В Лыловщине боятся разрушенной церкви

Местные ребята любят выращивать цветы и гадать на Рождество

Деревня Лыловщина Иркутского района выглядит достаточно крепким селением: ухоженные дома, добротные постройки. Да и место для нее выбрано как нельзя лучше: речка, лес, грибные и ягодные места. Только в центре, на основной дороге — поэтому мимо нее никак не проедешь, — печально стоит разрушенная старая церковь. Несмотря на то что сейчас многие культовые сооружения реставрируются, эта, похоже, своей очереди не дождется. Жителей руины церковного здания, конечно, не радуют, однако ни сносить, ни реконструировать его не собираются. Некоторые жители Лыловщины признаются, что вечером стараются обходить разрушенную церковь стороной — мало ли что случится.

Икона проявлялась из-под известки

В прошлом году Лыловщина отметила свое 320-летие. Его основателями стали братья Лыловы, политические ссыльные из Санкт-Петербурга. Сначала попали в Урик, но там им не понравилось, и они продолжили путь в поисках другого места. Братья прошли вдоль реки Урик семь километров и остановились в пади у речки Сарафановки. Здесь и начали обживаться.

Одна из частей деревни до последнего времени носила название Мельница, поскольку именно здесь четверо братьев Лыловых сделали запруду, построили мельницу и мололи хлеб для всех окрестных деревень: Ширяево, Горяшино, Тайтурка и др. Начали строиться дома, прибывали все новые жители, деревня стала обживаться. Обрабатывали поля, сеяли пшеницу, рожь, овес, держали живность.

Первыми же поселенцами была построена и небольшая часовня, в нее были завезены две иконы: Воскресения Господня и Владимирской Божией Матери. В 1722 году часовня была закрыта. Вновь открылась она в 1727 году по указу иркутского епископа Иннокентия Кульчицкого. Затем вместо этой часовни построили более крупную, с алтарем и колокольней. В 1791 году пристроили приделы. Через год ее освятили по чину церкви. В 1812 году она полностью сгорела, были только спасены две древние местные иконы. Затем на ее месте заложили новую, на этот раз каменную. Правда, ее так и не достроили, а в 1929 году разместили в ней зерносклад.

Как рассказывали старожилы, когда церковь забеливали под зерносклад, на внутренней стороне здания была написана икона, и сколько ее ни забеливали, она появлялась снова. Вечером селяне опасаются проходить мимо бывшей церкви, правда бояться там, похоже, нечего. Здание постепенно разрушается, внутри остался только мусор.

— Два года назад приезжали какие-то люди, измеряли ее, видимо хотели снова делать. Но дальше этого дело не пошло, — говорят местные жители. Некоторые из них признаются, что равнодушно относятся к восстановлению церкви — сказывается атеистическое воспитание.

Рождественские гадания в деревне сбываются

В деревне есть свой сельский клуб, который сейчас переживает капитальный ремонт, школа-сад, ФАП, МТФ ООО «Янтарное». Работают и местные предприниматели. В селении всего три магазина, но жителям этого вполне хватает, даже с излишком, добавляют они. Многие ездят работать в город или в соседнее село Горяшино. Больше всего сейчас селяне радуются обновлению сельского клуба.

— Все ждали, когда здесь начнется ремонт, молодежи приходилось проводить дискотеки в полуразрушенном здании, и вот в январе в клубе начались ремонтные работы, — рассказывает Юлия Шавалиева, директор сельского клуба. Праздники пока приходится отмечать либо в школе, либо вообще в соседнем селе Ширяево. Масленица в этот раз проходила около церкви, там же пекли блины, водили хороводы, пели частушки, проводили конкурсы и игры. При клубе есть свой ансамбль «Лыловчанка».

В Крещение за водой селяне ходят на родник. Одно из самых излюбленных мест — озеро, где летом отдыхают не только деревенские жители, но и горожане.

— Традиционное у нас мероприятие — это гадание. В ночь с 6 на 7 января мы собираемся с молодыми ребятами в клубе и начинаем гадать. В этом году нас собралось 15 человек. Сначала подбираем литературу, а потом гадаем: на свечках, на воске, на кольцах, на круге, когда вызывают чертика, и прочее, — говорит Юлия Гаптулхаевна. — У нас у двоих сбылось, что нагадали. В прошлом году одной девушке мы нагадали, что она выйдет замуж, и даже имя узнали суженого. Так и получилось, все совпало. Другой вышло, что родит она в этот год. Тоже сбылось. Мы записываем всегда, что кому нагадали, чтобы проверить, сбылось или нет. Молодежь любит гадания: темно, свечи, романтика, у девчонок глаза большие.

В Лыловщине погибают молодые

В Лыловщине аномально большое кладбище. Здесь хоронят из Горяшино, Московщины, Ширяево, Тайтурки и др.

— К нам даже из города везут сейчас, уже не поймешь, кого и откуда хоронят, — пожимают плечами лыловчане.

Деревенские жители к тому же заметили, что уже несколько лет подряд машины регулярно сбивают местных жителей. Причем молодых. Двоих сбили около церкви. Селяне объясняют это тем, что дорога у них основная, проезжая, и носятся по ней машины с большой скоростью. Законы для них не писаны, да и штрафовать здесь некому: участковый приезжий, подолгу здесь не бывает.

Школьный цветник славится на всю Россию

Рядом с сельским клубом располагается школа-сад: одноэтажное беленькое каменное здание.

— С 1994 года здесь школа-сад, до этого был просто детский сад, затем школу пристроили, — говорит Валентина Серегина, директор школы-сада. — В школе у нас 15 детей, 2 комплект-класса. После четырех классов уезжают в Ширяево, оттуда за ними приходит автобус.

Особая гордость школы — цветочный сад. Школьники заняли даже первое место в России среди начальных классов по оформлению. Каждый год территория школы облагорожена различными цветами, всего их более 30 видов. Ученики за ними ухаживают сами. До самой поздней осени можно любоваться школьным цветочным пейзажем. В районе школа традиционно занимает первое место.

— Помещения нам хватает, вот только спортивного зала нет. Вот ждем, когда в клубе закончится ремонт, там есть большое помещение, будем туда ходить с ребятишками заниматься.

Лыловской деревни староста

В последнее время деревня стала постепенно застраиваться, появляются новые улицы с дачами и коттеджами. Ежегодно в Лыловщине проходит конкурс на лучшее оформление своего двора, поэтому каждый заботится о порядке и чистоте своего дома.

— Места у нас красивые: озеро, лес, есть где грибы и ягоду пособирать, а также и лекарственные растения. Некоторые на продажу собирают, а кто-то себе, — рассказывают лыловчане.

В деревне осталось очень мало старожилов, многих забрали в город дети. Афанасий Даниловцев в свое время проработал в деревне старостой: следил за порядком, решал текущие вопросы.

— Я приехал в 1976 году сюда из Горяшино. А вообще родился в местечке Голковщина Иркутского района, в 1931 году нас раскулачили, забрали скот, разрушили дом. Мы по тем временам хорошо жили, у нас свои кони были, молотилка, сеялка. Меня с мамой, дедушкой и бабушкой сослали на Север, где мы прожили 4 года, затем привезли на Китойский завод, мама там работала, дедушку убило на лесоповале. Я был с бабушкой, — вспоминает Афанасий Иванович. — Потом нас выкрали оттуда ночью и привезли в Горяшино, к другой моей бабушке, маминой маме. Там было в то время 30 дворов, все свои — вместе работали, дружили, гуляли.

В 1949 году Афанасий Даниловцев окончил Баяндаевскую школу механизации, работал на тракторе в Горяшино. Через три года отправился служить в армию.

— Служил я в Порт-Артуре, в морфлоте. Когда в Корее война была, мы на готовности стояли, на своих боевых местах. Затем нас перебросили на Черноморский флот, а уже оттуда я вернулся в Горяшино, женился, родились дети.

Жена была из Лыловщины, туда они и переехали. Афанасий Иванович работал заведующим фермы, был секретарем партийной организации, затем на сходе его выбрали старостой.

— Населения почти в то время столько же и было, только дач не было и одной улицы. Люди неплохие, все работали. Тогда и совхоз был, а теперь уж нет. Сейчас у дедушки пять внуков и три правнука. Дочка живет рядышком.

— Сейчас уже, конечно, не так, как раньше. Многое изменилось. В сельской местности мало кто работает, все в основном уезжают в город. Сейчас в Лыловщине проживает 525 человек, в основном это, конечно, пенсионеры. Однако в последнее время рождаемость здесь растет, так что будущее у деревни есть.

Загрузка...