Из-за черных углекопов в Черемхово горит угольный карьер

Карьеры, оставшиеся в наследство городу от разрезов, осваивают безработные и малоимущие

Нелегальных добытчиков угля из Черемхово экологические нормы волнуют мало. Углекопы особо не церемонятся — разводят в угольном карьере костры, чтобы разморозить землю. В результате подземные слои угля и породы начинают гореть, отравляя воздух. Жители окраинных домов опасаются за свое здоровье, некоторые даже вывезли детей. Их жилища расположены в трехстах пятидесяти метрах от карьера, и ежедневно люди ощущают удушающий запах гари в своем дворе. По заверениям администрации, роза ветров горящих копей расположена в противоположном направлении от жилых домов, однако люди все равно волнуются, и их можно понять. Продукты горения угля чрезвычайно опасны, особенно угарный газ — вещество без цвета и запаха, которое способствует угнетению дыхания человека, что может привести к смерти.

Разрезы исчезли, беспорядок остался

Некогда из недр города Черемхово добывалось несметное количество каменного угля. Город процветал за счет природных ресурсов, сегодня от былого великолепия не осталось и следа. На въезде в город высится жуткого вида террикон — высоченная гора из продуктов отработки угольных шахт, состоящая из породы и угля. Уродливых куч всего по городу восемь. В прошлом году некие энтузиасты предприняли попытку разгрести одну из куч, однако едва они сняли первый слой, как начал выделяться ядовитый газ.

Разборка террикона — не только дело хлопотное, но и небезопасное, при доступе кислорода он запросто может взорваться. Потому разгребать террикон без специального разрешения строго-настрого запрещено. Чтобы получить такое разрешение, нужен проект, на разработку которого необходимы немалые деньги, в то время как у депрессивной черемховской территории финансовых активов и так в обрез. Разомкнуть этот порочный круг пока не получается.

Примерно такая же ситуация и с бывшими угольными выработками. Складывается впечатление, что из черемховской земли просто высосали природные богатства и бросили город за ненадобностью. Если на терриконы, на многие годы ставшие частью городского пейзажа, местное население уже не обращает внимания, то к заброшенным угольным выработкам проявляет живейший интерес. Осваивание карьерных отвалов, в свое время ударно дававших стране угля, у черемховцев поставлено на поток. Черные углекопы готовы рисковать своей жизнью, прорывая в земле тоннели. В прошлые годы в угольных пещерах даже завалило одного человека.

Угольные карьеры, из которых кустарным способом выковыривают уголь черемховцы, для добычи в промышленных масштабах уже непригодны, а для ручных очень даже ничего. В этом году предприимчивые жители освоили карьер, принадлежавший разрезу «Северный», прекратившему свое существование еще в далекие семидесятые. По одним данным, руководство разреза не посчитало нужным как следует засыпать отвал и жители быстро раскопали уголь, по другим — борта карьера срыл экскаватор, обнажив приличные залежи каменного угля.

Угольное паломничество

И тогда черемховцы, вооружившись кайлом и лопатой, принялись рыть уголь. Но мерзлая земля не поддавалась, и они начали жечь костры. От огня занялись рыхлая порода и уголь, которые дымят до сих пор.

Угольный котлован сегодня не выглядит заброшенным, на его дне деловито снуют трое мужчин с носилками. Говорят, что их бригада состоит из пяти человек.

— Правда, двое сейчас на больничном, — лукаво переглядываясь, признаются углекопы.

В бывшем карьере разреза эти люди работают уже месяц. Этот ручной труд иначе как каторжным не назовешь: чтобы добраться до угля нужно срыть трехметровый слой земли. Но мужчины не жалуются, таких денег, как здесь, им больше нигде не заработать. Каждый углекоп за день интенсивного труда нарывает около тонны угля. Ежевечерне в карьер приезжает маленький грузовичок-двухтонник. Он и вывозит уголь, который потом продается населению по сходной цене — тысяча рублей за тонну. По словам углекопов, за месяц работ с редкими выходными каждый из них заработал по 25 тысяч рублей.

Бывшая угольная разработка является источником дохода не только для бригады рабочих, наведываются сюда и пенсионеры, и многодетные родители, ковыряют уголь для себя и на продажу. Частые гости копей — бичи и наркоманы, эти граждане обычно много не копают, вывозят на саночках или тележках максимум один мешок, продают его местным за пятьдесят рублей.

На дне котлована видны неглубокие пещерки, это результат относительно щадящего для собственных сил способа добыть уголь. Пещеры неглубокие, потому что врываться далеко в землю никто из углекопов не решается. По их словам, это верный путь к самоубийству.

Уголь, который добывают черные землекопы, переливается на солнце, он жирный, ядреный и малозольный. Но у этого угля есть свои изъяны: сгорая, он оставляет много жира, который оседает внутри печной трубы и быстро ее забивает. Местные готовы мириться с этим недостатком ввиду крайней дешевизны топлива.

От воды пожар только разошелся

Борта карьера будут дымиться до мая, бороться с горением породы и угля сейчас невозможно. Недавно по распоряжению местной администрации сюда приезжала пожарная машина, орошала место горения водой. Никаких положительных результатов эта мера не принесла, более того, отвал разгорелся еще больше. Дело в том, что горят порода и уголь, находящиеся под землей, для их тушения нужно снимать слой грунта, который на сегодняшний день промерз на глубину более одного метра.

— Как только земля оттает, что произойдет не раньше мая, мы начнем тушение, — говорит Наталья Довгополова, начальник отдела экологии администрации Черемхово. — Договоренность с разрезом «Черемховский» у нас уже есть, на отвал зайдет тяжелая техника — бульдозеры, самосвалы, и пожар будет локализован.

Изменится ли в будущем ситуация с самовольными раскопками, сейчас сказать трудно. Все-таки в городе очень высокий уровень безработицы и неблагоприятная социальная обстановка. И лишить людей относительно честного способа заработка чиновники не решаются.

Метки:
baikalpress_id:  9 268