Сурдопереводчики переженили иркутских глухих

В свободное от работы время представители этой профессии следят за Путиным

Профессия сурдопереводчика — достаточно редкая и в то же время востребованная. В Иркутской области насчитывается более 22 тысяч глухих и слабослышащих людей, большая часть из которых проживает в областном центре, а специалистов сурдоперевода всего 23. Как говорят сурдопереводчики, их профессия универсальна, они должны знать абсолютно все и разбираться во всех сферах деятельности.

Переводчик — как заботливая мама

Первыми документами, в которых упоминается о глухоте, является древняя рукопись врача Имхотена (3000 год до нашей эры) и египетский папирус (приблизительно 1500 год до нашей эры). В Древнем Риме глухие и немые от рождения были лишены всех юридических прав, а глухие, но способные говорить, могли выполнять свои обязанности по закону.

В Средние века в большинстве стран лечение и обучение глухих детей воспринималось как противодействие воле Божьей. Только скандинавы считали слепых и глухих причастными к божественной тайне и утверждали, что глухой может быть добрым воином.

В русской народной культуре глухота приписывалась нечистым духам и воспринималась как наказанье Божье за грехи. Однако это не помешало царице Марии Федоровне основать училище глухонемых в Санкт-Петербурге. Сейчас выучиться на специальность сурдопереводчика можно в Межрегиональном центре реабилитации. Как отметила Галина Иванова, заместитель председателя Иркутского отделения ВОГ, сурдопереводчик — это ниточка, которая связывает глухого с миром, человек, который должен пропускать через себя их проблемы и просьбы.

— Для них переводчики — это как заботливая мама, — говорит Галина Петровна. — Они должны знать все, но основная направленность — социально-бытовая: суды, больницы, работа с недвижимостью, оформление различных документов и др.

Среди сурдопереводчиков есть специалисты по узким направлениям, например судебным. Это профессионалы с большим стажем и опытом работы. Бывали нередко прецеденты, когда именно от того, как были переведены слова глухого, решался вопрос о сокращении срока наказания или, напротив, о его продлении. В Иркутске два таких переводчика, они почти все время проводят в суде, разбирают гражданские и уголовные дела.

Родители просят переводчиков найти детям пару

Ирина Иванова работает сурдопереводчиком 11 лет. Работу она совмещает с преподаванием жестового пения, хореографии для глухих и слабослышащих.

— К нам постоянно обращается около трех тысяч человек. Несмотря на столь большое количество, переводчики знают назубок каждого глухого, их семейную обстановку, — говорит Ирина Сергеевна.

Даже если глухие люди долго не появляются в организации, сотрудники отслеживают их жизнь. По словам сурдопереводчиков, у них хорошо развито так называемое сарафанное радио, все друг с другом общаются, дружат, поэтому навести о ком-нибудь справки достаточно легко.

Как правило, глухих и слабослышащих детей родители приводят в ВОГ после 15 лет, до этого они учатся в обычных школах по системе Леонгарда. С возрастом детям требуется полноценное общение, и родители приводят их в общество глухих.

— У меня был случай, когда родители привели уже взрослую, 26-летнюю дочь. Говорили, что она не может найти жениха. Просили помочь. Через год она вышла замуж. У нас такое происходит постоянно,— рассказывает Ирина. — Родители приводят детей, когда им нужно общение. И здесь они всегда находят свою половинку. За мою хореографическую деятельность у меня было четыре коллектива, и все друг с другом переженились. В одном коллективе у нас получилось так: все как стояли в паре, так и поженились.

Несмотря на такую положительную динамику, здесь есть и свои нюансы. Так, мирить поссорившихся опять же приходится их художественному руководителю.

— Один раз у меня все пары дружно переругались. И все через меня прошли — каждый приходил и жаловался. Но потом помирились.

Работать переводчиками идут дети глухих

Кроме своей основной работы сурдопереводчики должны быть и хорошими психологами. Как-то к ним обратилась 35-летняя девушка, незадолго до этого потерявшая слух. Естественно, она не знала жестового языка, не умела считывать с губ — могла только писать. Слух она потеряла в результате перенесенного гриппа, после применения антибиотиков. Для нее это была стрессовая ситуация. Девушке дали книгу по жестовому языку, проводили с ней работу, и постепенно она адаптировалась.

Основная работа переводчиков заключается в том, чтобы помочь глухим донести информацию до глухого, понять, что он говорит, и самое сложное — это знать обратный жестовый перевод. Как правило, переводчиками становятся люди, чьи родители глухие, — у них наиболее развит язык общения. Ирина Иванова пошла по стопам своей мамы, заместителя председателя Иркутского отделения ВОГ, здесь же работает и ее сестра.

— У нас вся семья здесь. У меня даже муж стал понимать жесты, но обратный перевод не может. Некоторые жесты запоминает, — смеется Ирина. — У нас появляются две главные проблемы, приобретенные в работе: постоянно жестикулируем и громко разговариваем. Муж меня приучал говорить тихо.

Путин показывает неприличные жесты

Чтобы избавиться от постоянной нервной нагрузки, переводчики стараются всегда рассказать близким о том, как прошел день. Это помогает снять стресс и напряжение. В некоторых случаях благодаря этому можно найти и выход из какой-нибудь ситуации.

— У нас был случай: ко мне обратилась глухая женщина. Сын-алкоголик привел домой сожительницу, и вместе с ней он избил мать. Обращаться в милицию она не хотела — жалела сына. Мы обсудили эту проблему с коллегами и решили, что написать заявление нужно, иначе это может закончиться плачевно. Мы все с ней разговаривали. Затем пригласили ее сына, показали заявление и пригрозили, что если он будет трогать мать, то мы отдадим его в милицию. Сын уже был условноосужденный, поэтому побоялся трогать маму. Сейчас все нормально.

Как отмечают сурдопереводчики, при просмотре телевизора глухие в первую очередь обращают внимание на жесты и артикуляцию. Иногда это бывает достаточно комично. К примеру, часто Владимир Путин во время разговоров складывает руки таким образом, что обозначает на языке глухих неприличный жест.

— Нам не хватает квалифицированных, грамотных переводчиков, — говорит Ирина Иванова. — Если брать зарубежные нормативы, то на одного глухого у нас должен быть один сурдопереводчик, а у нас единица на сотню.

Метки:
baikalpress_id:  9 118