Александр Бурмейстер: «Дети должны расти в абсолютной свободе»

Ледовый капитан и инструктор по йоге воспитывают четверых детей. Каждый из них отлично знает Байкал и умеет водить теплоход

Имя Александра Бурмейстера знакомо не только жителям Иркутской области. Президент Лиги ледовых капитанов имени А.Бурмейстера (названной в честь отца), Бурмейстер каждую зиму совершает несколько экспедиций по льду озера Байкал, ставит мировые рекорды, снимает национальные фильмы. В его квартире полгода в ванной жила спасенная от смерти настоящая байкальская нерпа. Бурмейстер снял о ней фильм, который получил Гран-при фестиваля Fish Eye в Японии. Кроме того, Александр Бурмейстер — отец четверых талантливых ребят. Со своей женой Татьяной он воспитывает детей в абсолютной свободе и уверен: только так из ребенка можно вырастить полноценную личность, патриота своей Родины.

Реальность осталась только в природе

В эту квартиру в обычной панельной девятиэтажке Академгородка каждый день приходят гости. Каждый день! Это друзья Александра и Татьяны, одноклассники и однокурсники детей, путешественники, писатели, режиссеры из разных городов и стран. И весь дом пропитан духом редкостной, исключительной свободы и подлинного творчества.

Здесь комфортно и легко дышится не только в переносном, но и в прямом смысле, ведь вся квартира — стены, пол и потолки — из натурального дерева. Это была общая идея супругов: чтобы воздух здесь хоть чем-то напоминал упоительно чистый, свежий воздух Байкала. Телевизор, во многих домах главный член семьи, здесь занимает скромное место на кухне — его мало кто смотрит, Бурмейстерам интереснее общаться с творческими людьми, читать книги и сочинять музыку. Да мало ли увлекательных творческих дел найдется у интересных людей!

— Вы старший ребенок в большой семье. Говорят, что первенцы все-таки более приспособленные и самостоятельные, чем младшие. Это верно?

— В нашей семье нельзя было вырасти другим. Ведь мы жили не в городе и даже не в деревне, а в дичайшем месте, где на десятки километров вокруг не было дорог, вообще ни единой живой души. Жили натуральным хозяйством, держали коров, собак, сами пекли хлеб, ловили рыбу, сажали картошку. Помощи ждать было неоткуда. С ноября по февраль, пока лед на Байкале вставал, мы были полностью отрезаны от Большой земли.

— Получается, что ваше бесстрашие, сила духа, которые вы не раз демонстрировали на льду Байкала, оттуда — из экстремального, по нашим понятиям, детства?

— Я и детей стараюсь вырастить такими, — говорит Александр. — На Байкале остались наша родовая земля и родовой дом, куда мы часто приезжаем и привозим своих друзей. И когда человек попадает в такие условия, когда рассчитывать в случае беды не на кого, он начинают вести себя абсолютно по-другому. Кто-то поначалу чувствует дискомфорт, кто-то наоборот. Сегодня наше молодое поколение воспитывается на телевизионных иллюзиях. Оно, по сути, незнакомо с реальной жизнью.

Я вижу это в людях, с которыми судьба нас сталкивает, в друзьях моих детей. Они настолько неприспособленные, что попадают в самые нелепые ситуации, потому что не могут найти привычные иллюзии. А в природе везде реальность: ступил не туда — провалился под лед, не поймал рыбу — остался голоден, неправильно поехал на лодке — унесло ветром.

Быт держится только на детях

В семье Бурмейстеров четверо детей. Старшая Настя отлично водит машину и работает штурманом на теплоходе. Она не боится лишений и жестких байкальских штормов. Ира не так давно окончила с красным дипломом юридический факультет госуниверистета, сейчас работает по специальности и учится в аспирантуре.

Ксения Александровна (младших в семье величают по имени-отчеству: Бурмейстеры считают, что называть их уменьшительно-ласкательными именами — значит, ограничивать их свободу. — Прим. авт.) учится на первом курсе русско-французского факультета БГУЭиПа, девять месяцев училась языку в США по программе «Флекс». Владимир Александрович учится в десятом классе 24-й школы. Он играет на скрипке, участвует почти во всех Олимпиадах и отлично разбирается в компьютерных программах.

— Всех своих детей мы обучаем навигации. У нас свой теплоход, и все четверо умеют его водить. Старшая, Настя, — великолепный штурман, она может в полном тумане привести теплоход в любую точку Байкала. Владимир Александрович этим летом почти месяц на теплоходе проработал, был рулевым, механиком. Все прошли серьезную навигационную школу, все знают, как обращаться с компасом, GPS-навигацией, как построить маршрут, какие на Байкале есть самые интересные места, а также как сделать так, чтобы плывущие на теплоходе люди не попали в шторм или в непредвиденную ситуацию.

— Как в доме распределяются многочисленные обязанности? Дети принимают участие в повседневных бытовых делах?

— На детях все и держится.

— Как же вы такого результата добились?

— Я считаю, что каждый в семье прежде всего личность. Все мои дети обладают неограниченной свободой и могут делать все что хотят, — говорит Александр. — Но! У нас есть три неукоснительных правила. Первое — не врать ни при каких обстоятельствах. Второе — все дети дежурят в доме по установленному графику. Дежурный в течение дня моет пол, посуду, готовит завтрак, обед и ужин на всю семью, это святая обязанность каждого. Конечно, ребенок может приготовить еду на целый день, положить ее в холодильник, другой придет из школы, достанет и разогреет.

— А взрослые есть в этом графике?

— Татьяна только. Меня нет, я занимаюсь другим — зарабатываю деньги и руковожу процессом. Бывает, что наши друзья живут у нас дома и тоже включаются в график, им это даже нравится.

— Получается, вы генеральный директор данного семейного предприятия?

— Никогда генеральным директором не был, всегда был только президентом.

— То есть все ваши дети, включая 15-летнего Владимира, могут сварить суп, приготовить второе, гарнир, сварить компот и постряпать что-нибудь вкусненькое? Волшебство какое-то!

— Более того, они могут взять удочку, поймать рыбу, разжечь костер без спичек, приготовить и накормить всю семью, а если нужно — еще и окружающих этому обучить. Если в городе в 30-градусный мороз отключат воду и свет, большая часть городского населения просто вымрет. А эти не вымрут — разведут костерок во дворе, добудут еды, наварят чего-нибудь, да еще спасут вокруг себя страждущих. И так с самого детства.

— А третье неукоснительное правило?

— Если они где-то задержались до 11 вечера, то в 11.10 дверь запирается на замок. Но они могут мне позвонить и сказать: «Я там-то с таким-то человеком». Затем они передают этому человеку трубку, и я задаю ему один-единственный вопрос: может ли он гарантировать, что мой ребенок будет с ним в безопасности? Если нет, то он обязан доставить моего ребенка домой в целости и сохранности. Если да, то ребенок может оставаться там столько, сколько захочет. Это относится ко всем детям, включая старших.

— А где же ребенок должен ночевать, если не позвонил и не пришел вовремя?

— Это его проблемы. Шучу! Обычно такого не происходит. В любом доме должны быть устои, основы, правила для всех членов семьи без исключения. Как только начнешь что-то менять, сам вилять, все может рухнуть. Несмотря на три этих правила, дети растут в абсолютной свободе, на Байкале они просто предоставлены сами себе. Они знают, что могут не спать хоть до трех ночи, жечь костер, петь песни, балдеть, но тогда утром они проспят до обеда и пропустят что-то интересное. И у них всегда есть выбор, как поступить. Такое воспитание структурирует детей с малолетства.

Любое насилие дебилизует ребенка

— А какие методы наказания и поощрения у вас работают?

— Никаких.

— А бить можно ребенка, как вы считаете?

— За всю жизнь они, может, и получили пару раз, но не больше. Любое насилие порождает отторжение, дебилизует ребенка. А если ты хочешь получить нормального человека — дай ему свободу, как можно больше информации и право попробовать многое. Они сами разберутся, что им нужно делать, а что нет. Нельзя свое мнение ребенку навязывать. Никто, кроме Господа, наверняка не знает, что в ребенке заложено природой и как это проявится в реальной жизни.

— Как вы поступаете, когда кто-то из детей просит дорогую вещь? Покупаете ее или?..

— Дети видят, как деньги достаются. У меня нет секретов, как я их зарабатываю. И это тяжелый труд. Они знают, сколько тратится на еду, на оплату жилья, содержание техники. И они сами в этом процессе участвуют: могут помочь машину отремонтировать, на теплоходе работают, выполняют задания, за которые мне пришлось бы платить нанятым работникам.

Дети сами зарабатывают и знают, сколько эта работа стоит. Если сын поможет мне разобраться с монтажной программой, а дочь сделает перевод, я поощрю их деньгами. И тогда они сами могут купить себе то, что им необходимо. Такое воспитание отрицает попытки выклянчить себе что-то. Любой знает, что кроме него в семье еще пять человек есть.

Циркачка стала женой ледового капитана

— Вашему браку с Татьяной предшествовала какая-то романтическая история?

— Конечно. Однажды случилось так, что у меня заболела двухгодовалая Иришка. Я тогда работал геологом, и все свалилось буквально на голову в один год: смерть жены, болезнь ребенка и работа. Дочь надо было класть в больницу, но без родителей ее не брали, а мне срочно надо было сдавать годовой отчет. И тут я случайно увидел Татьяну и попросил ее побыть мамой. Она согласилась. Так мы и познакомились. Мы уже почти 20 лет вместе. Татьяна родила девочку Ксению и мальчика Владимира, а воспитывает всех четверых.

— О Татьяне я наслышана, что она была блистательной цирковой актрисой, смелой наездницей.

Татьяна:

— Да, я работала в цирке и по молодости говорила, что ни мужа, ни детей у меня не будет. Мол, они мне не нужны. Но случилось по-другому. Конечно, тяжело с четырьмя детьми, они все такие разные. С Иришкой мы легко нашли общий язык. Она умненькая, мягкая, умеет установить контакт с любым человеком. У Насти характер мужской, она его приобрела на Байкале. Там по-другому нельзя — погибнешь.

— Терпения много, наверное, требуется, чтобы быть мамой в такой многочисленной семье?

— Куда ж без него? Мне удалось даже выучиться в институте и получить специальность переводчика. Считаю, что ненадолго обязательно нужно выныривать из городского быта на Байкал.

— Вы строгая мама?

— До определенного момента. Сейчас проще намного — дети уже взрослые, самостоятельные.

Татьяна создала систему байкальской йоги

— Вы активно занимаетесь йогой, работаете с людьми. Это вам помогает в жизни?

— Да, конечно. Раньше, когда я что-то не успевала, сильно нервничала. Потом поняла: буду я спокойная — и будет всем хорошо. Каждый день я уделяю один час себе — обязательно занимаюсь йогой и рисую комплексы упражнений. Когда становится тяжело, иду гулять на горку в Академгородке, а когда возвращаюсь и захожу в дом, то понимаю, что ближе и роднее людей, чем моя семья, нет на свете. Женщина в семье ответственна за уют в доме и за любовь.

— Александр Александрович, а с вами жена практикует йогу?

— Регулярно я не занимаюсь — ленивый слишком. Я вообще вначале смеялся над Татьяной и ее ученицами и называл их «бабки-ежки» (от слов «баба», «йога». — Прим. авт.), не воспринимал их занятия серьезно. Но как-то сердце у меня прихватило, давление поднялось. Говорю жене: «Давай лечи». Татьяна начала со мной заниматься. Через 20 минут все нормализовалось. Я не занимаюсь йогой постоянно, но понимаю, что Татьяна обладает уникальными знаниями, которые могут восстановить те функции организма, которые в городе у человека утрачиваются. Иллюзия в городе существует как мировоззрение, и она создает свои болезни — люди неправильно питаются, спят, отдыхают. Татьяна, сидя на берегу Байкала, рисовала известные позы, разрабатывала новые. И потихоньку за много лет она создала целую систему байкальской йоги.

Я наблюдаю со стороны за людьми, с которыми Татьяна занимается. Они стали моложе, научились по-другому дышать, у них появился сон, аппетит, ушли многие хронические заболевания. Люди стали вести активный образ жизни. В прошлом году приезжала женщина из Швейцарии и случайно на Байкале увидела разработки Татьяны. Оказывается, в мире работают единицы мастеров йоги с таким подходом.

Разработки байкальской йоги заинтересовали специалистов. Татьяну пригласили в Швейцарию, напечатали ее работу в журнале. Летом группа швейцарцев приедет к нам, они будут работать и экспериментировать, а Байкал послужит своеобразной энергетической базой.

Байкал и его ошеломительную природу ничто не затмит

— Вы очень много времени проводите на нашем славном море. Наверняка Байкал для вас давно стал чем-то очень важным и необходимым?

— Я давно, навсегда и сознательно прикипел к России, Байкалу. И для всей нашей семьи слово «патриотизм» не является пустым звуком. Я точно знаю, что мои дети живут с ощущением Родины в душе, что они никуда отсюда не уедут, они всегда будут россиянами, будут работать для России, для ее блага. Ведь у детей сейчас открыты удивительные возможности в нашей стране.

— Но неужели никакой город или страна мира не вызывали желания остаться навсегда?

— Как-то мне случилось поехать в Париж. За несколько дней мы весь город пешком обошли, все достопримечательности осмотрели. Ну и что? Люди там едва-едва ходят, еле шевелятся. Безусловно, мировые шедевры архитектуры поражают великолепием, есть очень талантливые и гениальные люди, с которыми мы дружим. Но Байкал и его ошеломительную природу никакой город мира затмить не сможет. У нас и в плане туризма сегодня самый стабильный регион, мы не живем в ожидании войны и теракта. Продукты все натуральные, можно пойти к местным жителям, купить молока, творога, мяса — и это все экологически чистое.

«Мы детям идеи подаем, а они нам»

— Вы с Татьяной не устаете от такого количества детей, от забот, от необходимости жить их интересами?

— Нет, ведь если ребенок нашел интересную творческую идею, то ты и сам ею заражаешься, всем становится любопытно. Ксения Александровна у нас выпустила недавно альбом песен, она их сама сочинила, а аранжировку сделал Андрей Волченков. Она сейчас этим живет, дышит, и нам всем интересно. Каждый в доме что-то творит, сочиняет, поет, интересностей много. Мы детям идеи подаем, а они нам. Друзья их приходят, делятся с нами. Здорово!

— Как вы считаете, что недопустимо в семье ни при каких обстоятельствах?

— Предательство, конечно. Причем как по отношению к жене и мужу, так и по отношению к детям. Отец и мать — это фундамент, который никогда не должен колебаться, дети никогда не должны сомневаться в преданности и любви своих родителей. И отец, и мать полностью ответственны за судьбу своих детей. Если хочешь, чтобы сын бичевал, — пей сам, он повторит твою судьбу. А если хочешь, чтобы сын овладел твоей профессией, был помощником, то он должен быть рядом, когда ты работаешь. Претензии, что отец и мать не могут научить чему-то, однозначно не принимаются. Могут. Должны. И точка.

— А в чем вы видите рецепт долгой семейной жизни?

Татьяна:

— В большой и дружной семье, где все друг другу помогают, где ежедневно царит атмосфера мудрости, творчества и любви.

Александр:

— Семья создается десятками лет. Многое зависит от взаимоотношений внутри семьи, но и в государстве должна быть стабильность и мудрость, обращенная именно к семье, многодетной семье. Я буду счастлив, если мой сын, мои дочери и их друзья смогут приложить руку к сердцу и гордо сказать: «Я россиянин». Думаю, что и семьи тогда у них будут крепкими, и любовь настоящей.

Нынешний год в России объявлен Годом семьи. Газета «СМ Номер один» не осталась в стороне от этого события и начала новый проект, который так и называется — «Год семьи». В рамках этого проекта мы намерены рассказывать о семьях известных в регионе людей. Нашими героями будут люди самых разных занятий — чиновники, бизнесмены, врачи, актеры, художники. Мы будем рассказывать о том, как наши герои создали свою семью, как они хранят любовь и уважение друг к другу на протяжении долгих лет. Возможно, их опыт поможет нашим читателям по-новому взглянуть на свою собственную семью, подскажет дополнительные рецепты семейного долголетия.

Метки:
baikalpress_id:  21 970