Мать наркоманов защищается от банков

Наркозависимые безработные дочь и сын набрали товаров в кредит на сумму более полумиллиона рублей

Иркутянка Людмила Черных, родительница наркозависимых сына и дочери, вынуждена защищать свое имущество от судебных приставов и служб, обеспечивающих возврат долгов банкам. Ее дочь Юлия набрала в банках потребительских кредитов, а вырученные от сбыта товара деньги тратила на свои нужды. Этот же вид «заработка» практиковал и ее сын. Возвращать деньги, естественно, детям было не с чего. На сегодняшний день в банки необходимо вернуть с процентами порядка пятисот тысяч рублей. Коллекторские службы звонят с угрозами, банки регулярно напоминают о долге. Таких денег у семьи нет.

Наркоманка со стажем

26-летняя Юлия Ермакова — наркоманка со стажем. Она попробовала наркотики в 15 лет за компанию с друзьями. С тех пор и колется, правда с небольшими перерывами, проводя некоторое время в реабилитационных центрах.

— Реабилитацию я проходила в Большом Луге, была там семь раз. Первый — из любопытства, самое большое — я провела там семь месяцев, — рассказывает Юля Ермакова. — Потом приезжала домой, какое-то время держалась. А дома брат, который колется, во дворе старые друзья, они тоже колются. Вот так и срывалась.

Юля прожила таким образом десять лет. В прошлом году у нее родился мальчик.

500 тысяч по кредитам

Полгода назад Юле понадобились деньги. Девушка прочитала в газете объявление, в котором говорилось о том, что некто — частное лицо, никак не обозначившее себя, — может дать денег взамен на товар, который необходимо взять в магазине в кредит. Она позвонила по телефону, указанному в газете, и сломя голову понеслась на встречу. Нужда в деньгах была чрезмерной.

— Эти люди говорили, что нужно взять в магазине. Если, например, телефон, то нужно было брать самый дорогой, — говорит иркутянка.

Так Юлия в течение месяца взяла четыре кредита. Сколько вообще у нее кредитов, девушка ответить затрудняется. Среди кредиторов — банк «Русский Стандарт», Альфа-банк, «Хоум Кредит». Среди товаров — дорогие сотовые телефоны, ноутбук, видеокамера. Каждый товар стоимостью не менее 20—30 тысяч.

Неработающей молодой женщине сотрудники банка, которые оформляют кредиты в магазине, охотно предоставляли кредиты, несмотря на то что она нередко приходила в магазин в состоянии ломки, раз даже брала кредит с уже обозначившимся животом. Но и это обстоятельство не смущало работников банка.

— Я называла мамино место работы. Она работает продавцом в продуктовом павильоне на рынке в Университетском. Я придумала фамилию работодателя, номер рабочего телефона, — говорит недобросовестная клиентка банка. Когда товар был на руках у Юлии, она отдавала его людям, подававшим объявление в газету. Те взамен платили половину стоимости товара. Эти условия наркозависимую девушку устраивали.

— Тратили на себя с мужем, на ребенка, — рассказывает Юлия.

Впрочем, обманывать банки иркутянка не собиралась.

— Муж говорил, что будет работать и погашать кредит, а потом мы поругались и он сказал, что отношения с банком — мои проблемы. А деньги ведь мы вместе тратили.

Муж Юлии тоже наркозависимый. Их отношения, возможно, испортились после того, как жене в банках стали отказывать в выдаче кредита. Неплательщица стала нежелательным клиентом многих банков, попав в черный список. Естественно, платежи от Ермаковой в банки не поступали. Мама Юли первый месяц внесла платеж, потом платить стало совсем трудно. Ни Юлия, ни ее муж, ни брат не работали. Вся семья сидела на шее у Людмилы Черных. Долг в банках копился. На сегодняшний день он достигает порядка пятисот тысяч.

Коллекторы угрожают разборками

Последние месяцы в квартире Людмилы Черных стали раздаваться тревожные звонки из банков. Работники кредитных отделов напоминали о долге и интересовались сроками погашения задолженности. Службы по возврату долгов не брезговали более жесткими методами психологической обработки:

— Нам звонят с угрозами, — говорит Людмила Черных. — Я вынуждена принять меры, чтобы отстоять свое имущество. Как-то позвонил кто-то из специальной службы банка, сказал, что надо поторопиться с выплатой, иначе дело наше передадут в суд, придут судебные приставы и оставят голые стены. Напугали, что им будет все равно, чье имущество в квартире, вынесут и меня не спросят. А в разговоре с Юлией сотрудник коллекторского агентства пригрозил, что лучше бы им кредит выплатить по-хорошему.

— Мужчина сказал, что выбивать они умеют, и если мы не будем платить, то лучший для нас выход — скрываться, — переживает Юля.

Брат Юлии Валерий тоже наркоман, и на нем также висят два кредита. Погашать их средств нет. Все сидят на шее у матери. В квартире к тому же живут 84-летняя бабушка и ребенок Юлии — годовалый мальчик-инвалид. Отец семейства, муж Людмилы, ушел из семьи пять лет назад. Напоследок сказал, что больше не может тянуть всю семью. Последнее время звонки в отношении Юлиных кредитов прекратились, и это беспокоит ее больше всего.

— По телевизору как-то смотрела, что люди от банка или приставы могут прийти, взломать дверь и вынести все ценное, даже если нас дома нет, — опасается должница.

Однако страх девушки делами не подкрепляется. Работать она не собирается, поскольку на руках маленький ребенок. А возможность уголовной ответственности за просрочку платежей по кредитам всерьез не воспринимает.

Дочь в больницу, внука на инвалидность

Возможных последствий боится и ждет со страхом Людмила Черных. Чтобы спасти дочь от срока и сохранить свое имущество, нажитое годами, женщина решилась на серьезные меры. Написала заявление старшему судебному приставу по своему району, в котором обрисовала ситуацию. В заявлении говорится о том, что дети у нее наркозависимые, набрали кредитов, а платить нечем, поскольку они не работают. Все, что есть в доме, заработано ею. Эта мера, как кажется Людмиле, поможет не остаться без имущества из-за непутевых детишек.

Дочь Людмила Черных хочет поместить в клинику на лечение от наркозависимости. А внуку, получившему серьезные осложнения в результате не вылеченной вовремя пневмонии, сейчас оформляется инвалидность.

— Мы пытаемся защитить интересы матери, которая и так одна тянет всю семью, — прокомментировал ситуацию Сергей Прокопьев, руководитель автономной некоммерческой организации «Юридическая помощь», представляющий интересы Людмилы Черных. — Все меры, которые мы предпринимаем, только ради того, чтобы женщина сохранила то имущество, которое с трудом приобреталось ее родителями с советских времен.

Метки:
baikalpress_id:  22 025
Загрузка...