Подземных ходов в Иркутске, похоже, нет

Развернувшееся строительство в центре города не послужило на пользу легенде

Увы, реалии разрушают прекрасную иркутскую легенду о подземных ходах, по которым можно было передвигаться на телеге. Даже более скромных по размеру подземных лазов, соединяющих близкостоящие дома, в Иркутске не замечено. Во всяком случае, так говорят специалисты по подземному миру — спелеологи, которых время от времени привлекают в качестве диггеров. Строительство в исторической части города, развернувшееся хотя и точечно, но широко, по идее должно открыть старинные подземелья, если таковые, конечно, имеются. Однако в последнее время что-либо интересное под землей выявляется крайне редко. И речь идет не о добровольной явке строителей к историкам — мол, нашли что-то интересненькое, приходите. Естественно, строители не заинтересованы в остановке строительства. Но перед тем как начнется строительство, Центр сохранения культурно-исторического наследия проводит обязательное археологическое обследование участка земли. Пока никаких подземелий не найдено. Уже несколько лет никто не беспокоит и спелеологов, которых обычно вызывали при обнаружении провалов на центральных улицах Иркутска.

«Ливневка»

— Иркутск — торговый город. Он возник достаточно поздно. А какие-либо подземные сооружения, как мы знаем, — это либо фортификационные сооружения, либо, как в Средней России, культовые. Кроме того, под землей расположены инженерные коммуникации, — говорит Александр Осинцев, руководитель спелеологического клуба «Арабика».

Раньше к нему обращались часто и вызывали в историческую часть города, где рушились тротуары, а строители то и дело натыкались на какие-то полости под землей. Однако при всей своей богатой практике исследования иркутских провалов никаких подземных ходов он никогда не видел.

Иркутские спелеологи, которых вызывают на какой-нибудь провал, обнаруживают, как правило, остатки старинной ливневой канализации, утверждает Осинцев. Она сделана капитально и сохраняется так долго, как может выдержать дерево.

— На набережной был провал, — вспоминает спелеолог. — Так там оказались инженерные сооружения — ливневая канализация с деревянной обшивкой и перекрытиями. Естественно, дерево от времени подгнило и обвалилось. Или вот характерный пример — провал на улице Ленина, возле геологического факультета. На стыке тротуара и дороги там постоянно образуются западины в асфальте. Скорее всего, это проявляет себя та же ливневая канализация.

Каменные мешки

Кроме банальной ливневой канализации Александр Осинцев встречал под иркутскими тротуарами вещи поинтереснее — загадочные подземные помещения.

— Но это не подземные ходы, а какие-то локальные объекты. Сооружения эти кирпичные или бетонированные, они современнее «ливневки». Назначение их не совсем понятно.

Так, в районе училища культуры, за гостиницей «Ангара», во дворике образовался провал. Спелеологи спустились туда и обнаружили достаточно большую комнату. Даже не комнату, а камеру — каменный мешок: глухие кирпичные стены со всех сторон. Возможно, это было помещение для хранения чего-нибудь (но чего, и откуда в таком случае был вход?). Перекрытия и здесь оказались деревянные. Комната уходила в сторону газозаправочной площадки под дорогу, где останавливалась машина, подвозившая газ.

— Мы зафиксировали все, что обнаружили, сделали чертеж и передали в ЦСАН. А что дальше было с этим подземным помещением, непонятно. Такое ощущение, что комнату там просто засыпали. Но, в конце концов, все может провалиться снова.

Подобный каменный мешок, говорит Александр Осинцев, был найден и во время реконструкции больницы № 1, что на остановке «Волжская». Больница эта не является старинным зданием.

Бесхозные подвалы

Совершенно реальны в Иркутске также и другие подземные сооружения, без сомнения старинные, — это подвалы.

— Возле лингвистического университета несколько лет назад при земляных работах нашли фрагмент подвала дома. Подвал, возможно, сохранился еще с времен великого пожара 1879 года. Тогда ведь дома целыми улицами перестраивались.

Кроме того, еще в начале XIX века по приказу нового гражданского губернатора Трескина иркутские улицы, застроенные как попало, выпрямляли — дома двигали, чтобы они стояли ровно и образовывали прямую улицу. У непокорных домовладельцев просто отпиливали часть дома. У домов, естественно, были подвалы и даже подземные этажи — над ними потом пролегли улицы.
Летом при ремонте школы № 11, что в переулке Богданова (между цирком и ул. Сухэ-Батора), была найдена подземная комната, но не каменный мешок, а скорее яма, вниз уводили три дубовые ступеньки (откуда в наших краях взялся дуб, да еще для ступенек?).

В яме нашли человеческие кости. Глубже никто не полез, поэтому осталось неизвестным, какой длины проход. Предположительно, это был забытый подвал — скорее всего, деревянного дома, который мог стоять здесь когда-то давно. Центральный корпус здания построен только в 1915 году и охраняется государством как памятник. Известно, что во время Великой Отечественной войны школа служила госпиталем.

Кстати, история с этим лазом — хороший пример общественного любопытства: ступени, которые мешали ремонтным работам, выломали, подрядчик сообщил в УРС и продолжил работы. Школа была сдана вовремя. Над подземным помещением построили туалет, как и было предусмотрено.

Но ни тогда, ни в каком-либо другом случае в подвалах, «ливневках», каменных мешках, которые обследовали спелеологи, не было найдено никаких предметов. А также никаких намеков на возможное продолжение этих подвалов под землей или сообщение с другими подземными помещениями.

Есть ли доказательства существования подземелий?

А, собственно, с чего все взяли, что подземелья существуют? Есть ли реальные свидетельства, что они могут существовать? Мы пришли к выводу, что таких доказательств нет.

Главным свидетельством была и остается летопись иркутянина Нита Романова. С 1890-х годов он фиксирует несколько загадочных случаев, когда в городе случались провалы земли. Кроме того что он приводит время и место провалов, он приводит также рассказы с места происшествия и легенды, слышанные им, — и ничего, в общем-то, больше. К тому же мы не всегда можем быть уверены, что летописец видел все своими глазами, возможно он передавал современные ему события из вторых, а то и из третьих рук, что, как мы знаем, не служит кристальной достоверности.

На улице Степана Разина (мы будем употреблять современные названия улиц, чтобы не путать читателя), говорит летописец, обнаружен подкоп, идущий к почтовой конторе. Напротив городской управы (здание мэрии в сквере Кирова) произошел провал, обнаружили подземное помещение (но не ход, заметьте), полицейские обыскали рядом стоявшую богадельню при Тихвинской церкви (на ее месте ныне Востсибуголь), все засыпали. «Точное место его неизвестно», — добавляет автор.

В купеческой усадьбе на ул. Степана Разина провалилась земля и обнаружилось подземное помещение, вход в которое заложен поленьями и засыпан. Туда не лазили (пробовали опустить свечку, но свечка тухла), но все же установили, что помещение обширное и глубокое.

Также Романов утверждает, что в доме декабриста Волконского есть ход и «будто бы таковой выходит за ворота» и «будто... идет к дому декабриста Волконского». Вспоминал автор и самую масштабную городскую легенду — под зданием нынешнего педуниверситета, что на углу Сухэ-Батора и Желябова, якобы был ход, по которому могла пройти лошадь с телегой.

Достоверен лишь один случай — в 20-м году на ул. Ленина у глазной клиники (раньше это был воспитательный дом для подкидышей) из-за обвала открылось большое помещение, от которого в сторону авиатехникума «имеются колоды дверные с пробоем и куда-то ход, но таковой засыпан землею». Далее производили раскопки и нашли подполье: «Нет сомнений, что это подклет жилого дома постройки 1740—1760-х годов». Из подполья, кстати, солдаты извлекли пару сундуков.

Никаких других письменных свидетельств существования подземелий мы не имеем. В областном архиве пока никем не найдено сообщений ни об их строительстве, ни об их последующей эксплуатации, ни об их обнаружении в более позднее время. А ведь такое глобальное строительство не могло вестись бесследно.

Ходят слухи о некой архивной карте, датируемой 1905 годом. Якобы на ней изображены две системы подземелий и здания, через которые они проходят: одна соединяла все церкви в центре города (церквей в городе вообще некогда насчитывалось около сорока), другая проходила под купеческими домами и выходила на берег к пристаням. Но, вероятнее всего, эта карта существует лишь в воображении, и рассказ о карте содержит в себе, по сути, в сжатом виде все представления об иркутских подземельях: они проходили под купеческими домами и служили для спасения богатств, а также под церквями — и тоже служили для спасения богатств.

Кстати, это заблуждение о спасении материальных ценностей появилось и получило самое широкое распространение после революции. Оно было идеологическим, за десятилетия привилось и еще больше укрепило саму легенду. Следует критически относиться к существованию карты еще и потому, что церкви, соединенные ходами, были построены в разное время, так же как и купеческие дома. Соединять всю эту разнородную недвижимость подземными ходами — титанический и, главное, бесцельный труд.

Есть одна интересная версия, достаточно правдоподобно объясняющая наличие под городом некой разветвленной системы ходов. Правда, эта версия не подразумевает наличие ходов как таковых, а говорит лишь о наличии остатков серьезной дренажной системы. В пользу этой версии говорит то, что исторический центр насквозь мокрый: ручьи, грунтовые воды, речушки. Когда-то на месте сквера Кирова было озеро, начало улицы Чкалова — сеточка ручьев, болотистое место. С недавнего времени вода в подвалах домов стала подниматься. Но ведь столетиями подвалы Иркутска стояли сухими. Значит, была система, поддерживавшая сухость. Сейчас старинная дренажная система города все больше и больше разрушается.

Легенд о подземельях становится все больше

Итак, все рассказы о подземных ходах, кроме парочки любопытных своей правдивостью эпизодов из летописи Романова, не более чем байки. Вот пример такой байки, которая в свое время изрядно развеселила спелеолога Осинцева. Один достопочтенный слесарь сказал одному иркутскому журналисту, что в подвале старого дома на ул. Карла Маркса — в том, где располагается магазин «Спорттовары», — он, достопочтенный слесарь, видел всамделишные рельсы, уходящие куда-то вглубь. Вызвали Осинцева.

— В подвале была вода и вообще кошмар — чего там только не было! Не было только рельсов. Привели удивленного слесаря. «Где, — спрашиваем, — рельсы?» «Как где, — отвечает слесарь, — вот же они, почему вы их не видите?» В общем, он оказался глубоко пьющим человеком, — смеется Осинцев.

Какие версии приводят современные любители старины в поддержку легенд? Какие же мотивы могли побудить наших предков ковырять болотистое место, каковым является центр Иркутска, чтобы прорыть и укрепить сеть ходов?
Единственный мотив — стремление к безопасности. Этим объясняют, например, наличие «подземного хода» от флигеля во дворе Дома Кузнеца. В 1997 году в паре метрах от дома образовался провал. Обследование проводили специалисты ЦСАН. Кстати, этот случай, описанный в газетах, — хороший пример возникновения байки.

«Рукотворное углубление с плохо сохранившейся деревянной конструкцией» — так охарактеризовал найденное Сергей Медведев, сотрудник центра. Однако никто в дыру не полез. Она осталась на фотоснимках и в описании историка. В прессе же появилось сообщение о том, что «Сергей Медведев сразу же установил, что провал ведет в подземный ход. Его конструкция во многом напоминала конструкцию аналогичного подземного хода, обнаруженного им пять лет назад в здании филармонии...

Определить точные габариты отверстия, уходившего под землю, было сложно. Для этого требовались дополнительные раскопки. И все же, по приблизительной прикидке, его ширины вполне хватало, чтобы там мог пройти один человек. По логике вещей, подземный ход был связан с особняком и его, несомненно, подготовил для себя тот, у кого были серьезные основания опасаться за свою жизнь».

В подвале училища искусств на ул. Карла Маркса искали подземный ход на основании того, что оттуда куда-то уходил провод и что там есть бункер, где хранились документы партшколы, занимавшей некогда здание.

В окрестностях кладбищенской церкви (ставшей филиалом училища культуры во времена развитого социализма) при Иерусалимском кладбище наличие ходов подозревали на том основании, что были уверены — церковь должна же была куда-то прятать свои сокровища. Появилась легенда о том, что, когда ставили монумент красногвардейцам, открылся большой провал, где даже погибли два геолога, бурившие шурфы.

Казанская церковь стала заложницей легенд о ходах на основании того, что под ней еще в 80-х находили разные сувениры старинных лет — монеты и даже якобы оружие. Однако церковь эта была построена в конце XIX века, строительство велось за купеческий счет при поддержке городской управы. В церкви были, вероятно, хорошие, вместительные подвалы. Никаких тайных работ здесь не проводилось. А раньше на площади, где стоит церковь, были всего лишь хлебные амбары.

Каждый провал надо вскрывать, а потом засыпать

На самом деле наличие подземных ходов в Иркутске не составляет никакой проблемы. И о них, может быть, подзабыли бы, однако благодаря провалам на иркутских улицах жизнь легенды еще теплится. А ведь именно провалы являются серьезной проблемой для города.

— Неверно ведется борьба с такими обрушениями. Их чаще всего засыпают землей, а реже заливают бетоном. Но нужно обязательно вскрывать подземные полости, обследовать, а потом заполнять их. Иначе через некоторое время провалы образуются снова, — говорит Александр Осинцев.

В 2004 году, когда в одном из дворов по ул. Декабрьских Событий под землю провалился КамАЗ, городские власти поступили грамотно: пытались сначала установить причину провала со всей серьезностью, с привлечением архивов и выяснением прежней дворовой архитектуры: раньше во многих дворах были выгребные ямы. А потом засыпали провал гравием и заасфальтировали. На этом месте устроили детскую площадку.

Метки:
baikalpress_id:  9 184
Загрузка...