У бывшей жены милиционера не принимают заявление на мужа

Про побои, которые подтвердила СМЭ, говорят: «Сама упала...»

Заявление в областное управление УВД, а также в прокуратуру Иркутской области вынуждена была написать на своего бывшего мужа жительница Саянска. Женщина была избита им во время деловой встречи. Несмотря на то что она прошла экспертизу, написала заявление в милицию, коллеги мужа дело заводить не хотели. Только после вмешательства руководителя Саянского кризисного центра помощи женщинам Натальи Грибачевой дело завели. Правда, побои из дела скоро исчезли, остался только материальный вред — окровавленная шуба и шапка, разорванная золотая цепочка.

Наталья Грибачева обзвонила СМИ и обнародовала информацию о том, что ее в последнее время стало беспокоить бесправное положение женщин в Зиминском районе. К этому ее побудила вопиющая ситуация, бороться с которой она оказалась бессильна. Одна из ее подопечных, обратившаяся в центр за помощью, оказалась супругой милиционера. Причем не рядового, а из начальствующих. Эта женщина, назовем ее Галина, была вынуждена обнародовать кошмар своей семейной жизни, потому что даже милиция не захотела встать на ее защиту. Вмешательство Натальи Грибачевой также не слишком продвинуло дело.

Галина, молодая, приятная женщина с двумя высшими образованиями, прожила с мужем 12 лет. Супруги имеют двоих детей. Никто не подумал бы, что жизнь в этой семье напоминает военные действия. Только когда Галина обратилась в кризисный центр — это было пару лет назад, — всплыли все обстоятельства ее бурной семейной жизни. Семейный кошмар осложнялся тем, что супруг женщины работает в правоохранительных органах — имея звание майора, руководит подразделением участковых оперуполномоченных.

Галина рассказала, что на протяжении всей совместной жизни муж постоянно избивал и истязал ее. Его жестокие наклонности провоцировались алкоголем. Галина провела 12 лет в страшном режиме домашнего физического насилия. В пьяном угаре благоверный угрожал ей пистолетом, ломал ногти, гонял с ножом в руках, оскорблял нецензурной бранью — все это зачастую в присутствии детей. Были моменты, когда, повалив на пол, пинал или прыгал по ней — именно тогда, по словам Галины, она прощалась с жизнью.

Во время беременности Галина не знала покоя. На четвертом месяце на почве семейного кошмара у нее чуть не случился выкидыш, но врачам удалось спасти сына.

Когда муж трезвел, он привозил лекарей править жене голову. Просил при этом прощения и обещал остепениться. К сожалению, все обещания им очень быстро забывались. А скоро вместо извинений и обещаний одуматься появились угрозы совсем иного рода: «Ты у меня вообще сгинешь в результате несчастного случая или самоубийства. А сделать так, чтобы никто не подкопался, я, уж будь уверена, смогу», — обещал жене храбрый борец с преступностью. Поэтому Галина предупреждала своих сотрудниц на работе о том, что, если что-то с ней случится нехорошее, это будет дело рук супруга.

Когда терпеть издевательства она больше не смогла — речь шла о сохранении собственной жизни, — начала, как говорится, выносить сор из избы. Обратилась к милицейскому руководству. Но служебные характеристики у майора оказались исключительно положительные.

Тогда она пошла в кризисный центр, не особо, правда, надеясь, что ей помогут. Ведь даже в милиции слушать не стали. В кризисном центре Галина получила психологическую помощь. Потом решилась, наконец, и на развод. В 2007 году она уехала в другой город, подальше от своих кошмаров. Бросив прежнюю работу, на новом месте она была вынуждена существовать на пособие по безработице и снимать жилье. Хотя дом, в котором проживает ее муж, записан на Галину, у нее же на иждивении двое детей.

В феврале Галина приехала в родной город за документами, решив утрясти наконец вопрос с жильем. Муж документы не отдал, а бывшую жену жестоко избил. Терпение женщины лопнуло, и она прошла судебно-медицинскую экспертизу, которая зафиксировала все побои. Потом написала заявление в милицию и прокуратуру. И вот тут произошла заминка: заявление Галины никуда, что называется, не пошло, его никто не принял в делопроизводство. Пришлось вмешаться директору кризисного центра Наталье Грибачевой. После такого вмешательства в приеме заявления не было отказано. И даже было возбуждено уголовное дело по статье 116 УК РФ («Побои»).

Однако на днях оно было переквалифицировано органами дознания в дело о возмещении материального ущерба — по восстановлению окровавленных меховых шубы и шапки и ремонту золотой цепочки. Побои с кровотечениями, разодранная мочка уха (в ухо была вдета серьга колечком, которая распрямилась во время борьбы), очевидно, не произвели в милиции никакого впечатления.

Рукоприкладство супруг Галины полностью отрицает. Он объяснил телесные повреждения у бывшей жены тем обстоятельством, что Галина просто сама падала, да так, что порвала цепочку и распрямила сережку. Объяснительная вполне удовлетворила правоохранительные органы. Однако Галина намерена добиться справедливости. При поддержке Натальи Грибановой она обратилась в областную прокуратуру и в областное УВД с требованием разобраться в ее ситуации.

Метки:
baikalpress_id:  22 055
Загрузка...