Фондовский болеет

Но обещает поправиться

Кризисная ситуация, сложившаяся с Иркутским фондовым центром, вот уже вторую неделю остается в центре внимания не только местной, но и российской общественности. При этом ряд репортажей на центральных каналах, посвященные этому событию, отличались достаточно поверхностным изложением темы и весьма некорректными выводами. Что же случилось с крупной иркутской финансовой структурой и каковы шансы вкладчиков получить свои деньги?

Что случилось с ИФЦ?

Иркутский фондовый центр работает на финансовом рынке Восточной Сибири с 2002 года. За это время число его вкладчиков выросло с нескольких человек до восьми-девяти тысяч. Инвесторов привлекали высокие проценты, выплачиваемые по договору займа (от 3,5 до 4,5 процента в месяц) и стабильность выплат.

3 марта, в понедельник, случилось, на первый взгляд, совершенно неожиданное событие — ИФЦ прекратил все выплаты своим клиентам, и по текущим процентам, и по основному «телу» договора. На дверях появилось объявление, что фондовый центр возобновит работу только до 17 марта.

Первый комментарий директора ИФЦ Алексея Решетникова наша газета опубликовала неделю назад. Суть его сводилась к следующему: прикинув, что относительно свободных денег хватит до мая, руководство ИФЦ вложилось в трехмесячные РЕПО — договоры обратной купли-продажи, по условиям которых деньги фактически выводятся из оборота на три месяца.

Однако ни Решетников, ни его команда не учли ажиотажа, который начался в стране накануне выборов. Слухи о дефолте, деноминации, кризисе и прочих напастях настолько заняли ума граждан, что те принялись снимать деньги со всех возможных счетов. В ИФЦ началось лавинообразное досрочное закрытие договоров. В такой ситуации выводить средства из оборота на три месяца было крайне рискованно и опасно.

Добавил проблем и банк, выставив заградительный платеж — то есть подняв процент за обналичку до десяти. Проблема ИФЦ в том, что он продолжал работать на этих катастрофически невыгодных для себя условиях, вместо того чтобы значительно раньше волевым решением ограничить досрочное расторжение договоров, потеряв, безусловно, в популярности, но оградив себя от тех проблем, которые имеет сегодня.

Немного о пирамидах

Многие СМИ ни к селу ни к городу стали сравнивать ИФЦ с финансовой пирамидой, похоже, сами не понимая, о чем они говорят. Нисколько не принижая значение серьезных ошибок, допущенных Иркутским фондовым центром, заметим, что к пирамиде (а именно массовом привлечении денежных средств населения с целью погашения обязательств перед старыми вкладчиками за счет новых) ИФЦ отношения не имеет.

Сотрудники ИФЦ работали на фондовой бирже с ценными бумагами — а именно наиболее ликвидными и доходными акциями предприятий. По меньшей мере странно было слышать комментарии со ссылкой на неких иркутских финансистов, что примерно 40 процентов годовых, обещанные и стабильно выплачиваемые вкладчикам в течение шести лет, — запредельный и нереальный процент. Опытный брокер, играя как на повышение, так и — при обвале рынка — на понижение, легко делает в месяц 10 процентов прибыли. Соответственно, в год это больше ста процентов, даже с учетом возможных ошибок брокера.

Инициативная группа

Собственно, теория в настоящий момент волнует вкладчиков ИФЦ значительно меньше, чем практика. Получат ли они свои деньги обратно? Будут ли исполнены обязательства ИФЦ по выплате процентов? Насколько обратимы те процессы, которые произошли с этой финансовой структурой?

Все эти вопросы активно обсуждались на встрече вкладчиков ИФЦ, которая состоялась в минувшее воскресенье возле здания фондового центра на улице Свердлова в Иркутске. Присутствовало более сотни человек, улица была слегка перекрыта людьми. Пробок, однако, не было: во-первых, в послепраздничное утро транспорта вообще было мало, во-вторых, за пару недель до этого гаишники установили здесь одностороннее движение — словно предвидели, что улица Свердлова может стать местом массовых мероприятий.

Основным лейтмотивом выступлений участников встречи был тезис: «Мы верим в Решетникова и хотим, чтобы он продолжал работать». В итоге было принято решение создать инициативную группу из десяти человек.

— У нас в группе опытные люди, — рассказал журналисту «СМ Номер один» председатель инициативной группы Виталий Горбачев. — Многие — специалисты в экономических и финансовых вопросах.

— Какого рода помощь вы готовы предложить Иркутскому фондовому центру?

— Мы считаем, что Решетникову надо помочь в решении тех проблем, которые у него могут возникнуть, пока положение не стабилизируется. Мы не собираемся вмешиваться его в профессиональную деятельность, а говорим о тех ситуациях, когда требуется обычный жизненный опыт.

Накануне выхода номера в печать Алексей Решетников встретился с представителями инициативной группы. Что касается средств массовой информации, то на встрече присутствовал лишь журналист «СМ Номер один». Алексей Решетников сообщил, что реальный график погашения своих обязательств он сможет подготовить к середине апреля.

К этому моменту ожидается приход денег по заключенным долгосрочным договорам, а также будет решен вопрос с объемом инвестиций, которые готовы предоставить ему финансовые и бизнес-структуры. Судя по всему, каждый закончившийся договор будет реструктуризирован, будет выработана схема погашения задолженности, и согласно этой схеме деньги вкладчикам вернутся в полном объеме.

Алексей Решетников также сообщил, что он плотно сотрудничает с правоохранительными органами, и пока обе стороны пришли к взаимопониманию в плане того, что ИФЦ необходимо продолжать работу, чтобы рассчитаться со всеми вкладчиками.

Метки:
baikalpress_id:  22 012