Заложники мышьяка

В экологической катастрофе под Свирском почему-то продолжают сомневаться

Проблема отравления мышьяком маленького Свирска широко известна в области с незапамятных времен. Но странности жизни таковы, что никто и никогда не брался за мышьяковые отвалы в Свирске серьезно. Летом 2007 года стало известно, что залежи мышьяка наконец-то уничтожат как отходы химического оружия. Прошлой зимой департаменты и управления получили от комиссии по чрезвычайным ситуациям задания подготовить и провести необходимые исследования, оформить документацию, которая способствовала бы скорейшей зачистке зараженной территории. Однако не так давно на заседании в областной администрации снова встал вопрос об экспертировании территории городка.

Страшное место

Вот некоторые факты о Свирске, которые дают полную картину о том, что там происходит. В 1931 году на берегах Ангары открылся мышьяковый завод, отравляющий все вокруг мышьяком (а следом — Востсибэлемент, загрязняющий окружающую среду свинцом). Завод считался секретным и вырабатывал компоненты для производства отравляющих веществ на оборонные нужды.

Завод рассекретили только к началу девяностых, когда он окончательно развалился. Хотя закрыт и позаброшен он был еще в 1949 году. На его территории огромные кучи отходов производства (по предварительным подсчетам, от 130 до 300 тонн). Среди них десятилетиями играли дети. Некоторое время дороги в Свирске отсыпали ядовитым мусором. В бункерах завода находится такое количество мышьяка, которого вполне хватит для отравления населения всей Иркутской области. Мышьяк проникает в грунтовые воды, уходит в Ангару.

Содержание мышьяка в молоке коров, пасущихся в пойме Ангары в районе Свирска, превышает предельно допустимые концентрации в несколько десятков раз.

Свирск занял первое место в области по количеству инвалидов, онкобольных и смертности. Согласно медицинским документам, около четверти жителей населенного пункта неизлечимо больны, в том числе имеют онкопатологию, то есть опухоли. Уже в конце 90-х на учете в городской больнице состояло около 4 тысяч инвалидов. Ежегодно здесь умирает более 500 человек при населении в 14 тысяч человек.

«Возникли подозрения...»

Только в 2001 году официально зазвучал вопрос об опасности мышьяка. И только в 2006 году, когда Свирск вышел из подчинения черемховских властей, вопрос был вынесен на обсуждение комиссии по чрезвычайным ситуациям. Тогда ее председатель Юрий Параничев прокомментировал: «Сейчас возникли подозрения, что это может привести к опасным экологическим последствиям. Были произведены исследования на том же материале, и были сделаны выводы о том, что это опасные отходы производства. Сейчас ситуация складывается таким образом, что чрезвычайной ситуации мы не наблюдаем, но, для того чтобы не произошли необратимые последствия, сейчас нужно предпринять соответствующие шаги...»

Короче, для властей проблема возникла «только сейчас» — в 2006 году, и они готовы ее решать. В прошлом, 2007 году свирчане ждали, что их включат в программу «Уничтожение запасов химического оружия». Начались уточняющие экспертизы, готовилась документация. Департамент охраны окружающей среды и недропользования еще в начале прошлого года получил задание продолжать работу по включению Свирска в президентскую программу.

Летом прошлого года губернатор посетил Свирск и сообщил свирчанам, что в Москве в правительстве обсуждал вопрос мышьякового завода. В июле областной администрацией объявлен конкурс на проведение работ для выдачи технического задания на проект. Речь шла о доисследованиях, необходимых для того, чтобы установить, какова реальная ситуация на сегодняшний день. Свирчане ждали, что в конце года правительство объявит о том, что федеральная программа запущена.

Однако на дворе уже 2008 год — и председатель Фонда регионального развития, депутат Законодательного собрания Алексей Козьмин снова говорит о необходимости включения Свирска в федеральную целевую программу «Национальная система химической и биологической безопасности (2009—2013 годы)». И теперь снова разговор идет о бесконечных экспертизах, документах.

— Я думаю, что все это именно то, что называется бюрократией, бумажной волокитой, — говорит помощник Алексея Козьмина Татьяна Воронцова.

Снова хотят проверить мышьяк на золото

— Но самое любопытное, что на координационном совете при губернаторе области представителем Института земной коры было сообщено, что поступления в почву прекратились. Вроде бы яд дошел до таких пород, через которые не пройдет.

Татьяна Воронцова была более чем удивлена этим заявлением. Ведь все исследования, которые проводились с 1996-го по 2007 год, говорили, что мышьяк попадает в воду.

В этом году будет выделено 1,7 млн рублей на очередные исследования. Необходимо подтверждение того, что медицинские проблемы жителей Свирска происходят от мышьяка и пр. Кроме того, власти почему-то снова хотят провести дополнительные исследования мышьяковых отходов на предмет извлечения из них драгметаллов золота и серебра. Это потребует денег и времени. Не совсем понятно, зачем это нужно. Подобные исследования проводились неоднократно. И фирмы, которые хотели взяться за разработку мышьяковой «золотой жилы», нашли это нерентабельным. К чему такая трата времени и денег?

Кстати, представители ИрГТУ предложили свой проект по утилизации отходов. Они представили макет оборудования по утилизации, который предусматривает два варианта. Один — как раз раздробление отходов с выведением в отдельные хранилища золота, серебра и мышьяка. Второй — утилизация и захоронение в саркофаге. Правда, только проектирование этого оборудования обойдется в 50 миллионов, что затратно.

Такими же затратными были названы вывоз и захоронение отходов в отработанных угольных шахтах Черемхово. Возможно, работы по Свирску начнутся с проведения опытно-исследовательских работ по бетонированию.

Всемирный банк нам поможет?

Как говорит Сергей Малеев, заместитель мэра Свирска по общим вопросам, свирское дело двигается, и даже двумя путями. Во-первых, в декабре-январе в городке побывал представитель Всемирного банка. Канадец изучал территорию, выясняя необходимость приложения к ней средств банка.

Во-вторых, представители областной администрации побывали в Ростехнадзоре, где разрабатываются правовые механизмы по утилизации. Скорее всего, эта процедура займет много времени — до 2010 года.

А между тем центром геологических исследований (ЦГЭИ) при ИрГТУ получены данные, что мышьяк уже начал поступать в воды Братского водохранилища.

— Знаете, о чем я все чаще задумываюсь? — говорит Татьяна Воронцова. — Завод строило государство, секреты его охраняло государство. Значит, государство очень хорошо знает, с какой опасностью имеют дело 14 тысяч свирчан. Тем не менее маленький городок должен ходить, беспрестанно стучаться в двери государства, просить. И ни разу государство не предложило своей помощи. Хотя это, наверное, из области фантастики.

Метки:
baikalpress_id:  22 026