Пенсия — как много в этом звуке...

В одной из иркутских газет одна из моих знакомых прочитала возмущенное письмо пенсионера по поводу того, что его пенсии, примерно 4560 рублей, ни на что не хватает.

Если ему не хватает этой суммы, тогда нам-то, таким, как я, с пенсией в 2560 рублей, что делать? В феврале он, наверное, получил надбавку в 360 рублей, а такие, как я, только 120 рублей: 2560 (базовая часть) — 1560 = 1000 х 12% = 120 рублей.

А теперь, пожалуйста, с 1 апреля опять нас облагодетельствовали — увеличили нашу пенсию, вернее ее страховую часть, на 7,5 %. Скажите на милость, что мне даст эта надбавка, примерно 80 рублей? Причем торговцы, как только услышат о повышении пенсии, так сразу цены повышают, притом опережающими темпами. И никто ведь не спрашивает, какая у меня пенсия, какую надбавку (нищую или достаточную) я получаю.

И странную информацию от Пенсионного фонда я читаю: «В среднем трудовые пенсии с 1 апреля увеличатся на 168 рублей и достигнут 4312 рублей». «А о том, что у таких, как я, надбавка будет в пять, а то и в десять раз меньше, чем у некоторых, об этом ни слова», — возмущается моя знакомая. Задумайтесь, дорогие мои, умные и с ног до головы модно экипированные депутаты всех уровней, не странную ли политику проводит Пенсионный фонд в области индексации пенсий?

Пенсии у людей разные, и будем считать (хоть и с натяжкой), что это справедливо. Но почему надбавки к пенсии должны быть разными? Чем ниже пенсия, тем меньше и надбавка, а цены-то бьют в первую очередь по тем, у кого меньше пенсия, меньше семейный доход. Причем цены-то растут не только на продукты, но и на услуги ЖКХ, телефон, свет и т. д. И что же остается на питание после всех этих выплат? И не проще ли прибавлять пенсии только тем, у кого пенсия ниже прожиточного минимума, увеличив предел этого самого минимума, и у кого нет иных источников дохода.

Кстати, в № 7 от 31.01.2008 «Новой газеты» опубликована заметка «А собиралась еще пожить». В ней рассказывается, какой ответ получила сибирячка из Омска на свой вопрос В.В.Путину 18 октября 2007 года. Она спрашивала, почему у московских пенсионеров пенсии в несколько раз выше, чем у сибирских, хотя условия в Сибири потяжелее московских, а продукты стоят почти одинаково.

Из президентской администрации письмо отправили в Пенсионный фонд, который и дал ответ, можно сказать, всем сибирякам: «Ваше обращение в адрес президента РФ ... поступило на рассмотрение Пенсионного фонда Российской Федерации. Сообщаем, что размер социального пособия на погребение составляет 1000 рублей.

В районах и местностях, где установлен районный коэффициент к заработной плате, размер социального пособия определяется с применением районного коэффициента. В Омске он составляет 1150 рублей».

Как сказала «Новой газете» Нина Михайловна, «начали за здравие, а кончили за упокой». А ведь Нина Михайловна из Омска не случайно сравнила московскую пенсию с сибирской, на которую районный коэффициент почему-то не накручивается. Откуда, спрашивается, в Москве такие доходы, позволяющие доплачивать, и не только пенсионерам — судьям тоже.

Основные богатства, от которых пухнет Стабилизационный фонд, находятся в Сибири, а офисы добывающих эти богатства компаний находятся в Москве, и большая часть налогов от сибирских доходов поступает в московский бюджет. А сибирский мужик, добывающий богатство из глубин сибирских руд, и до пенсии не доживает. А те, кто поумнее и посноровистее, начали покидать Сибирь, в том числе и Иркутскую область.

Короче говоря, не ждите, дорогие пенсионеры, милостей от власть предержащих. Ищите работу и копите деньги на погребение, ибо суммой в 1150 рублей вы никак не обойдетесь.

Автор этих строк тоже является пенсионером, и пенсия у меня 3981 рубль, и никаких льгот у меня нет, на бесплатные лекарства права я не имею (я не ветеран), социальной доплаты в 280 рублей от губернии я не получаю. И мог бы спокойно обойтись без транспортной надбавки в 130 рублей, да и без официальной надбавки, если быть откровенным, я бы тоже обошелся. Но только до тех пор, пока я работаю дворником. Зарплата у меня чуть более 4500 рублей в месяц.

Пенсия у супруги вместе с губернской надбавкой 4380 рублей. Так что доход на члена семьи составляет примерно 6500 рублей. Выручает нас также то, что мы живем в частном доме с огородом в 4 сотки и квартирной платы мы не платим. Но все эти преимущества — доход от работы, от огорода, отсутствие квартплаты — полетят коту под хвост, как только ухудшится здоровье и увеличатся расходы на лечение, — оставшись, так сказать, один на один с пенсией, один на один с государством, у которого при огромных богатствах нет денег ни на медицину, ни на образование, ни на настоящую правоохранительную деятельность, ни на науку, ни на многое другое, о чем не говорят, о чем не пишут в школе.

А у нас как раз, в российском царстве-государстве, не говорят о многом, и не только в школе. Владимир Познер прямо во всеуслышание заявил, что у нас отсутствует свобода слова. Ему вторит Эдуард Сагалаев, который сказал, что у нас очень мало правды на телевидении и много пошлости, информационная политика не предполагает свободных дискуссий и прямых эфиров. Во избежание осложнений в моей личной жизни от настоящей подписи я все же воздержусь.

Метки:
baikalpress_id:  41 068
Загрузка...