елены Зверевой, комбинатом закупается оборудование, позволяющее снизить выбросы вредных веществ в атмосферу. В частности, уже приобретена установка, которая является ноу-хау, — она может улавливать дурно пахнущие вещества и разрушать дающие неприятный запах химические соединения. Тем самым в Байкальске больше не будет отвратительно пахнуть, как сейчас.

Также Зверева сообщила, что летом БЦБК намеревается установить рыбозащитные устройства, и обратила внимание на тот факт, что только в этом году комбинат затратил на экологические мероприятия более 500 миллионов рублей.

Столь радужный доклад директора по экологии БЦБК породил целый ряд вопросов. Владимир Фиалков, директор Байкальского музея, отметил, что даже при замкнутом цикле водооборота без остатка не обойтись.

— Куда он денется, этот остаток? — интересовался Владимир Абрамович. Елена Зверева ответила, что после перехода на замкнутый водооборот БЦБК прекратит отбеливать целлюлозу хлором, количество вредных веществ сократится, а схемы по переработке остатка уже имеются.

Договорились до суда

Тема отходов взволновала и депутата ЗС Антона Романова, который, не стесняясь в выражениях, начал обвинять руководство БЦБК в подтасовке фактов.

— Сколько лигнина лежит на берегах Байкала? — спрашивал Романов.

— До 1989 года было около 400 тысяч тонн, потом стала применяться технология по его утилизации, — сообщил гендиректор БЦБК Виктор Воронович. Однако Романов не унимался, и Воронович заявил, что на вопросы человека, который не умеет себя вести, он отвечать не будет.

Спасать ситуацию пришлось Елене Зверевой, которая пояснила, что лигнин сушится, сжигается и его захоронения не требуется. Однако с такими заявлениями в корне не согласился Александр Поляков, и. о. руководителя управления Росприроднадзора по Иркутской области.

— Из доклада представителя БЦБК мы узнали, что Байкалу комбинат не приносит никакого вреда, только пользу. Но есть закон о Байкале, и есть перечень запрещенных в акватории озера видов деятельности. Запрещено производство целлюлозы, бумаги и картона, складирование и захоронение отходов и их обезвреживание путем сжигания. Я спрашивал Вороновича, когда он прекратит нарушать закон. Однако он заявил, что комбинат не в состоянии вывозить с территории 60 тысяч тонн лигнина в год, — рассказывал собравшимся Александр Поляков.

Виктор Воронович на это заметил:

— Я хочу подать на вас в суд за клевету.

А Поляков в свою очередь сообщил:

— Мы написали письмо в прокуратуру, касающееся сжигания лигнина и захоронения отходов. Готовится иск в суд.

О своем недоверии данным об экологической ситуации, представленным БЦБК, высказалась и сопредседатель «Байкальской экологической волны» Марина Рихванова. Она заявила, что комбинат нужно закрыть, а на берегах Байкала начать реализовывать программу устойчивого развития. При этом руководству БЦБК Марина Рихванова задавала несвойственные борцам за экологию вопросы. К примеру: прибыльное предприятие или убыточное?

Вопросы прибыли интересовали и директора Байкальского музея Владимира Фиалкова. Он заявил, что подобные предприятия могут быть рентабельны только при производстве 500 тысяч тонн целлюлозы в год, а мощность БЦБК около двухсот.

Кто войдет красной строкой в историю?

Ольга Гайкова, директор департамента охраны окружающей среды и природопользования Иркутской области, напомнила собравшимся, что комбинат строился в 60-е годы вместе с городом, в котором сейчас проживает около 18 тысяч человек, и 24,8% от всего трудоспособного населения Байкальска работает на БЦБК, а если учесть членов семей работающих, то получится более 50 процентов населения города.

— Тот губернатор, который примет решение о закрытии БЦБК, безусловно, войдет красной строкой в историю Иркутской области, но принимать решение о закрытии комбината сейчас преступно, — делится своим мнением Ольга Гайкова. — Остановка БЦБК приведет к гораздо худшим экологическим последствиям, потому что не будет постоянного контроля за производственными мощностями и всем, что успел накопить комбинат за годы работы. Есть другой выход — постепенная остановка. Комбинат при условии ввода в эксплуатацию системы замкнутого водооборота продолжает работать одно-два десятилетия, постепенно сокращая объемы производства и переходя на другой вид деятельности. А если ссылаться на закон о Байкале, то мы должны вообще запретить жить в Листвянке, Байкальске и Слюдянке, потому что там нет очистных сооружений, должны запретить железную дорогу и электрификацию острова Ольхон.

В защиту комбината выступили и представители Союза лесопромышленников Иркутской области, которые напомнили, что на комбинат работают практически все крупные лесозаготовительные предприятия Приангарья. Депутат ЗС Юрий Фалейчик обратил внимание на то, что БЦБК — это наследие советских времен, поэтому вопросы по его перепрофилированию должны решаться на уровне Российской Федерации, тем более что 49% акций предприятия принадлежит государству.

Заместитель губернатора Иркутской области Виктор Долгов также заметил, что не один «Континенталь-Менеджмент» (51% акций ОАО БЦБК) должен отвечать за все, что происходит на комбинате, и предложил дождаться сентября, чтобы оценить эффективность запуска замкнутой системы водооборота.

Завершая дискуссию, Геннадий Нестерович, председатель комитета по законодательству о природопользовании, экологии и сельском хозяйстве Законодательного собрания Иркутской области, предложил инициировать разработку федеральной программы, направленной на улучшение экологической ситуации в зоне БЦБК, и решать этот вопрос на уровне президента и премьер-министра. По мнению Нестеровича, обычные министры здесь не подойдут. Кроме того, депутаты ЗС решили поставить вопрос с создании особой экономической зоны туристско-рекреационного типа в Байкальске.

СПРАВКА «СМ Номер один»

В прошлом году Минприроды обнародовало сведения о том, что концентрация загрязняющих веществ в стоках, поступающих в озеро Байкал с Байкальского целлюлозно-бумажного комбината, по отдельным позициям превышает нормы в тысячи раз. Министр природных ресурсов Юрий Трутнев заявил, что предприятие может быть остановлено. Замглавы Росприроднадзора Олег Митволь направлял БЦБК предписание о временном запрете деятельности сроком на пять суток.

Комбинат предписание не выполнил. 21 января 2008 года в Арбитражный суд Иркутской области поступило заявление Федеральной службы по надзору в сфере природопользования к ОАО БЦБК о возмещении вреда окружающей среде. Истец просит суд возместить вред, причиненный озеру Байкал в связи с незаконным сбросом сточных вод в размере 4 165 591,011 тыс. руб. Исковое заявление принято, возбуждено производство. Ближайшее разбирательство назначено на 20 мая.

БЦБК работает с 1966 года. Восемь лет назад у комбината появился новый собственник — «Базовый элемент», который управляет предприятием через «Континенталь-Менеджмент».

Варианты

А воз и ныне там...

Решение о перепрофилировании БЦБК было принято еще в 1987 году. Предлагалось 12 различных вариантов использования комбината, в том числе и в качестве мебельного производства. Ни один из планов перепрофилирования не был реализован.

Последними гостями на комбинате были представители компании Coca-Cola. Однако и они отказались от попыток наладить на базе БЦБК свое производство.

Метки:
baikalpress_id:  22 115